Мы и они

|

Проблему иммиграции в России и связанную с ней проблему взаимодействия культур коренного населения и мигрантов комментируют два известных московских священника.

Заказчик, естественно, предпочтет таджиков. Они не пьют и работают на совесть

Заказчик, естественно, предпочтет таджиков. Они не пьют и работают на совесть

Протоиерей Димитрий СМИРНОВ, настоятель храма Благовещения Пресвятой Богородицы в Петровском парке (Москва):

протоиерей Димитрий Смирнов

протоиерей Димитрий Смирнов

— О каком контроле миграции можно говорить? Пока приезжие готовы работать за меньшую зарплату, работодатель всегда предпочтет нанять мигранта. Раз в обществе главная ценность деньги, с их помощью любой закон обойдут, купят чиновника — у нас же все коррумпировано, слуги народа думают только о своем кармане. В Европе правовое сознание выше, но и там крупные бизнесмены нанимают мигрантов: в Германии — турок, во Франции — алжирцев, в Индии — индусов. А в Америке вообще всех подряд. Законодательно ограничить миграцию можно только в тоталитарном государстве.

Наших работодателей я прекрасно понимаю. Найти бригаду непьющих русских рабочих, да еще, чтобы была гарантия честности и качества, невозможно. Кто бы ни заказывал работу (хоть правительство Москвы, хоть администрация президента), делают так, что вскоре все сыпется и отваливается. Кричать можно сколько угодно, но заказчик, естественно, предпочтет таджиков. Они не пьют и работают на совесть.

Я выхожу из дома во двор и не могу сдержать слез — я никогда не видел свой двор таким чистым. А ведь такой снежной зимы не было в Москве 40 лет! Дворник — таджик, приехал, потому что надо кормить внуков. Он меня так растрогал, что я дал ему денег и сказал: «Талиб, я никогда не видел такой прекрасной работы». Попробуйте, например, студентов богословского университета заставить так относиться к своему послушанию, как Талиб к своей работе. Или представьте русского дедушку, который, чтобы прокормить своих внуков, поедет за тысячи километров. С боку на бок не перевернется, а будет гнать жену на работу, да еще цитировать апостола Павла — «жена да убоится мужа», требуя, чтобы она ему, бездельнику, подчинялась. И ведь это не единичный случай, а обычная картина современной русской семьи. В том числе и православной. Найдите на приходах счастливую семью. Единицы!

Мигранты из мусульманских стран — люди родовой бытовой культуры. Если бы наша культура предложила им что-то лучшее, если бы они увидели, что мы еще трудолюбивее, чем они, что у нас еще больше любви, уважения к старшим, — это было бы проповедью христианства. Но сегодня разве что какой-нибудь интеллектуал освоит виртуальную православную культуру. Виртуальную потому, что в реальности у нас одно варварство: чиновники варварски относятся к стране и народу, горожане — к городу, жильцы домов — к собственному подъезду. Отношения между родителями и детьми чудовищные: мамаши орут, дети по-хамски огрызаются. Даже не надейтесь, что мигранты из мусульманских стран примут Православие. Прямая проповедь их не трогает, а подать пример мы не можем. Они нравственно здоровее нас, жизнеспособнее, трудолюбивее, честнее. У них крепкие семьи, они работают на совесть. А мы вымираем — но не мигранты тому виной, а мы сами: наши алкоголизм, наркомания, попрание семейных ценностей (из трех браков два кончаются разводом, из трех беременностей две — абортом), тотальное воровство и коррупция на всех уровнях. Что мы можем предложить мигрантам?

Игумен СЕРГИЙ (Рыбко), настоятель храма Сошествия Святого Духа на б. Лазаревском кладбище (Москва):

Игумен Сергий (Рыбко)

Игумен Сергий (Рыбко)

Мигрантов из славянских православных стран мы должны принять как братьев, попавших в беду, по возможности помочь им с жильем и работой. По-человечески можно понять и мигрантов из мусульманских стран и Китая — у них тоже бедность, безработица.

Но, во-первых, что мешает этим народам наладить жизнь в своих странах?

Во-вторых, мой знакомый водитель несколько лет назад возил на экскурсии китайцев, и они по секрету рассказали ему, что китайское правительство дает полторы тысячи долларов любому китайцу, если он осядет в России. Думаю, этому способствуют и наши недруги из европейских стран, заинтересованные в том, чтобы Россия была слабой страной.

Поэтому я считаю, что необходимо законодательно ограничить миграцию из азиатских стран. Они не желают не только обращаться в Православие, но даже уважать наши традиции. Что они себя чувствуют здесь хозяевами, еще раз показало убийство отца Данила Сысоева. Праведника, искренне и с любовью проповедовавшего им Слово Божие! Церковь, действительно, по завету Спасителя должна обращать всех, но надо смотреть на вещи реально. Отец Даниил не раз говорил своим друзьям, что единственные благодарные слушатели из мусульман — ваххабиты. Они знают Коран, им интересно было слушать его, некоторые принимали Православие. А большинство мусульман Коран не читали, основ своей веры не знают, и ничего, кроме развлечений и плотских удовольствий, их не интересует.

Повторяю, по-человечески их жалко — большинство не от хорошей жизни к нам едет. Но безопасность государства важнее. Почти 100 лет Россию разоряют, нацию уничтожают. Если не ограничить миграцию из восточных стран, мы просто не выживем. Конечно, это не отменяет необходимости миссии среди азиатских народов. Я глубоко уважал отца Даниила при жизни, почитаю его как мученика за веру, но понимаю, что на такое миссионерство способны не многие. Лично я не способен. Хожу проповедовать к панкам, готам, скинхедам, готов пойти даже к сатанистам — думаю, мы найдем общий язык. А о чем говорить с мусульманами, я не знаю.

читайте также:

Приехали

Страх и ненависть в Москве

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Дети-беженцы: «Я помню только про войну»

Дети-беженцы рассказывают о своей жизни в России и дома

Более 100 иностранцев объявили голодовку в изоляторе под Оренбургом

Они требуют, чтобы им разрешили пользоваться мобильными телефонами