Кто мы?

Сегодня женщина упала на остановке. Хотела присесть на скамейку, жерди разошлись, и женщина упала. Эту остановку установили около года назад. Для благоукрашения…

Священник Димитрий Шишкин

Сначала с неё свинтили гайки и вытащили болты, так что жерди уже не крепились, а просто лежали как придётся на кронштейнах. Потом и вовсе одну за другой две жерди спёрли. Потом пропало плексигласовое стекло. Одно. Потом второе. И третье. Их аккуратно отвинчивали и уносили невесть куда одно за другим с выдержанными промежутками в пару недель.

Я часто жду маршрутку на этой остановке и наблюдал это методичное разрушение. И единственное, что меня веселило, – это надпись, предусмотрительно наклеенная в первый же день установки сооружения: «Внимание, ведётся скрытая съемка!».

Это как шутил один мой знакомый. Если кто-нибудь ронял и разбивал чашку или совершал другую досадную оплошность, приятель с комической серьёзностью замечал: «Ничего, ничего, я смотрю…»

Всё больше людей твердят о каком-то европейском выборе, но в головах-то у нас даже не Азия – Азия богата и крепка традициями, – в головах у нас вообще невесть что!

Около другой остановки спёрли люк. Дыру прикрыли наполовину бетонным блоком, и он лежит так уже несколько лет. Когда коммунальщикам понадобилось что-то в люке сделать, они отодвинули блок, сделали своё дело и ушли. Теперь люк зияет, а бетонный блок килограмм в 200 лежит рядом.

Каждый день в самых неожиданных местах я нахожу выброшенные пакеты с мусором и  никак не могу понять человека, который это делает.

Ну вот, ты идёшь, несёшь мусор. До бака тебе осталось пройти каких-нибудь 50 метров и вдруг – раз! – ты бросаешь мусор на обочину и идёшь себе дальше. А мусор лежит, гниёт и растаскивается собаками. Что у человека в голове, скажите мне. Что?!

photosight.ru. Фото: Иван Глушков

photosight.ru. Фото: Иван Глушков

Есть у нас в городе памятник подпольщикам, основание памятника облицовано розовым гранитом. К этому обелиску в дни воинской славы несут цветы…

Однажды утром из постамента исчезли четыре или пять плит гранита, и несколько месяцев зияли серые квадраты цемента. Ну, скажите мне, на что такое сверхважное должны пойти эти плиты, чтобы их прийти ночью и выковырять из памятника? На что?!

…Европейцы…

Встретил старого приятеля и решили прогуляться вдоль набережной, вспомнить былые дни… И оказалось – как много изменилось в привычном ландшафте за каких-нибудь десять лет!

Цветёт и благоденствует только то, что относится к сфере личного интереса.

Двухэтажный дом дореволюционной постройки разделён надвое. Первая часть сияет безупречностью евроремонта – здесь, очевидно, расположен офис небедной компании. Небедной, потому что недвижимость в этом районе города стоит прилично.

Вторая часть являет собой образчик крайней нищеты. Очевидно, здесь доживают век старики, в прямом смысле влача жалкое существование, и только природный стыд не позволяет им выйти на паперть.

Фасад, давно некрашеный, какого-то грязно-охристого цвета, местами с облупившейся штукатуркой, так что обнажается кладка. Лепные карнизы обрушены, прогнивший огрызок водосточной трубы болтается высоко над землёй, так что вода в дождь хлещет на тротуар и заливает всё тот же фасад, в этом месте зелёный от плесени. Вероятнее всего и крыша течёт, так что старушки в дождь подставляют под тёмные трещины в потолке корыта…

А рядом, через стенку – свой, отдельный рай, и за этот рай тебе зубами горло порвут, потому что «вот этими самыми руками сам, сам этот рай строил и… плевать на всех остальных!»

Один дом… Образчик всей нашей жизни.

photosight.ru. Фото: Игорь Кравчук

photosight.ru. Фото: Игорь Кравчук

Проходим мимо школы.

«Э-э, постой, – восклицает приятель, – да здесь же был железный забор. Метров пятьдесят замечательного забора!»

Да я и сам помню, что был.

