О чем молились на Васильевском спуске? (+ ВИДЕО + Опрос)

|

Перед началом открывающего Дни славянской письменности и культуры молебна перед Иверской иконой Божией Матери на Васильевском спуске корреспонденту ПРАВМИРа изменила фортуна. Я отбилась от остальных коллег и в пресс-зону не попала. Зато оказалась в самой гуще молящихся — и за проведенное там время доподлинно и на практике узнала, чем отличаются даже самые мирные и аполитичные по форме социально-политические акции от самых массовых церковных мероприятий.

Народу много – трудно сравнивать с митингами, как оппозиционными, так и “за власть”, но несколько тысяч есть. Православные молодежные движения, делегации от московских приходов, паломники из других городов, семьи с детьми, представители от православных учебных заведений…

Большие молебны на открытом воздухе вообще-то для восприятия сложны, а сегодня эта сложность усугублялась тем, что в Москве было ветрено: голоса духовенства и хора были слышны плохо. Люди часто отвлекались и переговаривались между собой. Впрочем, почему отвлекались? Их разговоры были продолжением соборной молитвы.

 

Патриаршая литургия в Кремле и молебен у храма Василия Блаженного. Фото Владимира Ходакова (31)

За последние полгода политика плотно вошла в жизнь российского общества, и в среде православных христиан также возрос интерес к судьбам страны. «О богохранимей стране нашей российской, властех и воинстве ея», – молится Церковь на каждой службе, и это не просто дань традиции. По крайней мере, сегодня то тут, то там были слышны реплики и о стране, и о властех, и даже о воинстве.

Небольшая группа под монархическим флагом, в руках у мужчины лет сорока — икона святого царя страстотерпца Николая II.

– Услышал бы Господь наши молитвы, послал бы православного государя, – говорит женщина с умиленным лицом. На ней — сарафан, стилизованный под старину, красный платок, в руках — фотография царицы страстотерпицы Александры Феодоровны.

Тут я становлюсь свидетельницей неудачной попытки провокации. К монархистам подлетает парень с планшетом и, не скрывая издевательских интонаций, наставляет на группу камеру:

-А чем вам сейчас не православный государь? Вон и Патриарх его поддерживает…

-Брат, – спокойно, но решительно перебивает его мужчина с иконой царя, – ты в Бога веришь? В храм ходишь? Не мешай нам молиться.

Спор о власти отменен.

Как на любом массовом мероприятии, на площади стоит много сотрудников органов правопорядка.

– С праздником вас! – приветствует молодых полицейских девушка — явно приходская активистка. – Приходите к нам в храм! Наш батюшка каждую неделю служит молебен Георгию Победоносцу. Вам, воинам, это очень нужно — у вас сейчас много тягот и искушений!

Полицейские посмеиваются, но не агрессивно, а скорее смущенно. Некоторые из них стараются следить за ходом службы и даже крестятся.

Мне удалось услышать много взволнованных и даже трагических реплик. Женщина лет сорока, явный гуманитарий, со слезами в голосе рассказывает соседке:

– Я в утреннее правило добавила молитву Кириллу и Мефодию. Сколько они потрудились для нас, а мы все, совсем все растеряли! Культура погибла, язык погиб, ты послушай, как молодежь говорит!

Собеседница ее сокрушенно кивает головой:

– Да, я вижу! Внучке десять лет — а она до сих пор в склонениях ошибается. Я специально пришла, за нее тоже помолиться.

Патриаршая литургия в Кремле и молебен у храма Василия Блаженного. Фото Владимира Ходакова (42)

Перемещаясь по Васильевскому спуску, я оказываюсь возле сосредоточенно молящейся очень красивой девушки — настоящая русская красавица. Она с таким напряжением следит за службой, шевелит губами, что я не выдерживаю и спрашиваю:

– А о чем вы молитесь?

Девушка поднимает на меня оказавшиеся васильково-голубыми глаза и охотно отвечает:

– Я родилась в Москве, но постоянно в Киеве живу. Приехала в командировку на четыре дня и очень захотела придти — даже отпросилась на несколько часов. Молюсь об обеих своих страдающих отчизнах. Мы же родные братья по Кириллу и Мефодию, нам друг без друга нельзя.

Отвечать на вопрос, имеет ли она в виду единство политическое, духовное или культурное, девушка отвечать отказывается и снова погружается в молитву…

Чаще всего, кажется, люди молились о Патриархе Кирилле. Некоторые специально пришли поздравлять Предстоятеля.

Мама (по виду – недавно воцерковленная) объясняет раскапризничавшемуся сыну лет пяти:

– Сашенька, помнишь, у тебя зимой именины были? Помнишь, тебя в воскресной школе все поздравляли, подарки дарили, пели? Вот, а сегодня у Патриарха нашего именины. Мы ему нашу молитву дарим.

Сашенька продолжает хныкать:

– Ааа, нас не пустят ему настоящий подарок подарить!!!

Однако и в молитве о Патриархе звучат тревожные интонации.

Девушка из прихода святителя Николая на Трех горах прямо говорит:

– Надо поддержать Патриарха — поздравить его с днем Ангела. И вообще соборная молитва очень важна для благополучия нашего государства.

Молодежное движение "Даниловцы". Фото Юрия Белановского

В определенный момент ловлю себя на том, что там, где слышно слово «Патриарх», часто звучит и словосочетание «тяжкий крест».

Женский голос:

-Какой тяжкий крест в наше время быть Патриархом!

Мужской голос:

-Сейчас на Церковь всех собак спускают. Спаси Бог Патриарха Кирилла — как ему трудно, наверное!

Немного в стороне стоит молодой человек, молится вполголоса. Случайно слышу:

-Пресвятая Богородица, спаси Святейшего Патриарха Кирилла. И нас, грешных, не оставь!

Больше и приятнее всего удивляет, что в этих молитвах нет никакой демонстративности или позы. Реплики эти звучат мимоходом, и в них слышится простое человечное отношение к Предстоятелю, без заискивания и лести — да и кому льстить? Патриарх стоит высоко, возле храма Василия Блаженного, слов этих не услышит.

В конце молебна вся площадь поет «Царица моя Преблагая», величание святым равноапостольным Кириллу и Мефодию, после чего Патриарх и высокий гость — архиепископ Афинский и всея Эллады Иероним — говорят проповеди. Опасаясь давки, люди начинают расходиться.

Полторы недели назад одна участница писательских оппозиционных гуляний по московским бульварам на наш вопрос: «Зачем вы сюда пришли?» – ответила: «Где еще можно увидеть столько красивых лиц?»

Ответственно заявляю: очень много красивых лиц можно было увидеть здесь. Сюда пришли люди совершенно разных политических взглядов или вовсе без них, уровня образования и достатка, но они были гораздо более едины, чем участники любого митинга.

И это и есть красота.

Фото Юрия Белановского.

Фото: Владимира Ходакова

Владимир Ходаков

На молебен пришли тысячи прихожан московских храмов…

Православие и мир
Молебен на Васильевском спуске — лица (+ 100 ФОТО)

Юлия Маковейчук

На Васильевский спуск, прибыли тысячи людей – помолиться у Иверской иконы, разделить радость праздника Вознесения Господня и пожелать Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу в его день ангела многих лет!

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: