Протоиерей Димитрий Смирнов “Я некоторым запрещаю исповедоваться в монастырях”

Выступление протоиерея Дмитрия Смирнова, председателя Синодального отдела по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными организациями Московского Патриархата, настоятеля храма свт. Митрофана Воронежского на Хуторской на круглом столе «Подготовка ко святому причащению: историческая практика и современные подходы к решению вопроса» 27 декабря 2006 года.

Во-первых, я просто счастлив, что эта тема обсуждается. И что есть желание обсуждать такие актуальные темы здесь, за Круглым столом в Даниловом монастыре.

Хочу рассказать о двух эпизодах.

Первый – в Лавре я наблюдал такую сцену. Мама чуть не плачущим голосом просит иеромонаха причастить мальчика. Иеромонах ей говорит: “Так он же не исповедовался”. Она:”Сыну семь лет только сегодня исполнилось”. Он: “Нет, без исповеди нельзя”. Как жаль, что она не сообразила сказать, что он родился вечером! Я это сам видел на солее Успенского собора.

Второй эпизод. В одном монастыре на Афоне, очень хорошем, я узнал, что монахи причащаются в субботу. Почему? потому что в пятницу пост. А в воскресенье уже не причащаются.

Мне кажется, что в памятку ко причастию необходимо внести такую главу, как “лекарства”. Потому что очень много священников считают лекарство едой. Нитроглицерин, лекарства при диабете – всё это еда, т.е. падай в кому, но в рот не бери. Поэтому надо где-то обозначить, что лекарства не есть еда. Как и запивание лекарства молоком – это не нарушение поста.

Каноны Православной Церкви предписывают причастие в Светлую Седмицу.

Я когда-то предлагал такую схему. Кто причащается раз в году – тот должен поститься весь пост. Т.е. месяц поститься и где-то в конце поста причащаться. Кто причащается раз в пост – тому поститься неделю. Кто причащается раз в месяц – тому три дня. Кто причащается раз в неделю – то среда и пятница и в субботу всё-таки без мяса.

Необходимо сказать об Евхаристии, как о стимуле, в первоначальном значении этого слова – в пастырском окормлении. Если христианин привык причащаться, то отлучение его временное пастырем является инструментом его пастырского окормления. И окормлять и воспитывать таким образом можно только постоянно причащающегося человека. Например, я однажды отлучил одну женщину на целый год, т.к. она занималась разрушением семьи своей дочки. Благодаря тому, что она часто причащалась, для неё это было серьёзно, хотя и не помогло в итоге.

Исповедь у другого духовника. Конечно, это возможно и никаких препятствий мы не ставим. Но!.. очень часто человек отправляющийся в паломничество в какой-то монастырь приезжает с квадратными глазами, с какими-то епитимьями. И я некоторым запрещаю исповедоваться в других монастырях. Потому что человек возвращается полностью с разрушенной духовной жизнью, с полностью мозгами “набекрень”. У нас же старцев в стране, которые пять лет назад рукоположены, но они с бородами, у них саны, кресты – все дела. И потом некоторые после них уходят из общины, становятся “иэнэнщиками”, ещё кем-то… Поэтому некоторой категории граждан наших и прихожанам нельзя исповедоваться в других местах. Потому что некоторые духовники, даже ничего не узнав о человеке, в капусту рубят его душу.

Благословение на причастие. Наша многолетняя практика состоит в том, что мы перед Рождеством и перед Пасхой говорим всем заранее, что нужно исповедоваться в течение недели-полутора, и потом, если никого не убил, можно причащаться без исповеди.

Очень удобная форма для тех, кто любит исповедоваться подробно – письменная форма, которая практиковалась у нас ещё в начале 20-го века.

Я почувствовал очень большую разницу между приходами большими и очень большими.

Какой-то процент людей – я его оцениваю в 15 – пришедших в воскресенье – это люди, пришедшие в первый раз. Как-то их отделить в отдельный придел или поднять на второй этаж двухэтажного храма пока не представляется возможным. Не можем мы так организовать их, тем более все они приходят в разное время. Тем не менее, надо постараться этому человеку, вновь пришедшему, дать максимум. И даже если он пришел поздно, если он никогда не постился и не знал что это такое, если он действительно пришел с раскаяньем, а таких много, по-своему подготовившихся к исповеди – я считаю, что такого человека причастить не только можно, но и нужно. Но снабдив его сведениями о том, как надо готовиться. Я всегда спрашиваю: “Есть ли у тебя молитвослов? читал ли ты Евангелие? есть ли оно у тебя?” Даём ему правило читать Евангелие с этого дня каждый день, рассказываем о посте и говорим, как надо впредь готовиться. Но в тот раз причащаем всё равно. Как дитя.

Если у человека нет смертных грехов… А самый распространённый грех – это так называемый “гражданский брак” или “у меня есть любимый человек”. Я ему говорю, что любить друг друга – это очень хорошо, но ваши отношения – это не просто любовь, это уже больше супружеские отношения, поэтому решайте с любимым человеком этот вопрос, будете ли вы созидать семью и если будете – давайте это делать скорее, а я готов повенчать бесплатно. Если же он любит, но не настолько, я ему говорю, что в церковь, по идее, в таком случае дальше притвора входить нельзя, потому что это противоречит заповедям Божьим.

И вот если так поговоришь по-доброму, объяснишь, очень многие потом женятся…

Читайте также:

Протоиерей Владимир Воробьев: Подготовка ко Святому Причащению: подходы, которые сложились для совершенно другой жизни

У нас в приходе много семей, где по семь-восемь детей; у кого-то девять детей, даже двенадцать. Родители в таких семьях живут подвижнической жизнью. Требовать, чтобы эта мама, всю жизнь отдающая своему подвигу, вычитывала все каноны и акафисты, и поэтому ее до причастия не допускать… Мне кажется, это зверство!

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Эх, Машенька, я думал, ты хорошая девочка!

Говорить подростку, что Бог его накажет, – это преступление

Как нельзя исповедовать подростка

Подростку нужно увидеть, что в него верят. Никто не любит, когда его учат жить.

Не путайте исповедь с психотерапией

В этой жизни без ошибок ничему не научишься