О министре и страхе религиозной пропаганды

|
Поразмыслив некоторое время, я решила ощутить по поводу назначения своего нового министра сдержанный оптимизм. Прежде всего, мне очень надоело паниковать. Кроме того, оглядываясь на прожитые годы, я с сожалением делаю вывод, что паника не помогла мне ни разу. Вредила – довольно часто, а вот насчет помощи врать не стану: чего не было, того не было.

В конце этого краткого сообщения я расскажу вам о главной причине моего оптимизма, а пока скажу два слова о той «религиозной пропаганде», с которой я за свою жизнь столкнулась в рамках светской общеобразовательной школы.

Первый случай пришел ко мне на дом. Дело было очень давно, в ту пору преподавание основ православия только-только начало входить в моду.

Очень прилично одетая дама привела ко мне своего сына на предмет подготовки его к поступлению в вуз.

С порога дама строго осмотрела помещение, просветлела лицом и размашисто перекрестилась на копию исторической карты Венеции на моей стене.

– Это хорошо, что у вас тут много Божественного, – сказала дама доброжелательно и строго.

– У меня?! – перепугалась я. – Да что вы!

– Да-да-да. Извините, мне важно знать. Вот этот вот крест – он у вас христианский или католический? Это очень важно.

– Ээээ… Гм… Как бы вам сказать…

– Я вижу, вы не очень разбираетесь.

– А вы? – поинтересовалась я заинтригованно.

– Я прекрасно разбираюсь. Я преподаю православие у нас в лицее.

– Да что вы говорите?! И где же вы этому учились?

– На курсах повышения, – безмятежно ответила дама, – на трехмесячных. Тут главное – вера в Бога. Кстати, вот насчет университета. Мой Васечка очень строго воспитан. У вас там не вертеп?

– В плане?!

– В плане разврата.

Васечка, до сей поры не молвивший ни слова, посмотрел на меня с надеждой.

– Боюсь, что вертеп, – честно сказала я.

– Этого я и опасалась, – вздохнула дама, – извините. Нам не подойдет.

* * *

Второй эпизод произошел с моим персональным ребенком, к которому во втором, кажется, классе на пробное занятие привели батюшку.

Ни имени, ни звания этого достойнейшего иерея я не ведаю, но дитя пришло из школы с круглыми глазами и приступило ко мне с вопросами о том, где именно располагается ад и каким местом сажают на раскаленную сковороду тех, кто плохо слушает маму.

На другой день я посетила директора школы и пообещала устроить такой скандал, что чертям в том самом аду станет тошно. Батюшка больше не приходил.

* * *

К чему я рассказываю вам эти довольно стародавние и малозначительные истории?

Я очень верю в людей. Например, лично в вас. Я верю, что, родив ребенка, вы сможете самолично собраться с силами и отвести его в храм, планетарий или политехнический музей. По вашему выбору. Не доверяя более или менее случайным людям такую важную и сложную вещь, как духовное формирование вашего потомства.

И более того. Если вы решите отвести дитятко в храм, вы тщательно выберете ему того священнослужителя, которого сочтете правильным.

Я вот выбрала бы нашего отца Фернандо, который на детских мессах очень много говорит с детьми об отеческой любви Господа нашего к каждому из них.

А не будь я католичкой, я и православных священников нашла бы во множестве, говорящих о Любви и Свете. При всём моем уважении к сковородкам, конечно.

И у вас тоже есть выбор. Если вы за то, чтоб хорошенько напугать своего второклашку вечными муками, милости просим, вам тоже есть куда пойти. Помимо светской общеобразовательной школы и светского университета.

А эти – повторюсь – светские учреждения пускай делают то, ради чего созданы. То есть дают юношеству четкие и ясные знания по математике, чтению, правописанию, физике и химии.

И по основам религии, конечно. Например, в рамках средневековой истории Европы. Для понимания исторических процессов.

Так вот, об оптимизме.

Прочитав список трудов госпожи министра, я впечатлилась. В центре ее академических интересов находится Церковь и ее взаимоотношения с государством и светскими властями. Уверена, что человек, так много прочитавший и написавший на эту актуальнейшую тему, понимает лучше всех нас, что слияние одного с другим приводит к самым сокрушительным последствиям для обеих сторон.

А это мне кажется крайне важным.

Что скажете?

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: