Любовь и Крест

Любовь и Крест

Крест, хранитель всея вселенныя,

Крест, красота Церкве:

Крест, царей держава:

Крест, верных утверждение:

Крест, ангелов слава, и демонов язва.

Какая выгода от креста? Никакой. Если бы крест давал доход, то банки выдавали бы не кредиты, а кресты. А больницы прописывали бы святую воду и милосердие. Слава Богу, это не так. Слава Богу, что крест не приносит дивиденды, кавказское долголетие и многочадие. Слава Богу, что Он уберег нас от поклонения  Мамоне или богу Кредиту. С ними бы у нас сложились неприятные отношения  на основе коммерции.

И почему бы не жить богато и свято? Так прекрасно жил царь Мелхисидек, бывший одновременно царем и священником. Не менее замечательно жил праотец Авраам, у которого было и богатство, и благодать такой силы, что он мог беседовать лично с Богом. Иногда так и говорят: «Он стяжал Авраамово благословение» – это когда и деньги и праведность в одном лице.

Однако замечено, что деньги с праведностью как-то не дружат. Изобилие обычно не травмирует только каких-то совершенно удивительных и очень редких людей, таких как семья Романовых, Иулиания Муромская или святая Клотильда, королева франков. А так, при изобилии, чаще всего человек падок на грех и глух к Небу. Недаром Евангелие говорит, что легче верблюду войти в игольное ушко, чем богатому в Царство Небесное. Или как у Гоголя в «Ночи перед Рождеством» казаки отвечали царице:

“Мы не чернецы, а люди грешные. Падки, как и всё честное христианство, до скоромного”.

Дайте человеку необходимое — и он захочет удобств. Обеспечьте его удобствами — он будет стремится к роскоши. Осыпьте его роскошью — он начнет вздыхать по изысканному. Позвольте ему получать изысканное — он возжаждет безумств. Одарите его всем, что он пожелает — он будет жаловаться, что его обманули, и что он получил не то, что хотел.- Эрнест Хемингуэй

Конечно, у Бога все равно просят что-нибудь полезное в хозяйстве. А у кого еще просить? У людей? Христос не остается равнодушным и таким просьбам. Ведь Он накормил пять тысяч человек (не считая женщин и детей). А если считать и женщин с детьми, то примерно двенадцать тысяч человек. Из них только двенадцать человек пошли за Ним. Ни один из жителей Тиверии, что при Тивериадском озере, которые наелись этой рыбы и этого хлеба,  не последовал за Христом. Как было двенадцать апостолов, так и осталось. То есть, хлеб не родил любовь. Из этого видно, что путь насыщения – это не путь вовсе.

Да,  и если мы примем от Креста дивиденды, то мы будем подобны не Богу, а Иуде, выжавшему из проекта «Мессия» тридцать серебренников. То же самое со здоровьем, удачей и успехом. Вера христиан не маркитантство.

Но если бы, все-таки, Господь дал бы всякому человеку по его сердцу, то храмы бы заметно опустели. Если все есть, то зачем туда ходить? Сын не пьет, сам здоров, деньги есть, зачем в церкви время тратить? Дела надо делать. Некогда. А вот доживу до старости, там и посмотрим.  Вероятно, на Западе храмы потому и опустели, что пенсия нормальная, медицина хорошая, а население социально очень защищено. Трудно сказать, что было бы у нас, достигни мы западного уровня жизни.

Человек редко просит Христовой любви, щедрости,  или чистого сердца. И никогда  никто не просит креста.

45691229_497534

Крест просить страшно. Нам всем кажется, что куда еще тяжелее, чем мне? И так еле-еле несем свой маленький крестик. Даже примета такая есть: ни за что не поднимать крестик, найденный на улице, а то чужой крест ляжет тебе на плечи рядом со своим. Пусть лучше этот кусочек металла валяется в пыли или в грязи. Человек в ужасе пятится от такого места. Мы ведь не мазохисты.

Или другая крайность. В прошлом году революционная публика вбросила в Церковь пробный шар с проверкой на восприимчивость к культу страданий и унижений. Попытались надеть на Церковь личину толстовства или карикатурного буддизма. По их версии унижение и податливость чужой злой воле и есть христианство. Революционные христиане едва не бросали в окна тюрем гвоздики возбешаемым святотатцам. Журналисты стыдили православных, призывали к покаянию и проводили мысль, что батюшки виноваты в том, что бес местами схватывает очень крепко тех или иных хулиганов. Однако не прошло.

Христианство – это не сладость страданий, причиняемых жертве. Самодостаточность и наслаждение в мучениях  это не вера, а психическая болезнь. Бессмысленные жертвы также вредны, как и само преступление, потому что способствует расцвету порока. Христос, например, не просил прощения у слуги первосвященника ударившего Его по щеке. Это был тот же человек, которого Иисус исцелил от паралича у Овчей Купели. Он не стал рефлексировать и просить прощения за то, что Он как Бог, не сделал всего того, что мог бы дать этому злобному старику в его трудной жизни. Не стал Себя укорять за то, что позволил этому несчастному столько лет страдая пролежать у общественного бассейна без помощи и сочувствия, и только на склоне лет поднял его от одра.

Не просил простить, что не  кормил его блинами и не приходил выслушать его жалобы. Он также не просил прощения у Пилата, Каиафы и Иуды, что, дескать, извините, в этом в чем-то Моя вина, что вы стали такими. Он не сказал им:  Извините Меня за то, что вас пришлось выбрать в качестве расходного материала истории, вам теперь, к сожалению, придется посидеть на самом дне Ада. Я очень сожалею».

Дело не в том, что Господь не вежлив, а в том, что в этом, косвенно, проявляется Его отношение к свободе воли человека. Свобода – дар Божий, данный Адаму при творении, в знак подобия Творцу. Свой собственный дар Бог никогда не забирает обратно. И блины тут ни причем, так как невозможно быть православным более чем Сам Бог. Выбрал ты себе ад или пляски с бубнами в храме, стало быть, это твой выбор, который мы свидетельствуем.

Наша вера не в угоде плоти и не выгоде. Она также не в страданиях. Она в другом –  в Кресте, который над ними,  над миром и в Том, кто на нем. Только в  Нем имеет смысл и честное стяжание и святое страдание. Страдания и стяжание, без хождения перед Богом, не только пустое дело, но и вредное.

Почему христиане берут себе кресты во время крещения если это невыгодно и опасно? Зачем вообще становятся христианами, если совершенно очевидно, что здоровье и удача в Церкви подобны лотерее? Вот, часто молятся, ездят по святым местам, постятся, а удачи нет как нет. И только единицы отхватывают исцеление от рака или освобождение от кредиторов. Крест это не джек-пот в загадочном и случайном  мире. Мы на кон сто рублей на свечу, а там как рулетка остановится. Что же делает крест Крестом?

Любовь.

Крестная  любовь – это ключ к Царству небесному и к земному счастью, который мы сами должны провернуть в замочной скважине Рая. Казалось бы, не сводимые вместе вещи: Любовь и крест, на самом деле они взаимосвязаны. Они две стороны одного и того же  идеального состояния между людьми и между человеком и Богом. Крест, который мы принимаем, воспитывает самоотвержение и любовь. А любовь – это всегда святая жертва. Но крест самому не вынести и любовь, если она только от себя, быстро засохнет.

Христиане берут одно плечо креста, а второе берет Христос. Мы несем крест вдвоем с Богом. Что такое Крест для Бога? Для Него – это любовь, проявленная к человеку. Это путь, который он проложил для нас в Рай. Крест – это средство быть такими как нас задумал наш Небесный Отец – быть подобными Ему.

Для нас Крест – это отказ от хищного самолюбия, от звериной жестокости, от плотского возбешения. Казалось бы, это такие свойства, с которыми расстаться было за счастье. Однако, представьте себе, что вдруг от нас отнято сребролюбие. Как тогда найти смысл в работе? Или благодать пожилого возраста делает человека воздержаннее. Но, нет, продаются таблетки продляющие молодость и кураж. Человек боится быть ангелом во плоти. Оторвать от себя змеиную земную породу очень трудно. Вдруг грех, в самом деле, отнимется! Жизнь без греха кажется ужасной. Крест тяжел тому, кто любит деньги. Крест приносит страдания блудникам, пьяницам и закоренелым грешникам. Крест страшен убийцам и святотатцам.

В эту неделю мы падаем ниц, потому что нам стыдно даже думать о  том, что званы на Небо, а своей жизнью мы все еще подобны скоту. Ведь стыдно всем стадом прямо в царство Отца. Нехорошо будет, если там станут бродить злые стада. Мы  становимся на колени, наивно скрывая от Его великолепия наше лицо «украшенное» грехом.  Нам стыдно предстать перед Богом, как предстал перед Ним Адам, в фиговом листочке, и мы, стесняясь Его любви, склоняемся еще ниже.  Было бы ужасно так вот предстать перед  Любимым.

Но надежда на Его милосердие и уверенность в Его доброжелательности и помощи делают эту неделю светлой. Воспоминание о Божией помощи делают эту неделю гимном любви. Любви к нам Бога и нашей любви к Нему. Мы ведь кланяемся не потому что боимся, а потому что нам стыдно. Апостол Павел верно сказал что “В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх… Боящийся в любви несовершенен”. Страх и любовь взаимоисключают друг друга.  Если бы не любили, то и не было бы стыдно. Потому и стыдно, что какие-никакие, а мы любим Его. Вот, Господи, дурной я, а Твой. Он не может нас не поднять с колен, если мы сами того хотим. Но если мы делаем усилие, то Он обязательно поможет нам встать. Встанем, и Он обнимет, как Отец блудного сына. Даст на палец перстень, новую одежду и устроит пир.

Что бы стать перед Ним нам  нужно будет умыться милосердием, щедростью, приветливостью, незлобивостью, прощением Христа ради.  Христос сказал, что иго Мое легко. Иго любви, иго молитвы, иго милосердия – да разве это тяжесть? Это крылья. В самом деле, что в них страшного? Нам никто не предлагает вбить в наши руки и ноги гвозди, повисеть на кресте, войти на арену Колизея ко львам, отправиться в Гулаг. Слава Богу, в стране сейчас хоть худой, да мир. В этот пост надо стать хотя бы немного добрее и терпеливее, чем в прошлом году.  Наполнить сердце хотя бы одной каплей новой любви.

В эту неделю полезно вспомнить, что вера наша – не маркитантство, а Церковь – не магазин и не фельдшерский пункт. Церковь – это небесное посольство, где мы, тоскуя по Небу,  встречаемся с Богом на редком свидании. И мы рады встретить Христа, и просим дать нам Его Иго любви. И Он дает его –  наш тельник. Наш крест как обручальное кольцо  с Богом. И он Жених нашей души.

Крест, хранитель всея вселенныя –потому что мир стоит на любви

Крест, красота Церкве – потому что в Церкви источник любви

Крест, царей держава – потому что царство не стоит, если оно мешает любви Бога и людей

Крест, верных утверждение – потому что вера и любовь сестры, и нет силы, которая бы победила бы  любовь.  Как сказал апостол Павел: «Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится»

Крест, ангелов слава, и демонов язва – потому что бесам любовь невместима.

И это все о любви.

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Исповедь на Крестопоклонной

Все исповедники после шестопсалмия послушной цепочкой спустились в нижний храм кафедрального собора. Молодой священник прочитал общую…

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!