Моей вере не нужны посредники

|
Если у нас есть прямой доступ к Богу и личные с Ним отношения, зачем тогда нужна Церковь и священники – размышляет Сергей Худиев.

Никто не может контролировать отношения с Богом

Сергей Худиев

«Моей вере не нужны посредники» — эта популярная фраза обычно означает, что человек не является атеистом, но предпочитает не иметь дела с Церковью.

В буквальном смысле эта фраза верна: отношения с Богом — это всегда очень личные отношения, Бог ближе к верующему, чем кто бы то ни было еще — чем члены семьи, или чем любимый священник. Единственный посредник между Богом и человеками — человек Иисус Христос. Между верующим и Христом не стоят какие-то еще промежуточные лица или инстанции.

Царство Небесное в этом отношении не похоже на земные царства. У рядового подданного не может быть личных отношений с царем — или даже с местным губернатором. Вы будете общаться — если понадобится — с местным начальством достаточно низкого уровня. Это неизбежно — царь, или президент, или премьер-министр — всего лишь люди, они просто физически не смогут поддерживать отношения с миллионами подданных.

В Иисусе Христе мы, как говорят апостолы, имеем прямой доступ к Богу. Мы можем напрямую обратить наши молитвы к Господу — и будем услышаны. Господь Иисус помнит, заботится, направляет каждого христианина лично. Священник, принимая исповедь, не говорит: «Я перешлю ваше прошение вверх по цепочке». Он говорит: «Се, чадо, Христос невидимо стоит, принимая твою исповедь».

Никто не может перехватить или контролировать наши отношения со Христом. Они всегда прямые.

Поэтому между вами и Христом действительно нет посредников — то есть каких-то еще людей или ангелов, которые могли бы допускать или не допускать вас к Богу. Если вы молитесь в своей комнате — или в парке, или на берегу реки, или в метро, Бог вас слышит.

 

Мы хотим обойтись без Церкви, но как мы узнали о Христе?

Значит ли это, что можно обойтись без Церкви? Давайте подробно рассмотрим этот вопрос. Прежде всего, как мы узнали о Боге, в которого мы можем веровать? Или, конкретнее, как мы узнали об Иисусе Христе? Немногие из нас получили какие-то непосредственные откровения — да если бы и получили, перед нами немедленно встал бы вопрос о том, как мы намерены определять их достоверность. Мы не жили в первой половине I века нашей эры в Иерусалиме. Мы лично не знакомы с теми, кто жил в то время и мог бы рассказать нам об Иисусе. Все, что мы знаем об Иисусе, известно нам от других людей.

Что это за люди? Евангелисты? Матфей, Марк, Лука и Иоанн? Это верно, но как до нас дошли их слова? Кто из поколения в поколение переписывал их слова от руки — а это был немалый труд, требовавший высокой квалификации? Кто потом, с появлением книгопечатания, их издавал? Кто переводил эти тексты — первоначально написанные на койне, диалекте греческого языка — на славянский, потом на русский, чтобы мы смогли их прочитать?

Если бы не труд этих многих поколений, мы бы не только не имели в руках Евангелия, мы бы вообще ничего не знали о Христе. Всякий раз, узнавая что-то о Христе, мы, признаем мы это или нет, оказываемся восприемниками двухтысячелетнего Предания, Традиции, то есть, по буквальному смыслу слова, «переданного» нам от предыдущих поколений.

Наши глубоко личные отношения со Христом возможны только потому, что этот поток, текущий через века и тысячелетия, как-то достиг и до нас — и достиг, конечно, по воле Христа.

Причем эта Традиция передавалась все это время внутри определенного сообщества — Церкви. Даже ересиархи — как Лев Толстой, например — чтобы нападать на Церковь от имени своей версии «учения Иисуса», были вынуждены брать Евангелие у Церкви — потому, что больше его взять неоткуда.

 

Не посредники, а отцы и братья

Христос, и это очень важно, любит вас и умер за вас лично. Как говорит апостол Павел, «живу верою в Сына Божия, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня» (Гал. 2:20). Но Христос достигает до вас Своим спасением через Церковь, через все эти долгие века веры, через множество людей, которые верили, прилагали усилия, чтобы жить по вере, наставляли своих детей в вере, с благоговением читали Евангелие — и передавали его дальше.

Это не делает их «посредниками» — в смысле каких-то «промежуточных инстанций», контролирующих общение между вами и Христом. Но факт тот, что, добираясь до вас, Христос действовал через них.

Личные, непосредственные отношения со Христом означают, что у вас возникают отношения с другими людьми, которых, как и вас, призвал Христос. Когда молодые люди вступают в брак, говорят о том, что их семьи «породнились». В эпоху династических браков это имело огромное политическое значение. Сейчас все проще — но у молодого человека или девушки, вступившей в брак, обязательно появляются новые родственники.

Другой человек, который, как и вы, знает Господа, неизбежно становится вам близким родственником, членом семьи.

И сам Христос заповедал, чтобы эта семья собиралась для того, чтобы совершать Таинство Евхаристии в Его воспоминание: «И, взяв хлеб и благодарив, преломил и подал им, говоря: сие есть тело Мое, которое за вас предается; сие творите в Мое воспоминание. Также и чашу после вечери, говоря: сия чаша [есть] Новый Завет в Моей крови, которая за вас проливается» (Лк. 22:19, 20).

В этой семье у разных ее членов есть разные обязанности — и на священников возложена обязанность совершать Евхаристию, принимать исповедь и совершать другие Таинства. Они не являются «посредниками» — но они являются отцами и братьями.

Отношения со Христом — это абсолютно личные отношения. И когда они есть, они делают вас членом семьи, в общении которой вы пребываете. Вера может обойтись без посредников. Но она не может обойтись без Церкви.

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Любит ли Бог злодеев?

Да, и Страшный Суд Божий будет делом любви

Зачем Церкви столько обрядов?

Христос и Его ученики не целовали иконы и не ставили свечи

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!