Митрополит Месогейский Николай: «Тюрьмы – слава Церкви»

Спата, 29 декабря 2011 года

Мы вышли из Месогейской митрополии. На душе тишина, в сердце – радость.  Столько диаметрально противоложных мнений и пересудов было увидено, услышано, прочитано! Случайно оказавшись в эти дни в Афинах, я попросила митрополита Николая прокомментировать последние события, касающиеся  игумена Ватопедского монастыря архимандрита Ефрема. В ответ: «Да, охотно. Приходите завтра к шести, как раз я уже вернусь от отца Ефрема».

Именно митрополиту Николаю позвонил отец Ефрем по дороге в Афины 27 декабря. Именно митрополит Николай встретил Геронду у центрального здания полиции и первые часы провел возле него. А теперь постоянно навещает в тюрьме Коридаллос. Именно митрополит Николай на Рождество Христово совершит праздничное богослужение в Ватопедском монастыре ради утешения осиротевшей братии.

Телефон владыки не умолкает: вот звонит игумен монастыря Симонопетра архимандрит Елисей (завтра он идет навещать отца Ефрема), а это – из тюрьмы, теперь – архиерей, озадаченный непростой ситуацией, а вот – адвокат отца Ефрема…

Несмотря на это владыка радушно принимает нас, многократно благодарит за поддержку из России, которой, по его словам «мы, греки, не ожидали и не заслужили». Хотя наша сегодняшняя тема и печальная, митрополит Николай отвечает на вопросы с верой, изяществом и тонким юмором.

Улыбаясь, он говорит: «И Христос был заключен в темницу, и апостолы, и мученики, и архимандрит Ефрем… не удивлюсь, если наступит и мой черед».

Биография:

Преосвященнейший митрополит Месогейский и Лавреотикийский Николай (Хаджиниколау) родился в 1954 году. Окончил физический факультет Фессалоникийского университета. Затем изучал астрофизику в Гарвардском университете и инженерную механику в Технологическом институте в Массачусетс. Богословское образование он получил на богословских факультетах колледжа Честного Креста в Бостоне и Фессалоникийского университета. Работал как научный сотрудник в крупных клиниках Массачусетса и служил в течение двух лет советником в NASA. Преподавал в Hellenic College Бостона, на медицинском факультете Критского университета. Стремление к более глубокому познанию истины привело его на Афон, где он прожил два с половиной года, принял монашеский постриг. На протяжении 15 лет служил в Афинах, на Вознесенском подворье   монастыря Симонопетра. В апреле 2004 года был избран митрополитом Месогейским и Лавреотикийским. С 2005 года местоблюститель Священной митрополии Аттики.  В декабре 1993 года основал первый в Греции Центр биоэтики и с тех пор руководит им. Член Национального Совета исследований и технологии, член Международной Организации Трансплантанологии, председатель Комитета по биоэтике Священного Синода Элладской Правослвнной Церкви. Автор 10 научных и богословских книг, многие из которых перевдены на иностранные языки.       

Дорогой Владыка, Вы только что вернулись из афинской тюрьмы Коридаллос. Туда 28 декабря был заключен игумен Ватопедского монастыря архимандрит Ефрем. Как самочувствие и настроение отца Ефрема?

– Я следил за всеми событиями, которые разворачивались вокруг личности архимандрита Ефрема с самого начала. Когда я узнал о принятии решения относительно заключения Геронды, меня это потрясло. Я сразу позвонил ему и убедился, что он находится в прекрасном психологическом состоянии.

Говорил я с ним и на следующий день, т.е. накануне Рождества Христова. Во время этого разговора я почувствовал (видимо, сказалась вечерняя усталость), что он был растерян и не знал, что делать. Как правило, в такие моменты разные люди начинают давать разные советы, и происходит замешательство. Стояла непогода, и судно не могло выйти в море, чтобы забрать игумена со Святой горы. А он уже стал спускаться по дороге из Ксира, с большими трудностями, чтобы сдаться в руки полиции. Его уговорили вернуться в обитель. Не было никакой причины уходить так поспешно и тем более без официального заявления правоохранительных органов!

Отец Ефрем согласился. Вернувшись в обитель, он ожидал прихода полиции и объявления об аресте. Это и плюс сахарный диабет вызвало проблемы со здоровьем.  Удивительно, что все врачи старались поддержать его.  И даже полиция не оказывала на него сильного давления.

Когда позавчера отца Ефрема должны были перевозить в Афины, ему позволили позвонить мне из машины, обычной, не полицейской; его перевозили без наручников и подобных приспособлений… Я ждал его в Афинах и вместе с ним отправился к главе Службы Госбезопасности, который отнесся к ситуации с полным пониманием.

Полиция также обращалась со старцем исключительным образом, с большим почтением. Вместе с ним мы пробыли до позднего вечера в центральном здании полиции в Афинах. Никто не мог понять, как и почему все произошло? Высшие военные чиновники подходили к отцу Ефрему за благословением, некоторые приводили своих деток, которые плакали.  В виновность архимандрита Ефрема верили только те, кто подписал решение об его аресте.

Многие из нас видели кадры, снятые 27 декабря на улице Афин: люди встречают архимандрита Ефрема, скандируя «аксиос», «аксиос»… Вы присутствовали при этом?

– Я все видел своими глазами! Люди из интернета узнали о том, куда и во сколько привезут отца Ефрема и вышли, чтобы оказать ему поддержку! Это было очень трогательно! Многие плакали, пели богородичное песнопение «Достойно есть», кричали «аксиос»…

Отец Ефрем поднялся в центральное здание полиции. Я находился внутри вместе с военными чиновниками высшего ранга, которые приняли отца Ефрема как святогорского Геронду. Он ночевал в кабинете главы администрации госбезопасности, высшего чиновника, который обустроил комнату для старца самым наилучшим образом! На следующий день полиция позаботилась о нем как о своем духовном отце и подготовила его к отправке в тюрьму.

Моральное состояние архимандрита Ефрема было очень хорошим.  В нашей с ним беседе я сказал ему, что слава Церкви – это тюрьмы. И Христос был заключен в темницу, и апостол Петр, и апостол Павел, и другие апостолы и  мученики провели долгое время в тюрьмах. Россия, которую Геронда посетил незадолго до этих событий, из тюремных застенок вывела святых людей.  Об этом я говорил и на телеканале SKAI.

Я напомнил отцу Ефрему, что святой Лука Крымский явил свою святость в лубянской тюрьме. И что в эти дни уже в третий раз отбывает заключение архиепископ Охридский Иоанн, который содержится в ужасных условиях – с него сняли рясу, поместили в камеру с 30 преступниками и обращаются очень пренебрежительно. Тогда как старец Ефрем был доставлен на место своего заключения, в тюрьму Коридаллос, «в объятиях» полиции (владыка улыбается…). Сейчас у Геронды отдельная камера, в которой он находится один. Конечно, в заключении  –  радости мало, но ему постарались создать насколько это возможно благоприятные условия.

Сегодня я был у него и думал, что встречу его подавленным после первой ночи, проведенной в тюрьме. Но я опять же нашел его в хорошем состоянии духа. С болью в сердце, но с терпением, достоинством, верой. И молитвой.

Некоторых из его друзей и братии допустили к нему сегодня. Среди них были отцы из Ватопеда, адвокат и я. Завтра пойдет игумен монастыря Симонопетра архимандрит Елиссей. Я думаю, что это огромное испытание для старца, глубочайшая скорбь и боль для нас. Но того, у кого чистая совесть, добрые отношения с Богом и поддержка народа, Господь не оставит. Надеюсь, не оставит Он и нас!

Владыка! Есть русская поговорка «нет дыма без огня». В чем причины, приведшие к сегодняшним событиям? Расставьте, пожалуйста, точки над «и»!

– Если вы желаете, с удовольствием! Я, конечно, не специалист, но насколько я осведомлен, постараюсь объяснить! В 1987 году в декабре я вернулся из Америки  в Грецию, незадолго до Рождества. Через 40 дней уехал на Афон, где провел шесть месяцев возле старца Паисия. И потом я сказал ему: «Геронда, поскольку я уже пришел в себя и готов, то хотел бы поступить в монастырь». Тогда я ощутил в моей душе желание посетить  Ватопед. Я заверяю вас, что положение дел там был трагическим.

Никакой нормальный человек не мог там оставаться. Весь монастырь был одна руина. В нем жили 7 монахов, которым сложно было вести духовный образ жизни. Накануне моего отъезда в Ватопед приехал отец Ефрем и 15 молодых монахов с ним. Он прибыл туда в соответствии с решением Константинопольской Патриархии и потихоньку стал восстанавливать монастырь. Первое, что он понял, для восстановления монастыря и наведения в нем порядка нужно найти деньги. Библиотека, архив, церковная утварь – все было разбросано в разные стороны.

Начали просматривать и упорядочивать бумаги. В подвале монастыря монахи нашли 100 мешков с ценнейшими древними документами, выброшенными, как мусор. Оказалось, что монастырю принадлежит большая собственность.

 – Но как возможно по древним документам считать собственность действительной?

– И в Европе это так. Среди бумаг были обнаружены постановления византийских императоров, впоследствии повторно признанные турецкими властями, затем после освобождения Греции и, наконец, в начале двадцатого столетия. Ватопед обратился в крупную юридическую контору, чтобы привести эти документы в порядок и владеть своей собственностью на законном основании. Никто никогда не усомнился в действительности этих документов на владение имуществом.

Некоторые из министров взялись помочь в оформлении недвижимости. Это было в 90-е гг. И продолжалось до 2003 года. В процессе оформления бумаг возникли проблемы с людьми, которые поселились, не имея соответствующего юридического основания, на этих участках и пользовались ими. Тогда прежнее правительство предложило – чтобы не прогонять людей с нажитых мест, что могло вызвать недовольство жителей, оставить их, вручив им документы на владение этой собственностью, а монастырю взамен предложить недвижимость в другом месте. Монастырь этого не хотел, но отнесся с пониманием и согласился на эту сделку.

В 2008 году к всеобщему удивлению нашлись те, кто заявил, что общая ценность недвижимой собственности, переданной Ватопеду, превышала стоимость владений, принадлежавших монастырю по византийским хрисовулам. Тогда объявили, что монастырь обманул чиновников, а также то, что византийские хрисовулы, турецкие фирманы, решения 1922 года и 1933 года сегодня не действительны. Этим преследовались две цели. Первая – очернить министров и чиновников, занимавших высшие посты, и подписавших бумаги, с тем, чтобы впоследствии свергнуть это правительство. А вторая – нанести удар по Церкви, дескать «зачем деньги монастырю!» Дело дошло до разбирательств. Греческий суд решил избавить от обвинений политиков… правительство пало, и никто не подозревал, что, в конце концов, окажется в этом виновным отец Ефрем (митрополит Николай смеется…). Простая истина, ясная для свободомыслящего ума, но не понятная для обуреваемого ненавистью сердца.

Вчера было объявлено, что причиной заключения под стражу отца Ефрема  является не то, что он виновен, но то, что он «опасен». И чем же может быть опасен человек, который спустя три с половиной года после того, как скандал вышел наружу, не сделал ничего страшного. Все это время он не был опасен, и сейчас вдруг стал опасен, и надо срочно его заключить в тюрьму. Что он может сделать? Еще раз продать это озеро, или найти другое для продажи, или отправиться с дарами в Россию и не вернуться оттуда…? Сказано: «потому что имеет склонность к преступной деятельности» (владыка смеется). На самом деле это трагично! Это полный абсурд!

Одним журналистам сегодня я сказал: «Судите сами – если у человека есть склонность к преступной деятельности, кто расскажет нам об этом? Некая дама-судья, или сто двадцать отцов, вверивших свои жизни этому человеку, или те европейцы, которые вознаградили его труды по восстановлению обители? А может нам скажут, об этом десятки тысяч греков, которым оказали гостеприимство в Ватопеде. Или же миллионы русских, которые сегодня плачут о произошедшем?»  Вот она правда. Все остальное – ложь и страсти.

Мы в Церкви не ищем своей правды. Мы исповедуем истину и уповаем на то, что Бог нас не оставит.  И я уверяю вас, что три отрока в пещи вавилонской не молились о том, чтобы огонь погас, но каялись перед Богом за грехи других и славили Господа, Его любовь и величие. То малое, что Бог мог сделать – это погасить пламень и опалить Навуходоносора. А великое – чтобы огонь продолжал гореть, а отроки были орошаемы от присутствия ангела. Иногда Бог делает малое, а иногда великое. Он Сам выбирает, как поступить!

В России по-разному воспринимают происшедшее в Ватопедском монастыре. Выдвигаются самые разнообразные, и правдоподобные, и невероятные, причины «скандала». Каковы они, на Ваш взгляд?

– Я лично думаю, что так называемый ватопедский скандал был спровоцирован исключительно ради политических целей. Это подтверждает то, что до настоящего момента не обнаружено никаких явных доказательств вины Ватопеда. Приводятся лишь домыслы.

Я полагаю, у этого скандала есть две цели – свергнуть прежнее правительство и нанести удар по Церкви. Поэтому вы видите: никто из чиновников, о которых говорят, что они «виноваты», не несут ответственности перед правосудием, и ни один из них не предстал перед судом.  Геронда Ефрема привело в тюрьму пристрастное и ненавистническое отношение некоторых людей к православной Церкви. И я думаю, что святой и духовный голос, который слышен из России от русских братьев в нашу поддержку покроет тревоги греческого народа и Элладской Церкви. Мы в Греции не знали, что такое тюрьма и что такое несправедливость. Мы начинаем постепенно узнавать об этом сейчас. А вы уже научены вашей историей, что такое попасть в тюрьму по несправедливому обвинению. Поэтому мы вам очень благодарны за это исповедание. Вы не только показали вашу любовь к нашей Церкви и к старцу Ефрему, но и восполнили наш недостаток – то, чего не сделали мы, сделали вы.

В данный миг два святых чувства наполняют мою душу. Первое, это боль за несправедливое осуждение старца Ефрема (и поэтому я думаю, что тот, кто стоит рядом с ним, стоит рядом с распятым Христом). И второе – это чувство большой радости и благодарности к сестринской Русской Церкви. Вы сделали гораздо больше, чем мы ожидали, и гораздо больше, чем мы того заслуживаем. Это правда!

С схиигуменом Илием. Фотография из личного архива митрополита Николая Месогейского

По радио Пирейской митрополии недавно сообщили, что деньги, собранные в России во время паломничества со святым поясом, отец Ефрем передал государству. Так ли это?

– Как раз сегодня я спросил его об этом – что стало с деньгами?
И отец Ефрем ответил: «Мы уже поставили в известность архиепископа Афинского, что в качестве первого благотворительного взноса передали государству 120 тысяч евро». В будущем намечаются и еще пожертвования. Он ничего не оставит для монастыря.  Монастырю не нужны деньги. Монастырю нужна правда Божия.

Мы в Греции переживаем сегодня трудные дни. Как вы думаете – чего мы ждем от Русской Церкви? Нам не нужны деньги. Нам нужна любовь и взаимопонимание. И знайте – возможно, проблемы в отношении к России существуют у наших политиков, но народ любит Россию.  Мы чувствуем, что мы и русские – братья. Вот эта панагия у меня – из России, из России та икона Богородицы, тут русские книги… все это русское.

На русских форумах мне попадались такие высказывания, что старца Ефрема преследуют сейчас за то, что он привез в Россию пояс Богородицы…

–  Мне трудно в это поверить. Ненависть к личности отца Ефрема взращивалась годами с целью нанести удар по Церкви. Поскольку в Греции ведется планомерная борьба с Церковью, вот они и нашли повод: «у монастыря есть деньги, они должны были их отдать, но забрали себе…». Это привело к тому, что под ударом оказался отец Ефрем.

Серьезное обвинение в адрес Ватопедского монастыря – это чрезмерное увлечение вопросами собственности, имуществом. Как Вы бы могли это прокомментировать?

– Я вам скажу – лично я за бедную Церковь. Но одно дело – богатый Ватопед, другое – «богатый Ефрем». Сам отец Ефрем живет очень скромно. Но он пришел в монастырь, который находился в ужасном состоянии, был совершенно разрушен подобно вашим русским храмам 20 лет тому назад. Отец Ефрем постарался вернуть собственность, некогда принадлежавшую монастырю, для того, чтобы возродить тот шедевр, который вы видите сегодня. И за это он в Европе получил премию за лучшее восстановление памятника духовной культуры.

При этом в обители монахи живут в надлежащей монахам простоте. Три года тому назад на одной из телепрограмм я привел такой пример: «Вместо того, чтобы брать интервью у меня, и говорить, какой я хороший, возьмите камеру и снимите ей келью отца Ефрема. Другую камеру  установите в моей келье. А третью – в доме у одного из журналистов. Если келья отца Ефрема окажется более роскошной, чем моя, то я тотчас сниму в прямом эфире с себя сан митрополита».  Но я хотел бы услышать, что  сделают они, если келья отца Ефрема окажется беднее их хором! Они рассмеялись, остановили съемку и поставили рекламную паузу.

Мы верим в Церковь подвизающуюся, Церковь свидетельства и Церковь, прославляемую своим крестом. Так что вместе с сочувствием и скорбью к личности отца Ефрема наши души наполняет радость, что Господь прославит Церковь и в Греции. Поэтому мы просим русский народ молиться не о том, чтобы архимандрит Ефрем вышел из тюрьмы, но о том, чтобы все мы познали истину Бога. На нашем православном кресте написано сверху   – «Царь славы». Крест – есть слава Церкви. Но мы ожидаем и иной славы – Воскресения. За такие молитвы мы вам будем очень благодарны, потому что тогда вы не только  «вытащите нас из тюрьмы», но поможете нашей вере стать более чистой.

– Помогает ли сегодняшний кризис обратиться грекам к Богу?

– Мог бы помочь!  В эти дни я пережил чудо: я решил раздать все, что есть в кассах и на складах  митрополии. Действительно мы раздали все, что могли. И после этого люди нам принесли во много раз больше того: и  деньги, и продукты, и главное – свою веру.

Я надеюсь, что если Церковь останется на высоте, то и вера оживет, и храмы наполнятся людьми. Как чудо современной православной России «вынашивалось» на протяжении 75 лет коммунистического режима и преследований, за которыми последовал расцвет веры. Так и у нас. Сейчас во время этого испытания мы приобретем, я надеюсь, настоящую веру.  Уже наступило время гонений в Греции. Вы можете себе представить, чтобы отца Ефрема отправили в тюрьму еще несколько лет тому назад?! Не удивлюсь, если придет и мой черед! (улыбается) И прошу ваших молитв!

Фотографии – из личного архива митрополита Николая Месогейского, Александры Никифоровой

Дело монастыря Ватопед: о чем спор?

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.