Михаил Горбаневский: Чтобы менять названия улиц, надо менять закон

Назвать две улицы Москвы в честь великого российского князя Сергея Александровича и почитаемой православной святой, княгини Елизаветы Федоровны предложил министр культуры РФ Владимир Мединский.

Комментирует известный российский языковед, специалист по проблемам топонимики, доктор филологических наук, профессор кафедры общего и русского языкознания Российского университета дружбы народов Михаил Горбаневский.

фото Романа Ромадова

фото Романа Ромадова

– Скажу честно, что этим предложением Владимир Мединский меня, с одной стороны, не удивил, а с другой, удивил, и даже очень. Дело в том, что я общался с Владимиром Ростиславовичем в предыдущие годы как раз в связи с судьбой географических названий, поэтому его точка зрения мне достаточно хорошо известна.

Владимир Ростиславович является одним из создателей фонда «Возвращение», и не раз выступал вместе с этим фондом с инициативами о замене названий отдельных улиц. Больше всего он выступал против названия «Войковская».

Конечно, убийство государя для любого нормального человека является кровавым преступлением, тем более – убийство детей. Но если подойти к этой теме с точки зрения теории и практики топонимики, нужно иметь в виду следующее.

Мы строим правовое государство, и Владимир Ростиславович и сейчас, и тогда входил в Единую Россию, и в прошлом составе Думы какое-то время возглавлял комитет по культуре. Словом, человек долгое время участвовал в принятии законов, и должен понять, что основой топонимической деятельности у нас является закон, и министр должен хорошо это знать.

В этом смысле удивительно, что Владимир Ростиславович начал свою деятельность на посту министра культуры с такого заявления. Хочется спросить: неужели у нас нет других проблем с культурой? У нас не умирают библиотеки, которые не получают денег на формирование своих фондов? Или у нас всё прекрасно с музеями и зарплатами музейщиков? Или не поставлены просто на грань выживания репертуарные театры?

Профессиональных музейщиков и библиотекарей метафорически можно назвать самыми «святыми» людьми в нашей стране. Они передают крупицы культуры от поколения к поколению не благодаря, а вопреки этой власти. Разве единственная проблема у нас — это упорядочение названий улиц?

Поймите, я за то, чтобы стереть чёрное имя Войкова с карты Москвы, но у нас есть закон № 4070, который писался в 97-м году. Когда он писался, над нами, учёными, ещё висел дамоклов меч памяти о горьком советском опыте переименования, и мы заложили довольно жёсткие ограничения на случаи, в которых возможна замена названий.

При подготовке рекомендаций для этого закона и изменений в него я внимательно изучал историю российских улиц. Так вот, знаете ли вы, например, что мемориальные названия улиц — это большевистская традиция? У нас не было обычая наименовать улицы в честь кого-то, это придумали большевики, и это был один из моментов, на основании которых Бердяев говорил, что большевизм — это эрзац-религия.

Даже Санкт-Петербург был назван в честь небесного покровителя государя. Обычно, даже если в название попадала какая-то фамилия, она принадлежала домовладельцу, в чей дом упиралась улица, и который был главным ориентиром. Таким образом, называя улицы в честь кого-то, Владимир Мединский, по сути, копирует манеры коммунистов.

Теперь, возвращаясь к закону города Москвы. Там есть только три основания для переименования улиц.

Первое — это возвращение исторического названия, но станция метро «Войковская» была спланирована уже при советской власти, и парадокс в том, что это и есть её историческое название.

Второе — это случай, когда на карте городе встречаются совпадающие названия. Третье — это изменение статуса объекта.

Получается, по закону ничего нельзя сделать. Конечно, нарушить закон возможно, но тогда это будет тот же самый большевизм. Уже пять лет я пытался предложить изменения к этому закону, но они были просто положены под сукно. Например, я предложил включить такое основание для изменения, как «в целях устранения ранее образованных названий, которые по результатам комплексной историко-лингвистической экспертизы (проведенной членами городской Комиссии по именованию улиц и привлеченными Комиссией независимыми экспертами-учёными) будут квалифицированы как грамматически, лексикологически, исторически или эстетически неудачные, или ошибочные, или противоречащие основным критериям, закрепленным ст.9 Закона».

Если бы текст закона был оптимизирован депутатами Мосгордумы на основе многолетнего опыта его применения и дополнен некоторыми новыми статьями и пунктами, можно было бы провести специальную экспертизу названия «Войковская», и на её основании обновлённого закона изменить название.

Мне же кажется, что господином Мединским движут другие мотивы. Ему важно не столько совершенствование законодательства, сколько боязнь растущей популярности коммунистических идей.

Я, безусловно, считаю, что улицы не должны носить имена Перовской, Халтурина, Кибальчича и других «бомбистов». Если мы боремся с терроризмом и с идеей террора, оправдывающей лишение людей жизни, тогда как жизни может лишить только давший её Господь Бог, то на картах наших городов мы наблюдаем нонсенс.

Но в том, чтобы такие вопросы решались лишь с учётом мнения горожан, тоже есть некий большевизм. Решения, касающиеся подобных вопросов, должны принимать учёные, специалисты, которым граждане делегировали эту функцию.

Ксения Кириллова

Читайте также:

Министр культуры РФ предлагает дать московским улицам имена князей рода Романовых

Прот. Сергий Правдолюбов про переименование улиц: Только две улицы — это не разрешает проблемы

Елена Зелинская: Убрать из названий имена преступников

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: