Несанкционированный крестный ход?

|

Изменения в федеральный закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» и в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, в простонародье называемые новым законом о митингах, всё же вступили в силу. Этот закон ставит новые задачи и перед Церковью: ведь крестный ход – это шествие, и православные пикеты – тоже традиционная форма выражения гражданской позиции православной общественности. Корреспондент Правмира выясняет последствия вступления в силу нового закона у юристов и законодателей.

Фото: al60, photosight.ru

Фото: al60, photosight.ru

Теперь, согласно новым правилам, штраф для физических лиц за «нарушение порядка проведения митинга» будет составлять от 10 до 20 тысяч рублей, а при нанесении ущерба здоровью или имуществу — до 300 тысяч рублей. Верхняя граница штрафов для должностных лиц составляет 600 тысяч рублей, а для юридических — миллион рублей.

В новой редакции появились в качестве санкций обязательные работы. Кроме того, запрещается находиться на митингах в масках и организовывать «массовое одновременное пребывание граждан в общественных местах», если оно грозит нарушением общественного порядка. Проводить митинги закон советует в специально определённых региональными властями местах, а вне их — лишь по согласованию с государственными или муниципальными органами.

Оппозиция и гражданские активисты мгновенно окрестили новый закон антиконституционным. Впрочем, он вызвал обеспокоенность и у людей, далёких от политики. Представители Православной Церкви, например, обеспокоены ужесточением процедуры организации крестных ходов и молебнов. Что ожидает тех, кто решил собраться «больше трёх», и имеет ли право власть принимать подобные меры?

Для чего нужен новый закон?

Константин Киселёв

Константин Киселёв

— Это безусловно антиконституционный закон, который необходимо оспаривать в Европейском суде, — убеждён политолог Константин Киселёв. — Митинги должны носить уведомительный, а не разрешительный характер. Свобода собраний закреплена у нас в Конституции именно как свобода, то есть гражданин вправе реализовывать это право и без участия государства.

Впрочем, его коллега, политолог Анатолий Гагарин, настроен менее категорично.

Анатолий Гагарин

Анатолий Гагарин

— Скорее всего, данный закон будет играть профилактическую роль, определять берега, которые не стоит переступать, — предположил он. — Государство в любом случае должно было принять какие-то меры, чтобы упорядочить практику проведения митингов. Сейчас массовые выступления зачастую проводятся по поводам и без, не имея реальной цели. В законе, например, будут запрещено лукавство — митинги под видом прогулок. Что ж, власть имеет право не допускать, чтобы её обманывали. Но, конечно, меня волнует, как сложится правоприменительная практика. Хоть Россия — и не страна прецедентного права, но у нас огромное значение имеет правоприменение. Меня беспокоит, как этот закон будет применяться к тем, кто, например, случайно оказался на месте митинга? Словом, к закону необходима дополнительная инструкция, чётко разъясняющая эти моменты.

Что касается крестных ходов и других подобных массовых мероприятий и шествий, они всегда были сложными мероприятиями, требовали хотя бы временного перекрытия движения, а потому и раньше согласовывались с администрацией и полицией. Единственным изменением стало увеличение возможностей для произвола местных органов власти, которые теперь вправе не разрешить его проведение. Впрочем, администрация и раньше могла отказать в проведении каких-то акций под предлогом организации других мероприятий. Теперь им не нужно будет мотивировать свой отказ, и только, — пояснил политолог.

С тем, что процедура организации массового мероприятия не так существенно отличается от предыдущей, согласны и некоторые представители оппозиции.

Ростислав Журавлёв

Ростислав Журавлёв

— В том, что касается процедуры, в принципе, ничего существенно не изменилось. Администрация и раньше отказывала нам в проведении определённых мероприятий, но если раньше эти запреты можно было как-то обжаловать в судах, то теперь у них появился законный способ не допустить собрания граждан — своего рода, способ очистить их совесть, — считает депутат Молодежного Парламента Свердловской области, член КПРФ Ростислав Журавлёв.

В КРПФ убеждены — закон будет применяться точечно, лишь к членам оппозиционных партий, и положительного эффекта принести не способен.

— Сейчас мы стараемся, пытаемся соблюсти законный порядок организации митинга — подаём заявки, сотрудничаем с полицией. Но представьте, если меня даже один раз оштрафуют на 300 тысяч, как организатора мероприятия — я просто перестану этим заниматься. Вместо меня придут другие люди, которым уже не важно будет соблюдать закон. Когда же в стране начнутся социально-экономические потрясения, на улицы будут выходить простые горожане, не искушённые в политических вопросах. Они невольно допустят нарушения и пострадают больше всего от этого закона, — поясняет секретарь Свердловского обкома КПРФ по работе с молодежью Игорь Файфер.

Георгий Перский

Георгий Перский

— Закон принят впопыхах, в ответ на митинговую активность граждан, — считает заместитель председателя Законодательного Собрания Свердловской области, член  партии «Справедливая Россия» Георгий Перский. — Но ведь она началась не на пустом месте, а на волне фальсификаций выборов, в результате которой люди разочаровались во власти и попытались докричаться до неё хотя бы таким способом. Закон по своей сути коррупционный, поскольку он предоставляет очень широкие возможности для усмотрения правоприменителей, в частности, органов местного самоуправления и региональных властей. Именно они должны выбрать место для проведения акций, и не исключено, что такое место будет выбрано одно на всю область.

Свадьба – пикет или митинг?

Обеспокоенность в связи с новыми правилами выразил и другой член «Справедливой России», депутат Таганского района Москвы юрист Илья Свиридов.

Илья Свиридов

Илья Свиридов

— Новый закон о митингах, к сожалению, теперь будет действовать в отношении любых относительно крупных скоплений людей. Относительно – потому что право определения, что некоторое количество человек, собравшихся в одном месте по какому-либо поводу, являются публичным мероприятием, будет принадлежать правоохранительным органам, то есть – конкретным людям в форме. Поэтому надо читать закон, и учиться согласовывать с властями любые уличные мероприятия, — считает депутат.

Действительно, согласно закону № 54-ФЗ: «Публичное мероприятие — это открытая, мирная, доступная каждому, проводимая в форме собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования либо в различных сочетаниях этих форм акция, осуществляемая по инициативе граждан Российской Федерации, политических партий, других общественных объединений и религиозных объединений», то есть под данное определение может попасть самый широкий спектр акций.

— В частности, при обсуждении нового закона о митингах на думском профильном комитете, депутат Д. Гудков метко подметил, что его свадьба, которая запланирована на июль, наверняка будет признана публичным мероприятием, так как соберет много политиков и оппозиционеров. Поэтому он заранее будет ее согласовывать с властями, — продолжает Илья Свиридов. — Кроме свадеб, празднеств и фестивалей, к публичным мероприятиям, похоже, будут отнесены и религиозные обряды. В частности, уличные молебны и крестные ходы вполне могут быть расценены как «митинг» и «шествие» соответственно. И если на них не будет получено разрешение, то на организатора (скорее всего, на РПЦ — как общественную организацию) может быть наложен штраф — от 70 до 200 тысяч рублей. Если же «виновным» посчитают конкретного батюшку, то штраф гуманнее — от 20 до 30 тысяч рублей. А если, не дай Бог, во время крестного хода будет «создана помеха движению пешеходов», то штраф могут выписать уже более серьезный — батюшке от 30 до 50 тысяч, РПЦ — от 250 до 500 тысяч рублей.

Федеральный закон передает право определения порядка согласования публичных мероприятий властям субъектов Федерации. В Москве, к примеру, действует Закон города Москвы № 10 от 4 апреля 2007 года «Об обеспечении условий реализации права граждан Российской Федерации на проведение в городе Москве собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирований». Согласно ст. 2 этого закона, для проведения законного публичного мероприятия нужно подавать заявление в орган исполнительной власти, не ранее 15 и не позднее 10 дней до даты мероприятия. Если количество предполагаемых участников не превышает 5 000 человек, то заявка подается в префектуру соответствующего округа. Если превышает — то уже в Правительство Москвы, — разъясняет депутат.

Вообще же я лично считаю, что это — абсурд, и очередной пример непрофессионализма «законодателей», которые однозначно должны были определить, что религиозные мероприятия, связанные с отправлением культа, не подпадают под действие нового закона. Теперь же вопросы духовной жизни россиян фактически переданы в ведение мирских властей, что является явным нарушением конституционного права на свободу вероисповедания, закрепленного 28 статьей Конституции РФ, — подчёркивает Свиридов.

Как пройти крестным ходом?

Новый закон вызывает тревогу и у людей, не связанных с политикой. В частности, кандидат юридических наук, вице-президент фонда «Возвращение» Даниил Петров считает — новый закон является лишь показателем страха властей перед народом, и ощутимой польз не принесёт.

Даниил Петров

Даниил Петров

— Очень трудно согласовать каждый крестный ход — на Светлой неделе, например, некоторые храмы устраивают их каждый день. При этом лично я, участвуя в таких крестных ходах,  не раз видел, как они, когда приход непосредственно выходит на улицу, вызывают временные  затруднения в проезде транспорта, в проходе пешеходов. Идеальное подпадение под введенный сегодня Думой и Президентом запрет! — отмечает Даниил. — Попытки власти бороться со смекалкой своего народа, как правило, заканчиваются такими вот нелепицами (ведь понятно, против каких недавних починов политически активных граждан введёны эти запреты: против так называемых «контрольных прогулок» тех, кто недоволен властью и тому подобное).

При этом Даниил Петров надеется, что, по советскому обыкновению избирательно применяя закон, власти не решатся штрафовать участников крестных ходов и прочих безобидных шествий. Но вот к  людям, не разделяющим оптимизма по поводу действующей власти, закон будут активно применять.

— С точки зрения правового государства это, конечно, недопустимо — правовая норма не может избирательно применяться к одним гражданам и не применяться к другим. Нынешняя власть в России склонна к ностальгии и плохо скрываемой любви ко всему советскому. Вот и во вступивших сегодня в силу законах о митингах проявилась традиционное для советской власти боязнь своего собственного народа. Посоветовал бы законодателям в принятии решений руководствоваться разумом, интересами развития и взросления нашего общества, а не страхом перед этими неминуемыми явлениями, — подытожил Даниил Петров. 

В Церкви не против более четкого контроля за проведением крестных ходов и молебнов:

– Верующие люди, как во время крестного хода, так и во время какой-то общественной акции, конечно, должны соблюдать порядок, не должны портить чьё-то имущество, оказывать неповиновение представителям правоохранительных органов, – пояснил Правмиру Председатель Синодального отдела по взаимоотношениям с обществом протоиерей Всеволод Чаплин.

Фото РИА-Новости

Фото РИА-Новости

В этом смысле закон дисциплинирует и православных людей, что совершенно правильно. Это касается как гражданской активности, которая может выражаться в том числе в массовых мероприятиях под открытым небом, и в совершении крестных ходов и других богослужений вне церковной территории. Таких богослужений и мероприятий сейчас становится больше, и слава Богу, но одновременно, согласно поправкам в закон о митингах, теперь при этом будет нужно проявлять больше ответственности и дисциплинированности.

Протоиерей Всеволод подчеркнул:

Мне кажется, что принятие изменений в закон — это шаг в правильном направлении, но и законодатель, и правоприменитель должны помнить, что массовые мероприятия — это не только политические митинги, но и богослужения, и концерты, и народные торжества, а иногда даже свадьбы и похороны. Поэтому, возможно, в будущем стоит посмотреть на практику правоприменения и, может быть, сделать различия между политическими и неполитическими акциями.

Впрочем, у нового закона есть и сторонники.

Право на митинг vs право на мирную жизнь

Евгений Артюх

Евгений Артюх

— Я не вижу проблем в связи с его принятием. Речь идёт об урегулировании данных отношений, только и всего, — считает депутат Областной думы, член фракции «Единая Россия» и «Народного фронта» Евгений Артюх. — Мы признаём права людей, желающих собираться на массовые мероприятия, но нужно учитывать и права на мирную жизнь тех, кто не ходит на митинги. Массовые акции — это часто перекрытие улиц, по которым едут машины обычных граждан, везущие, например, детей в школу. Закон же направлен на гармоничное регулирование прав всех категорий людей. Что касается штрафов, то в Германии, например, они гораздо больше, чем в России. Более того, закон предусматривает создание так называемых «гайдпарков» — специальных мест для проведения митингов. Ничего репрессивного я в этих мерах не вижу.

По мнению депутата, все запреты нового закона вполне разумны, однако и он признал — основанием для митинга теперь служит разрешение органов власти, а не уведомление желающих.

— Однако в большом городе, где существуют такие пробки на дорогах, без этого и не обойтись. Да, право на свободу собраний закреплено в Конституции, но она, хоть и является актом прямого действия, всё же нуждается в дальнейшем нормотворчестве, в детализации её с помощью закона. Порядок проведения митингов действительно стал разрешительным, но вряд ли это повлечёт за собой существенное нарушение прав граждан, — считает Евгений Артюх.

Главное – чтобы никто не пострадал!

Представители МВД, со своей стороны, к нововведениям относятся философски — исполнять его им всё равно придётся.

Валерий Горелых

Валерий Горелых

— Наша задача, как сотрудников полиции — следить за тем, чтобы и те, кто придёт на мероприятие, и журналисты, и люди, которые просто проходят мимо, не пострадали. Поэтому я считаю, что запреты, содержащиеся в законе, вполне обоснованы. Например, запрет приходить на акции с закрытыми лицами. Если, допустим, кто-нибудь бросит кусок асфальта или зажжёт файер, как мы сможем найти виновного, если и он сам, и все вокруг, будут в масках? — поясняет руководитель пресс-службы ГУ МВД РФ по Свердловской области Валерий Горелых. — Никто не собирается посягать на права граждан, но если у кого-то есть претензии по поводу закона, их нужно направлять законодателю, а не полиции. Лично мне кажется, что ничего страшного в этих изменениях нет, а резкие высказывания по поводу закона — это чистой воды популизм. Было бы уместнее, если бы его критики отчитались перед народом, сколько, к примеру, новых детских садов они построили за время своего депутатства.

Впрочем, практически все опрошенные сошлись во мнении — закон действительно даёт широкие возможности для произвола властей. Какие мероприятия и где именно будут разрешены, на кого станут налагаться огромные штрафы и т.д. — на все эти вопросы в тексте изменений нет ответа, и потому остаётся лишь ждать первых результатов правоприменительной практики.

Ксения Кириллова

Читайте также:

Прот. Всеволод Чаплин о новом законе о митингах

 

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Около 100 тысяч человек вышли на крестный ход в Петербурге

Крестный ход возглавил митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий

120 километров для паломника (фото)

Не духовный туризм, а преодоление крестного пути

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: