Митрополит Белгородский Иоанн: “Я люблю тебя, Жизнь!”

В день преподобного Сергия Святейший Патриарх возвел в сан митрополита архиепископа Белгородского и Старооскольского Иоанна, председателя Синодального Миссионерского отдела. О своем пути к православию и священству митрополит Иоанн рассказал Правмиру.

Митрополит Белгородский и Старооскольский Иоанн (Попов)

Родился в Иркутске, 1 сентября 1960 года. Закончил исторический факультет Иркутского государственного университета им. А. Жданова.В сентябре 1985 г. поступил в Ленинградскую духовную семинарию, а в 1988 г. в Ленинградскую духовную академию. 30 марта 1990 г. был пострижен в монахи с именем Иоанн в честь митрополита Тобольского и всея Сибири Иоанна, чудотворца. 18 июля 1995 г. в связи с образованием Белгородской епархии был назначен епископом Белгородским и Старооскольским. Решением Священного Синода от 26 декабря 1995 г. назначен председателем новообразованного Синодального миссионерского отдела.

Воспитал двоих усыновленных сыновей, один трудится в епархии, второй – после армии – учится в колледже.

Фото Юлии Маковейчук

Иркутск

Иркутск – это город с уникальной природой: озеро Байкал, река Ангара. Байкал находится как бы в каменной чаше, и оттуда, из этой чаши, вырывается Ангара. Разница между этой чашей наверху и Ангарой в районе ГЭС составляет 300 метров, поэтому течение Ангары колоссальное.

С другой стороны, Иркутск – это культурный центр. Это город декабристов – несмотря на  воззрения и близость к масонству, свой вклад в становление Иркутска они внесли. Иркутский университет дал таких мощных писателей, как Александр Вампилов, Валентин Григорьевич Распутин.

Кстати, Валентин Распутин – крестный моего отца.

Очень высокий уровень творческих отношений несмотря на давление советской идеологии формировал обостренное чувство свободы. Во времена репрессий Иркутск был одним из центров, куда ссылали профессуру, в основном из Ленинграда. После окончания срока выселок или после реабилитации они оставались и преподавали в университетах.

В Иркутске было много миссионерских школ. Родился и окончил иркутскую семинарию святитель Иннокентий Вениаминов (Иоанн Попов). Когда он учился в семинарии, ему за заслуги в учебе, за хорошие показатели присвоили фамилию Вениаминов – в честь известного архиерея.

Тепло холодного города

Климат Иркутска во многом определял отношения между людьми. Например, когда ты шел по улице зимой, то останавливались машины, предлагали сесть.

Было безопасно. Люди умели ценить человеческую жизнь. И она была, как ни странно, мерилом многих отношений в Сибири. Люди ошибочно думают, что тайга скрывает все следы. Наоборот, в тайге легче всего найти следы преступления. Затеряться быстрее в мегаполисах.

Отдушины

Родители были заняты работой и, к сожалению, разошлись. Самое строгое воспитание я получил от бабушки. Я помню, приходил из школы, вытирал пыль, потом делал уроки. Придя  с работы, бабушка сначала проверяла пыль, потом проверяла уроки, и тогда я мог спокойно поиграть. Был жесткий контроль, и у меня практически не было свободного времени.

Отдушинами в детстве были туристические походы. Когда можно пройтись по горам, замечательные наши просторы посмотреть, сбор ягод, шишки, грибы… Все как в известной песне: «Природа для народа – бесплатный магазин».

Как-то мы создали музыкальную группу, начали играть на школьных вечерах. Нас признали, пригласили в дом культуры. Бывало, что субботним вечером играли где-то, а утром я шел на олимпиаду.

Люди

Я часто бывал дома у Валентина Распутина, до сих пор встречаемся. Было общение с Владимиром Высоцким, я очень его уважаю. На том доме, где раньше жил мой отец, висит мемориальная доска: когда Высоцкий приехал сюда, он как-то вышел на балкончик покурить, взял гитару, начал петь. Собралась толпа.

Совершенно удивительные концерты давали Л. Филатов, В. Высоцкий, В. Золотухин принимал участие.

Новосибирск

После окончания университета я преподавал на кафедре общественных наук, так как окончил истфак. Затем меня отправили в аспирантуру в Новосибирск.

Новосибирск – это мощный научный центр. Там я приобщился к самиздату, мы возили его из Москвы чемоданами. Виктор Тростников – его замечательное произведение «Мысли перед рассветом», книжка отца Сергия Желудкова «Почему я христианин».И письма Аллилуевой, книга Спектовский «Технология власти».

К отцу приезжало много известных журналистов. Норберт Кухинке – это один из первых, который поднял тему Русской Православной Церкви за рубежом. Он был собкорром Штерна и Шпигеля, а еще снимался в фильме «Осенний марафон», играл датского профессора. В середине 80-х он издал в Германии альбом «Бог в России».  Это было немыслимо в то время.

Удивительное пространство по своей насыщенности выдающимися людьми. С одной стороны – знаменитые академики в Новосибирском городке, очень талантливые люди, свободные в мыслях. Когда мы устраивали чаепития, то размышляли обо всем, в том числе и о Евангелии.

Сменить тему!

Я пришел в Церковь еще на втором курсе, когда писал работу про церковь. Тогда декан истфака вызвал меня и сказал, что они решили сменить мне тему. Мол, ты в работе написал, что Русская Православная Церковь была единственным источником просвещения для всех народов. Но ведь это действительно было так!

Я пошел петь в церковь. Мой друг, с которым мы когда-то играли в ансамбле, стал регентом. Я пел в хоре, а мои студенты начали туда ходить.

Видимо, кто-то зашел, увидел, и тут же расползлись слухи, все начали ходить, смотреть, как я пою в хоре. Об этом узнали соответствующие органы и приписали мне религиозную пропаганду. Пришлось добровольно уйти с кафедры, написав заявление. Последствия коснулись и моих родителей. Отец ушел в артель, маму с работы «попросили».

Бригада

У меня были друзья в строительном деле, и мы организовали бригаду. Ремонтировали крыши, мягкие кровли, и я спокойно пел в церковном хоре.

Потом Владыка Ювеналий (Тарасов) поставил меня директором свечного завода. Помню, мне удалось, несмотря ни на что, сырье какое-то выбить.

Без выхода

После какого-то этапа ты понимаешь, что если полагаешься на волю Божью, то Господь тебя никогда не оставит. Мои однокашники университетские разделились: одни остались со мной, а другие, «троечники» или те, которые списывали, а потом стали лекторами в обществе знаний, начали сочинять, какой я был студент. Когда все это рухнуло, у них хватало наглости при встрече говорить мне «Ой, дружище!». Самый главный вопрос, который их интересовал: «Скажи, ты знал, что все рухнет, почему ты нас не предупредил?». Кому-то казалось, что это какая-то спецоперация.

Курск

В 1984 году Владыку Ювеналия по решению Синода переводят на курскую кафедру. Он уезжает и говорит, что надо и мне уезжать. Я дождался приезда Владыки Хризостомаи уехал в Курск. Там был иподиаконом, потом личным секретарем Владыки, затем поступил в Ленинградскую духовную школу и потом в Академию.

Нынешний Владыка Мануил Петрозаводский восемь раз ездил к уполномоченному по делам религии, чтобы я поступил в семинарию.

Я тебя не понимаю, но люблю

Семинария изменила все. Помню, домой приходили разные деятели, даже прокурор приехал, чтобы повлиять на моих родителей. Я благодарен маме, которая сказала: «Я тебя не понимаю, но я тебя люблю и буду с тобой, а не с ними».

Дом, где мы жили, находился рядом со школой. Я очень хорошо окончил школу, был первым учеником. И когда началась вся эта история с семинарией, то запросили характеристику из школы и обсуждали ее на педсовете. Мама шла с работы, а с педсовета выходили учителя. Тогда открылось лицо каждого из них. Некоторые говорили: «Да что же он натворил, лучше бы он пьяницей был или сел, что ж он позорит всех, в церковь ушел!». А другие учителя подходили и тихо говорили: «Держись, Людмила, и скажи, чтобы он помолился за меня». Этих учителей я потом благодарил. Но некоторые не простили категорически.

Мы встретились с учительницей по истории, когда я был уже архиепископом и приехал на какой-то юбилей поздравлять школу. Приехал, зачитал письмо от министра образования, а она говорит: «Ну как ты мог, я же тебя другому учила!». Я говорю: «Вы меня научили искать источник всей истории. Вот я и нашел».

Урок родителей

Главное, чему родители меня учили – не рассматривать человека статически, всегда давать шанс, всегда знать, что человек может измениться к лучшему. Родители всегда говорили, что человек меняется со временем. Еще мои родители умели вдохновлять людей. Они всегда умели объединять людей и через это объединение рождались хорошие дела.

И еще –  на примере родителей я видел, что любовь побеждает страх. Чем больше было трудностей, тем больше было любви.

Страх

Больше всего боюсь богооставленности. Это состояние во многом зависит от поступков человека. Если человек отходит от Бога, он может остаться один на один с собой. Это очень страшно.

Песня

Так трудно сходу сказать, какая песня любимая … Но я думаю, что если в песне «Я люблю тебя, Жизнь» –  Жизнь если написать Жизнь с большой буквы! А Жизнь  – это Христос – то это будет самая любимая песня!

Книга

Из художественной литературы? Часто перечитываю «Евгения Онегина» и «Доктора Живаго». Просто возникает потребность. А из святых отцов мне внутренне очень близки очень простые произведения святого праведного Иоанна Кронштадтского. А из богословов – Симеона Нового Богослова. Стремление к познанию таинственного и объяснению – есть в душе каждого человека.

Трудности современного пастырства

Мы живем среди хаоса чувств, хаоса эмоций, хаоса устоев. Меру жизни по Евангелию приходится определять в современном мире, который представляет собой  броуновское движение идей, эмоций, событий. Важно для пастыря не увлечься миром. Мир открывает двери для широких возможностей, но заканчивается все обмирщением и выхолащиванием духа подвижничества. Это проявляется в оценках, которые пастырь дает тому или иному явлению.

Культура исповеди нуждается в существенной корректировке. Мы часто допускаем к исполнению Таинства исповеди священников неподготовленных, у которых нет опыта духовного, нет опыта житейского и священник пересказывает лишь известные вещи, прочитанные у святых отцов, не ориентируюсь в конкретной действительности. Отмахивается от человека общими фразами и  формулами «Молись и тебе откроется!».  Но говорит это без участия, а просто потому, что больше ему сказать нечего. Это приводит к подрыву доверия со стороны исповедующегося.

Мы в соборе пробуем сделать небольшую ширму из икон, чтобы люди во время чувствовали себя хоть немного отделенными от других. Часто бывает, что к исповеди стоит много людей и совсем недалеко от исповедующегося. Для многих большое искушение, когда священник, не соизмерив свой голос, дает наставление очень громко, и окружающие слышат. Я помню еще из времени своей учебы в семинарии – исповедь в Великую среду.. Духовенство исповедовалось в алтаре, семинаристы в храме. И вдруг из алтаря исповедующий священник на весь храм восклицает «Да как же ты мог, ведь ты же монах!». Конечно, все стали внимательно смотреть, кто же выйдет из алтаря.

Священник сам должен регулярно исповедоваться. Если священник давно не исповедовался – как он сможет помочь другому? Вот отец Серафим (Тяпочкин) исповедовался у старца Григория и этот опыт  передавался пасомым.

Если обидели в храме…

Каждый человек имеет право на выбор. Если нанесена обида, то он вправе и воздержаться от активного взаимоотношения с батюшкой.

Но нужно помнить всегда об одном, что мы идем не к батюшке, мы идем к Богу. А Господь — неизменен. Господь нас в храме всегда примет такими, какими мы есть, вне зависимости от наших настроений и наших искушений. Важно идти к Богу, а не к конкретному священнику. Священник- это проводник. Помните притчу об осле, на котором Господь въезжал в Иерусалим? Когда Христос ехал на осле, осел восторгался: «ну надо же, тут пальмовые ветви, одежды бросают, я, значит, такой, значимый». Но Господь с него сошел. Осел прошел несколько метров и тут же вышел мужик и оглоблей его огреб.

Об этом священник должен помнить, что без Христа мы немного из себя представляем.

Мирянам же я бы хотел пожелать, чтобы они не впадали в искушение, когда образ пастыря искажает образ Христа!

О миссии

Нужно, чтобы каждый приход стал миссионерским. Наша задача значительно более трудная, чем просто провести формальную миссионерскую акцию и отчитаться о количестве розданных православных книг или крестиков. Нужно каждому священнослужителю привить вкус к миссионерству.

Первая черта доброго миссионерского прихода — самая важная — приветливость прихожан. У нас приходы страдают безразличием. Человек пришел, пожертвовал что-то, свечечку поставил и ушел — как музей посетил. Свойственная многим приходам, эта черта не приближает людей к Богу, а иногда даже отдаляет. В храмах встречается хамство, окрики, бабушки, охраняющие подсвечники, новые правила устанавливают, а сколько лет сама эта бабушка в храм ходит? Может, она в свое время, подвязавшись красной косыночкой, храмы рушила, а сейчас, с седыми волосами стоит и охраняет подсвечник, с такой же комсомольской невоздержанностью и с такой же комсомольской непримиримостью по отношению к тем, кто не знает пока, как себя вести в храме. Нужно устранить из приходов эту непримиримость.

В приходе постоянно должны действовать катехизические курсы, для детей и для взрослых. Почему? Потому что множество проблем решается через такие курсы, которые незаметно, но очень действенно, созидают эту тонкую ткань общины. Приход обязательно должен свою веру являть миру в благих деяниях — вера без дел мертва, и приход без дел милосердия не будет возрастать.

Приход должен активно свидетельствовать о своей вере, причем эта активность не должна быть грубой и навязчивой, агрессивной, она может иметь разные проявления. Например, в неделю жен мироносиц — подарите цветочек прихожанке или, как делали мы в Белгороде, — подарите цветы всем мамам. Идет мамочка с ребенком, наши семинаристы подходят с цветами: «Спасибо за то, что вы мама! Поздравляем вас с днем жен-мироносиц!». Для многих это было огромной радостью. Особенно, если эта мамочка одна ребенка воспитывает, для нее что-то совершенно невероятное. На наши форумы приходили благодарные отклики.

Что отталкивает людей от Церкви

Больше всего отталкивает, — холодность и функциональность многих священнослужителей, которые не понимают и даже не могут разделить все проблемы. У молодых священников нет такого опыта, какой был у тех, кто начинал свою жизнь в Церкви в период гонений. Сейчас все возможно, поэтому нередко приходит молодой священник и уже с амбициями и требованиями к приходу, ничего еще не создав. Он не понимает, как живет приход. Это самая страшная ситуация, это то, что ставит непроходимую стену. Из-за этой непроходимой стены, ставшей между духовенством и прихожанами, был 1917 год. Меня это действительно волнует, как правящего архиерея. Я не выношу чванства. Это очень неблагородно.

Пожелание читателям

Скажу словами апостола Иоанна: “Не всякому духу верьте, но, испытывайте духов, от Бога ли они” (1 Иоан. 4,1). Это очень важно в наши дни!

 

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Митрополит Иларион (Алфеев): Всем в своей жизни я обязан Церкви

Некоторые люди мне говорят: «Почему вы связали себя с Церковью? Ведь вы могли бы искусством заниматься,…

Думал о монашестве, пока не встретил Машу

О теории умножения любви за годы семейной жизни

Кто оправдает ваш «праведный» гнев? Вы сами?

Архиепископ Гродненский и Волковысский Артемий – о беженцах и взрывах в Европе, героизации агрессии и связи…