О французском Сопротивлении, 22 июня 1941 года в Париже и матери Марии (Скобцовой)

14–15 мая 2015 года В Дом русского зарубежья им. Солженицына прошла Международная научная конференция «Российская эмиграция в борьбе с фашизмом». Конференция проводилась при содействии Правительственной комиссии по делам соотечественников за рубежом, Комитета Государственной Думы РФ по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками, Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом, Департамента культуры города Москвы.

На конференцию были приглашены эмигранты из разных стран, среди них были и мы. Программа была составлена интересно и мы с радостью приняли это приглашение. Увы, небесные силы распорядились иначе и в последнюю минуту мы были вынуждены остаться в Париже.

unnamed (1)

 

 

Ксения и Никита Кривошеины написали приветствия к Конференции, которые были прочитаны директором ДРЗ — Виктором Александровичем Москвиным.

Крещение огнем в пятилетнем возрасте

Дорогие друзья!

Огромная благодарность Виктору Александровичу за вынужденно не реализовавшееся приглашение и за согласие ословесить эту страничку. Благодарность Наталии Димитриевне Солженицыной и Дому Русского Зарубежья — этот дом хоть и «зарубежья», давно стал нам родным.

Считать ли его основателя, Александра Исаевича — эмигрантом? Вынужденным, не добровольным — да. Так что его участие в войне могло бы стать одной из тем обсуждаемых на этом собрании: особенно причины, по которым он не смог дововевать до победы и отпраздновать 9 мая 1945 со своими однополчанами. А ведь солдат и офицеров, также, как и Солженицын, лишенных этого счастья — было очень много.

Хоть до ветеранова возраста мне в свои 81 год жить и жить, я бы мог попробовать рассказать своим голосом о начале Второй войны, бегство из Парижа, артобстрелы в деревне Шабри. Там от них вместе с нами прятались в лесу и Михаил Осоргин, Татьяна Бакунина, семья Угримовых, будущих «Невидимок», Софья Вяземская, жена полковника французской армии Андрея Вяземского. Это крещение огнём в пятилетнем возрасте мне сильно запомнилось.

Помню и воскресное утро 22 июня 1941. Как всегда включённый ламповый приемник, буквально вопли Геббельса, отец кидается к телефону, почти сразу звонок, я открываю, немецкие офицеры с пистолетами, отца, на моих глазах, как и многих парижских русских арестовывают и помещают в Компьенский лагерь. Там он встречает Фудаминского и других будущих сопротивленцев, через них его знакомят с матерью Марией ( Скобцовой).

После выхода из Компьеня начинается участие Игоря Александровича в «Православном Деле», основанном матерью Марией. Моя мама взяла меня с собой на улицу Лурмель, теперь эта улочка Мэр Мари. Я отчетливо помню время, проведенное в келье будущей святой, сила её облика и присутствия запечатлелись у меня навсегда.

Яркое радиовоспоминание зимы 1943 года, Московское, не глушимое в Париже радио играет новый гимн, родители оторопели и постарались мне объяснить, что это означает.

Мне бы хотелось рассказать подробнее и о том, как Игорь Александрович оказал немалую помощь Союзному командованию благодаря майору вермахта Вильгельму Бланке, ныне почитаемому в Германии, расстрелянному германским военным трибуналом в 1944 за измену родине. Он добровольно и безвозмездно вызвался передавать всё, что знал, работая в штабе германской армии во Франции — ради быстрейшего поражения национал-социализма.
Он последовал доктрине Церкви не выполнять заведомо преступных приказов, а исходить из евангельских критериев добра и зла. Ему это стоило расстрела, в последнем слове он изложил свои мотивы.

Игорю Александровичу это стоило — 11 дней пыток в парижской гестапо в ледяной ванне и более года в Бухенвальде и Дахау, где он подвергся пыткам и откуда его полным дистрофиком освободили Союзники.

В день Победы все церкви Парижа долго били в колокола. Фейерверк радости, братание с англичанами, с армией Леклерка, с чёрнокожими американцами. Нам с мамой грустно у нас нет никаких вестей от Игоря Александровича.
Фасады украшены четырьмя флагами государств победителей, замечаем, что немало домов, на которых советский флаг отсутствует… В эти дни возвращается в Париж молодой князь Константин Андроников, ставший позднее гениальным переводчиком де Голля, Помпиду и Жискара, известным православным богословом и литургистом.

Он оказал мне честь считать меня своим другом. У него появляется провидческое наитие: с помощью домашних сподручных красителей и простыней он изготовляет несколько русских триколоров и вывешивает на своём доме. Константин Андроников уже тогда мечтал и как бы предвидел будущее: то что было дано Ксении и мне увидеть 31 декабря 1991 — победу России, когда ровно в полночь, был спущен пролетарский красный стяг с купола Дворца советов Кремля и поднят на его место Русский флаг.

лагерная косынка матери Марии (Скобцовой)

лагерная косынка матери Марии (Скобцовой)

 

 

В 1947 году родители со мной едут в СССР. Но там возникает тяжелый довесок к германской побывке 44-45 годов: в 1951 Особое совещание при МГБ СССР приговаривает отца к 10 годам ИТЛ за «сотрудничество с международной буржуазией» (работа на британскую разведку и… не гибель в нацистских лагерях). Зато было пребывание в Марфино, начало дружбы с Александром Исаевичем и Львом Копелевым.

А после выхода из Озерлага, Тайшета, отцу удаётся с середины 60х годов (как только возникла возможность) он приступил к теме ёмкой и отдельной, к делу, как бы отменяющему его послевоенную наивность: в Огоньке, в Госполитиздате, в Советском писателе, совместно с Натальей Калма, в ВГБИЛ он как можно больше стал рассказывать о матери Марии, о Вильде и Левицком, о Радищеве, о Николае Вырубове, о Вике Оболенской… То есть после войны продолжилось, дело начатое им в 1946 году, к которому присоединилась и мама, — это издание в Париже «Вестника русских добровольцев, партизан и участников Сопротивления во Франции».

Работа отца была перенята, вопреки всякой статистической вероятности, Ксенией Кривошеиной, создателем самого полного сайта посвящённого матери Марии и русскому Сопротивлению во Франции, автору нескольких книг о ней, на обоих языках и вскоре выпускаемой монографии.

 

 Н.И.Кривошеин, Париж

Об истинной победе над злом

Дорогие друзья,

Я сожалею, что обстоятельства помешали нам с Никитой присутствовать и приветствовать всех вас воочию. Мне хотелось рассказать вам о деятельности христианского немецкого Сопротивления во время войны, о так называемой «Белой Розе» и, конечно поделиться последними новостями которые касаются выхода моей книги о матери Марии (Скобцовой)в издательстве ЭКСМО.

Благодаря советской пропаганде до недавнего времени в России существовало мнение, что Сопротивление во время войны 1941–1945 годов было исключительной прерогативой коммунистического подполья. Знания о «другом» Сопротивлении всячески замалчивались, потому как эти группы в Европе были сформированы людьми, далекими от коммунистической идеи.

Русские-французы и русские-немцы, верующие христиане любили свою родину и хотели освободить от Гитлера не только Германию, но и завоеванный им мир. Национал-социалистическая доктрина расового превосходства немецкого народа была известна еще до войны. Кто бы мог думать, что она окажется живучей и что идеи чистоты высшей расы до сих пор будут смущать умы.

Я счастлива, что приглашение на эту Конференцию оформлено фрагментом лагерной косынки, вышивки матери Марии «Победа над злом», которую она изготовила под приближающиеся звуки артиллерии. Она и ее солагерницы ждали освобождения, а косынка стала символом этой Победы. И то что мать Мария отдала себя «за други своя» войдя в газовую камеру, она конечно победила зло и воскресла из мертвых. Как не воскликнуть в эти Пасхальные дни — Христос Воскресе!

unnamed

Книга, которая должна выйти в начале июня, составляет около 800 страниц. Вероятно это будет наиболее полная биография матери Марии. Задумывалась она не как научное академическое издание, а именно для широкого читателя, который может быть никогда не слышал этого имени.

80692675_3248420_maria2new_article

Книга снабжена фотографиями и цветными вставками её живописных работ, удалось найти и неизвестные биографические материалы, пригласить к написанию статей нескольких специалистов. Их тексты помещены в отдельном разделе, как и архивные материалы. Не мне судить, насколько наш коллектив справился с поставленной задачей, но могу сказать, что книга творилась с любовью и большим тщанием. Мне очень хотелось как можно шире рассказать о времени и людях, окружавших мать Марию, о России, которую мы все потеряли, о Европе, которая формировала не только её, но и весь Серебряный век. Профессор Жорж Нива так определил значение матери Марии:

«Лиза Пиленко, Елизавета Юрьевна Кузьмина-Караваева, мать Мария… личность парадоксальная, многосложная, вызвавшая острые споры, но и цельная, дошедшая до конца, осуществившая себя в мере, редко кому дарованной…
Она полностью принадлежит ХХ веку. Её гордая и смиренная, вечно алчущая душа искала свет в той „европейской ночи“, о которой пел скептик и трагик Владислав Ходасевич. Она добровольно погрузилась в эту ночь тоталитаризма, пыток, холокоста, в её неминуемую тьму.

Судьба матери Марии присоединилась к судьбам миллионов жертв. Она вписывается в мартиролог века и в мартиролог поэзии рядом с Целаном, Мандельштамом, Цветаевой, Ахматовой, Шаламовым и многими другими».

В названии книги есть подзаголовок «Святая наших дней». Эти слова произнес митрополит Антоний Сурожский: «Мать Мария — святая наших дней и для наших дней, женщина из плоти и крови, получившая Любовь Бога, которая бесстрашно смотрела в лицо проблемам нашего века <…>, ее духовное значение будет для нас все возрастать по мере того, как и мы начнем понимать последний смысл Любви воплощенной и распятой».

Желаю всем любви, прощения и истинной победы над злом, о котором много размышляла замечательная и яркая личность святая Мать Мария (Скобцова).

Ваша Ксения Кривошеина

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
В Париже появилась улица имени матери Марии Скобцовой

Эта улица примыкает к улице Лурмель, где размещалось объединение «Православное дело», основанное матерью Марией

Джемете — тихий рай под опекой матери Марии

Тема Джемете («Дженет», от арабского «рай», как она его называла), звучит в её работах

Анника Тор: “Замалчивание только усугубляет тревогу”

Шведская писательница - о литературе для подростков, трудностях переходного возраста и разговоре с детьми о войне…