А вот нетути. И ведь не ночью его, должно быть, спилили тайно, а днём, на виду у всех. Приехали люди в оранжевых жилетах с автогеном и деловито срезали. Наверное, и основания для этого были найдены, и даже доводы в подтверждение полезности…. Мол, другой забор воздвигнем, краше прежнего…

Но другого нет, а тот – железный, очевидно, сдан в металлолом и не бомжами несчастными, а… Кем? Серьёзными с виду людьми, но не бомжами – точно.

«Вот-те раз! – всплёскивает изумлённо руками приятель… Постой, да как же так! – он не верит своим глазам. – Да вот здесь же школьный сад был!..»

Был, да сплыл, а теперь на этом месте глухая стена, а за ней – презентабельный коттедж, скромные владения удельного князька. Ну, как будто так и было всегда… Но ведь не было…

И все всё видят… все всё знают… и – ничего.

Мне случалось освящать такие дворцы. Какая же в них царит пустота!

В одном обитал с молодой женой председатель христианской партии. «Наша партия, – говорит, – планирует на Пасху изготовить самый большой кулич в Украине… полтонны. Сейчас идут переговоры о технологических деталях… Митрополита хотим позвать, чтобы освятил… Нет, не для пиара, не подумайте, а так… от души…»

Приезжаем в элитный район. Шлагбаум, охранник в будке. Лужайка с газоном, пруд, внутри – мраморное фойе, как в местном дворце пионеров, и – пустота.

Отслужили молебен, освятили дворец. В напутственном слове говорю, что надо, мол, читать Новый Завет… заповеди исполнять. На выходе, по дороге к машине хозяин, смущённо понизив голос, спрашивает:

– Батюшка, а Новый Завет это… что-то я запамятовал, это что?»

– Вторая часть Библии.

– А, ну да, конечно… я так и догадывался!

Поверьте, я не шучу! Председатель христианской партии!

После семидесяти лет вынужденной нищеты и хронического недоедания главным достижением свободы нам кажется возможность наесться вдоволь и насладиться роскошью.

Остаётся только ждать следующего этапа, когда придёт трезвая мысль: а зачем мне столько всего и что теперь делать с хроническим ожирением? И если милостью Божией эта мысль придёт – очень важно, чтобы ответ на неё был правильным.

Чтобы вместо липосакции вспомнить о воздержании, чтобы вкладывать средства не в фешенебельные особняки, а в развитие, скажем, русской деревни… Но для этого нужна не просто культура, для этого нужен особенный духовный строй, и этот строй может создать только православная вера.

Никакие самые правильные законы и политические режимы, мудрые правители и сверхприбыли не сделают нас счастливыми, если мы будем оставаться пакостниками. Если всё так же будем жить, походя попирая законы нравственного и духовного здоровья.

Но, чтобы остановить невиданную экспансию нравственного, духовного разложения, нужна именно политическая воля. И воля одухотворённая.

photosight.ru. Фото: Роман

photosight.ru. Фото: Роман

Мы больны, дорогие мои, нам лечиться надо. Но лекарства внешние нам уже не помогут.

Что мы собираемся модернизировать и для кого, если всё растаскано, пропито, разбазарено и разрушено не вандалами пришлыми, а нами, нами самими, тем большинством, которое и составляет нашу хвалёную демократию? Демократию хамства, тупости, жадности и воровства…

Как же не понятно ещё, что надо помочь людям измениться духовно, нравственно, помочь им на государственном уровне.

Как? А как помогают запойному пьянице? Дать альтернативу, возможность иной жизни, помочь, оградить от соблазнов.

А у нас соблазн – первый и легальнейший способ выкачивания денег из человека. Мощнейшая индустрия, при полном попустительстве и потворстве властей предержащих. Индустрия развращения.

Мы погибнем как единый народ, если государство не воцерковится. И это факт. Идёт война не на жизнь, а на смерть, на истребление нашего народа, на выкачивание из него последних духовных, нравственных соков, а мы всё мнёмся: да ладно… ну, ничего… как-нибудь обойдётся… всё-таки у нас демократия…

Духовное, нравственное здоровье народа – именно это должно стать главной, стратегической заботой власти. Без обсуждений. И больше нельзя откладывать на завтра то, что нужно было сделать позавчера.

Читайте также:

Старец Илий о вере в России

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
10 причин любить Россию

Только в нашей стране можно неделю ехать в поезде в одну сторону

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: