Бобслей по-кемеровски: главное, чтобы дети были довольны

|
Пенсионер Леонид Кузьмин шестой год подряд строит горки для детей. Денег за катание он не берет, а желающих прокатиться бесплатно угощает чаем и печеньем.

У необычных ледяных горок в поселке Инской Кемеровской области нет вывески, и к ним не ведут указатели. Но если спрашивать прохожих: «Где живет Леонид Кузьмин, построивший бобслейную трассу?», почти все точно укажут дорогу. Несмотря на то, что в поселке проживает 16,6 тыс. жителей, Кузьмин здесь – местная знаменитость.

Автор фото: Алла Мождженская

-25С на градуснике, и в воздухе ощущается явный смог. Ярко-красное солнце встает где-то за горизонтом, но даже в 10 утра его почти не видно – «режим черного неба» не редкость для Кузбасса. Заряженный на 100% телефон в таких условиях разряжается в три минуты, но перед этим я успеваю созвониться с Кузьминым и выяснить, что иду непонятно в каком направлении. Оставшись без связи и гугл-карт, надеюсь только на случайных прохожих. И правда, слово «горки» оказывает почти магическое воздействие на встречных: понимающе кивают головой и показывают, как лучше пройти оставшиеся несколько километров.

Человек я такой: где живу, там и делаю что-то хорошее

– Дядя Леня! – протягивает руку пожилой мужчина. Кузьмин встречает меня на полпути к нему домой. Как заботливый дедушка, он хлопочет на кухне, заваривая чай, просит жену поставить что-нибудь к чаю, интересуется, не простыла ли я, пока целый час блуждала по частному сектору. Из окна большого дома, построенного на двух хозяев, видны те самые горки, так популярные у местной детворы. Но с утра они пустуют – в такой мороз мало кто захочет и нос высунуть на улицу.

Автор фото: Алла Мождженская

Ледяную трассу с крытыми модулями и крутыми виражами Кузьмин строит уже на протяжении шести лет. Практически, это 40-метровая бобслейная трасса с поворотами, трамплинами и бортиками. Более сотни ребят не только из окрестностей Инского, но и ближайших городов и поселков, приезжают сюда покататься на выходных.

– Такие горки с разворотами строю уже шестой год. Как пошел на пенсию, так времени стало побольше… – рассказывает Кузьмин. – Я и раньше горки делал – прямые, но как-то не интересно стало, и решил разнообразить их, с разворотом сделать.  Ребятишки едут и возвращаются назад к ступенькам. Им очень нравилось! Я в первый раз делал в своей усадьбе, но там места мало, и горка получилась коротенькая. Потом, в 200 метрах от  моего дома есть лог небольшой, я там сделал горку. Воду туда на руках таскал. Тяжело, конечно, силы уже не те, что в молодости…Дети после школы портфели бросали и уже на этой горке катались! А потом брат мой уехал в Татарстан к своим детям, и я посмотрел на территорию возле его усадьбы: естественный уклон есть, сильно огород вроде не порчу, и сделал горку, длинную, с двумя разворотами. И классно получилось, дети очень довольны!

Свой рассказ Леонид Кузьмин ведет обстоятельно: помнит, какую горку в какой год сделал, как все постепенно развивалось, какие использовал материалы для обустройства. Видно, что общественная работа ему действительно интересна.

– Многие детишки боялись с больших горок кататься, я сделал поменьше, – продолжает он. –  И очень им понравилось лазить здесь. Смеху очень много! И меня, конечно, бодрит детский смех.  Постепенно я пришел к тому, что огородил отдельный домик и получилась закрытая горка. Там стоят столики, скамеечки, можно попить чай, снега и ветра нет, очень удобно.

С каждым годом я старею, силы не те, поэтому сейчас делаю все капитально, чтобы потом не разбирать. Тоннели все сделал безопасные, из б/у материала.  Я заметил: когда меняют крыши домов, там выкидывают старые стропила, шифер ненужный. Позвонил в службу единого заказчика, объяснил ситуацию, они разрешили взять использованные материалы. Сделал внахлестку, чтобы ни одного угла, ни одного зацепа не было. Дети если даже если поскользнутся, никогда ни обо что не ударятся. И получилось все хорошо!

К зимнему сезону Кузьмин начинает готовиться с осени, и делает это основательно, по «науке»: выравнивает грунт, кладет шифер на повороты, накидывает снег, заливает лед.  И делится со мной секретами технологии:

– Горки лучше делать из мокрого снега. Я его собрал – и толкушками, ногами его уплотняю. Он становится как камень, и такая горка будет стоять до самой весны и не провалится. А люди как обычно делают? Насыпали рыхленького снега, чуть-чуть полили, и потом все провалилось. И они говорят: «Вот, горки нет».

Конечно, надо вкладывать и в такую работу немножко души, внимания, заботы, чтобы горки были хорошие и прочные.

Интересуюсь, кем работал до пенсии, откуда такая любовь к общественной работе?

– А человек я такой, – отмахивается Кузьмин. – Где живу, там и делаю что-то хорошее. Горками я занимаюсь смолоду, как свои дети появились.  Работал водителем школьного автобуса 3,5 года.  И детишек много у меня знакомых появилось. Они все: «Дядя Леня! Дядя Леня!». Ко мне ходили, когда были еще в детском садике. И «пить хочу», и «писать хочу», и дядя Леня с ними все это… А сейчас они выросли, большие, уже 5-6 класс,  а я остался для них тот же дядя Леня.

 

 

Автор фото: Павел Сайганов

Мы останавливали самосвалы и объясняли: ребята, дорога всем нужна

Большую часть жизни Леонид Кузьмин прожил в Чертинском поселке в том же Беловском районе. «Здесь прошли мои лучшие годы!» – вспоминает он свою молодость. Построил дом, обзавелся семьей.

– Пока там жил и работал, столько энергии затратил! У меня много ее было! Я водителем проработал 47 лет, с 1968 года. Профессия интересная, мне нравилось. Я на трале экскаваторы, бульдозера, комбайны – все возил. Буквально в лицо знаю все  разрезы и стройки Кузбасса. За всю жизнь проехал три-четыре миллиона километров, не меньше! От Находки до Москвы, Алтай, новый Уренгой, Север –  везде был. Дальний Восток – это вообще пустота. Едешь – 300-400 км, ни одного населенного пункта нет. Горы, леса, обгорелые до самых вершин. Это страшно. Огромнейшая наша страна, конечно.

А начинал я работать автослесарем. Неграмотный был, но работу качественно делал. Собирал МАЗ 205 – их сегодня уже не выпускают давно. Один раз я выполнил норму по сборке на 160%, в истории  такого, наверное, не было. Пригласили художника нарисовать мой портрет красками на доску почета. Это было приятно – и для мамы, и для папы. Я только из ГПТУ пришел, 17 лет было, а мой портрет уже краской нарисовали!

Автор фото: Алла Мождженская

Потом у Кузьмина была армия, после которой по комсомольской путевке поехал строить завод КАМАЗ в Набережных Челнах. Чуть было не отправился на строительство БАМа, да родственники вовремя отговорили. Но вернувшись в Кузбасс в 80-х годах, развил здесь бурную деятельность по благоустройству. Работая тогда на автобазе, Леонид Кузьмин упорно добивался вывоза огромных куч мусора и шлака с поселковых улиц. Благодаря его энергии и упорству, 300 грузовиков мусора были вывезены прочь.

– Я незаконные мусорные свалки в Чертинском как убирал? Привлекал попутные машины, с главой города общался. Договаривался, убеждал руководителей убирать свалки. Говорил: «Неужели вам не противно смотреть на это?». Они соглашались.  Один выделял бульдозер, другой трал, третий грейдер, но командовал и организовывал все это я. За мою деятельность меня назначили замдиректора по строительству. Но образования-то у меня  не было, всего 8 классов. Я мало читал, а это же интересоваться надо тем, что пишут по разработкам новых технологий. А я если читать начну, засну запросто… Не мое, конечно. Но побывал я в начальниках 1,5 года. А мне что-то живое надо, руками делать, мастерить, этого очень не хватало.

Помимо уборки свалок, рассказывает Леонид Кузьмин, он с помощью неравнодушных  местных руководителей шахт, разрезов и администрации благоустраивал дороги, детскую площадку с качелями и каруселями.

– Как-то сделали у нас дорогу, а там такое «корыто» зимой получалось, что две машины разъехаться не могли. Нам дали экскаватор, мы бордюры выдрали.

А дальше просто, останавливали самосвалы и объясняли: ребята, дорога нам всем нужна, потратьте пять минут, помогите!

И они грузили этот строительный мусор и отвозили в болото. Так мы сделали нормальную дорогу для всех.

В свое время я на улице Дальней построил 2,5 километра водопровода за 3 месяца. Я был у всех директоров шахт, и никто никогда не отказывал. Под лежачий камень вода не течет, а я к ним приходил и просил: кто даст трубы, кто экскаватор, и так далее. Город 2 километра капитального водопровода построил за год. А я, простой водитель, за 3 месяца!

Фото из личного архива Леонида Кузьмина

– А это – показывает он старые фотографии – я сделал качели для ребятишек во дворе. Галя, жена моя, на стройке сварщиком работала тогда. Она помогла сварить металлолом, и получились такие карусели.

Мне часто говорят: «Надо деньги брать за это»

Пока Кузьмин вспоминает свою биографию, на улице теплеет. Солнце из красного приобретает обычный цвет, и «горка с разворотами», как называет ее Кузьмин, начинает ярко блестеть.  Вспоминается:  «Вот моя деревня, вот мой дом родной, Вот качусь я в санках по горе крутой». Горка, правда, не крутая, но извилистая и прозрачная, как застывший ручей.

– К вам вот так запросто прийти можно? – спрашиваю я. – Или надо заранее звонить и предупреждать, что дети хотят покататься?

– Никто не говорит: «Я хочу у вас на горке покататься».  Все приходят и катаются. Родители ребятишек пускают охотно. «У дяди Лени лучшие горки в мире!» – так они говорят!  А сколько радости у взрослых! Катаются и в 45 лет, и в 60. С внуками приходят и не могут потом оторваться. Одна дама из администрации в колготках на горке полдня каталась, так ей понравилось! А журналист приезжал ко мне сюжет делать, ему 35 лет,  так два часа подряд катался, потом еще друзей позвал.

Автор фото: Павел Сайганов

– За вход деньги не берете?

– Нет, горки у меня бесплатные.  Мне часто говорят: «Надо деньги брать за это».  Люди на деньгах с ума сошли. Да я не жил богато и нечего начинать. Лучше детской благодарности нет ничего. Люди оказывают помощь какую? Чай приносят, чтобы можно было его попить на горке. Я печенье покупаю к чаю.

– На семейный бюджет это не влияет?

– Нет. Конечно, на одну только пенсию содержать и семью, и ребятишкам что-то  покупать я не смогу. Пенсия сейчас такая – только чтобы самому прокормиться, 15 тысяч.  Но я не считаю, что делаю это в ущерб семье. Мы с голоду никогда не умирали.

Конечно, построить такую горку – дело затратное: саморезов на пять тыщ накупил, поликарбонат – 3 тысячи, краску купил на 2,5 тыс, солярка на машине, чтобы шифер перевозить, тоже денег стоила. Все выходит в копеечку. Но меня вот губернатор Кемеровской области Аман Тулеев в прошлом году наградил медалью под №1 «За веру и добро», и  премию выдал – 10 тысяч, считай, все компенсировал.  Жена с пониманием относится, она уже смирилась. Но чтобы добро творить – надо что-нибудь вложить, чтобы что-то получилось. Сейчас мой труд замечен, и это хорошо.

Автор фото: Алла Мождженская

Наконец, мы выходим на улицу. Ребятишек на горке пока нет, но дядя Леня все равно очищает трассу самодельной метлой из рыболовной сетки. Из динамиков доносится музыка. Весело!

Кузьмин проводит небольшой ликбез. По его словам, самые лучшие ледянки – сделанные из старых бамперов. Они крепкие, долговечные и очень быстрые.

– Где беру их? А езжу по автомастерским и прошу старые бампера, которые все равно выкидывать. Мне отдают их. Сейчас уже под 300 ледянок наделал. Всем хватит! Я срезаю острые углы, и дети могут спокойно ездить, никто не травмируется.

Чтобы попасть на самую большую горку, прохожу в домик, надстроенный над ней. Здесь все украшено по-новогоднему, сидит двухметровый плюшевый пес. По стенам – фотографии, сделанные на горке в разные годы, светодиодные фонарики.

– Ого, – удивляюсь я. – у вас тут и Новый год встречают, оказывается!

-Конечно, – улыбается Кузьмин. – В прошлом году ребятишки до четырех часов ночи катались! Такой у нас праздник был!

Еду с горки. Раз – и уже 40 метров трассы позади. Понимаю, почему многие называют трассу «бобслейной» – повороты, небольшие препятствия, хорошая скорость и ровный лед. Все вместе это дарит радость и эмоции. Пошла на второй заход, пятый, 18-й…оторвите меня кто-нибудь ото льда!

Усилием воли возвращаю ледянки. По глазам Кузьмина вижу, что он доволен не меньше моего. Будет потом рассказывать, как приезжала к нему журналистка в мороз и тоже не могла оторваться от горок!

Автор фото: Алла Мождженская

Напоследок дядя Леня показывает мне площадку неподалеку от дома. Это старое футбольное поле, сейчас оно очищено от снега и выровнено для того, чтобы на нем можно было кататься на коньках. В планах у Кузьмина поставить там хоккейную коробку, но все упирается в финансирование.

– Сколько я обращался  в различные инстанции, никто не помогает. Вообще, на частный сектор со стороны государства нет внимания никакого, даже копейки не закладывают на благоустройство. Раз в 30 лет если две копейки дадут, и будут козырять, что помогли. Люди очень пассивные. Не хотят вникать, принимать участие. Там можно было бы поставить хоккейную коробку. Я просил, но местные власти не хотят.  Были бы люди дружнее, можно было бы горы свернуть.

Леонид Кузьмин уверен: сделать что горку, что каток, может каждый. Главное – иметь большое желание.

– Меня с детства приучили: чтобы я ни делал, все должно быть красиво. Только мы часто не заботимся  о своем общем доме, о чистоте и порядке.  Если бы каждый от себя хоть немного делал для благоустройства того места, где сам живет, наша жизнь была бы намного лучше, чем есть, – говорит мне на прощание Кузьмин.

Я уезжаю и вижу, что к дому дяди Лёни потягиваются дети. На улице тепло, и значит, сейчас начнется беззаботное веселье, которое есть в воспоминаниях каждого: снежные горки, друзья, опережающие тебя на более быстрых ледянках,  теплый чай и веселый смех. Кто знает, быть может именно здесь уже учится ловкости и бесстрашию будущий олимпийский чемпион по санному спорту – ведь для успеха необходимо комфортное пространство, радость и поддержка старших друзей.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
При чем здесь «Лего», а также как накормить большое семейство и сэкономить на репетиторах
В Москве должен появиться перинатальный хоспис - там будут помогать в таких случаях, какой был у…

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: