Никому не позволено решать судьбу чужого народа

Уже несколько лет продолжается война в Ираке. В стране погибло большое количество мирных жителей, репортажи об очередных взрывах в Ираке стали обычной составляющей новостных выпусков.

Немногие знают, что  перед самым началом войны в Ираке побывала делегация духовных лидеров из России. Русскую Православную Церковь представлял епископ Магаданский Феофан (Ашурков). Об этой поездке и о позиции РПЦ в отношении американской агрессии епископ Феофан рассказал в интервью “Независимой газете“.

-Ваше преосвященство, каковы ваши впечатления от поездки?

– Когда мы прибыли в Ирак, война уже была на пороге. Но иракский народ сохранял удивительное спокойствие духа, не было никакой паники. Люди, живущие там, произвели на нас глубочайшее впечатление – это удивительные люди. Мы посетили мечети на много тысяч человек, христианские храмы и увидели обычное мирное население, чрезвычайно дружелюбное и при этом отчаянно смелое. Меня поразила их вера. И мусульмане и христиане в один голос говорили, что верят в Единого Бога и покорны Его священной воле.

Готовясь к атаке, США полагали, что война будет краткой, что их путь будет усыпан цветами, брошенными под ноги освободителей угнетенного тиранией иракского народа. Но время показало, что этого не произошло, потому что народ Ирака уже тогда был готов героически защищать свою родину.

– Говорят, в предвоенном Ираке усилилась иммиграция, начался отток мирного населения. Вы этого не заметили?

– Если бы происходил сильный отток – это было бы заметно с первого взгляда. Мы видели, может быть, две-три машины, груженные скарбом и людьми. Но предвоенного бегства не было. Многие говорили, что останутся на священной земле, данной им Богом, и будут биться за нее до последней капли крови.

– Действительно ли в национальном чувстве иракцев достаточно сильна религиозная мотивация?

– Заверяю вас, что религиозное чувство пронизывает сейчас всю жизнь иракцев. Это их вера в правое дело, вера в Бога и в Его помощь. В конце концов вера в то, что, умерев, они попадут в рай. Уверен – это глубочайшее религиозное чувство поможет им выжить.

– Вы провели в Ираке неполных два дня. С кем вы встречались?

– К сожалению, у нас не получилось нанести все запланированные визиты. Первоначально была договоренность о встрече с вице-премьером Ирака Тариком Азизом и даже ожидалась встреча с Саддамом Хусейном. Однако на второй день мы были вынуждены покинуть страну, так как в тот день вылетал последний самолет перед закрытием воздушного пространства.

И все же мы успели встретиться с муфтием Ирака, с министром вакуфов и по делам религии Ирака Абдель Мунейм Ахмед Салехом и множеством журналистов. Все наши встречи транслировались по иракскому телевидению. Для иракцев было очень важно, что накануне войны духовенство из России прибыло с мирной миссией и моральной поддержкой.

Было заметно, что они очень тепло относятся к России и возлагают на нее большие надежды. Поэтому и на нас тоже лежит ответственность за эту войну. Россия должна отстаивать свои национальные интересы, ведь, по сути дела, мы уже “сдали” Югославию. Теперь Ирак. Кто будет следующим? Россия – великая держава, и она должна стать одним из полюсов многополярного мира. Поэтому в данном вопросе Русская Православная Церковь поддерживает жесткую позицию нашего президента и МИДа.

– Не заметили ли вы напряженности в отношениях между мусульманами и христианами Ирака перед началом боевых действий и притеснений христианского меньшинства со стороны правительства Хусейна?

– Насколько я знаю, между христианами и мусульманами в Ираке всегда сохранялись отношения веротерпимости. Война же их еще больше сблизила.

Когда говорят, что Ирак – страна диктатуры, это не совсем верно. Христиане свободно живут в Ираке, их никто не притесняет. И даже в это сложное время, встречаясь с министром по делам религий Ирака Абдель Мунейм Ахмед Салехом, мы обсуждали вопрос о возможности открытия прихода РПЦ в Ираке. Министр был рад нашему предложению и обещал этому способствовать.

Какой бы ни была американо-британская пропаганда в отношении Саддама Хусейна, я почувствовал среди населения не неприязнь, а уважительное отношение к своему лидеру. Не побоюсь даже сказать, что люди героически сплотились вокруг него.

– Каковы, на ваш взгляд, причины и возможные последствия агрессии Соединенных Штатов?

– Многие называют действия Буша местью за события в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года. Я с таким мнением не согласен. Ведь до Ирака было множество примеров амбициозного поведения США, в частности в Югославии. Сами события 11 сентября – это следствие определенной политики руководства этой страны. Пользуясь ситуацией в мире, США решили идти по пути создания однополярного мира с одной супердержавой в центре. А это очень опасно, так как порождает неизбежную цепную реакцию терроризма, ставшего новым вызовом человечеству.

То, что делают Соединенные Штаты, раскалывает мир. С одной стороны – США, Великобритания, Испания, с другой – Франция, Германия, Россия. Уже ясно, что демаркационная линия прошла не по Ираку, а через весь мир. О какой же глобализации и интеграции может идти речь в данной ситуации?

– С точки зрения Православной Церкви может ли военное вмешательство в дела другой страны быть оправданным?

– Да, силовыми методами можно и даже нужно воевать с терроризмом. Но при этом нельзя забывать, что с терроризмом нельзя бороться ковровыми бомбардировками, его нельзя победить ценой уничтожения экономики и мирного населения целой страны. Для борьбы с терроризмом существуют спецслужбы. Кроме того, не следует забывать, что Ирак – это суверенное государство, которое имеет легитимную власть и народ которого имеет право сам определять свою судьбу. Никому не позволено решать судьбу чужого народа, тем более с помощью оружия. Иначе на очереди будут Иран, Северная Корея, а потом и Россия.

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!