Обретая Бога, обретешь и себя

|

           Моего пути к вере, казалось бы, ничто не предвещало – семья вполне атеистическая (родители) и даже воинствующе-атеистическая (поколение дедушек и бабушек). Поколение прабабушек и прадедушек было верующим.

            Крестили меня лет в восемь. Не скажу, что насильно, но обманом и под давлением. Родители, несмотря на невоцерковленность, посчитали нужным провести обряд крещения, Выбрали в крестные мою тетю. И однажды она, под предлогом осмотра окрестностей, привезла меня в церковь, открыв здесь мне свои планы. Надо сказать, я была «правоверным» октябренком и, конечно, воспротивилась. Священник оставил нас на время, чтобы мы решили, чего хотим. Не помню всех тетиных аргументов, но девочкой я была послушной и подверженной влиянию. Формально я согласилась, но долго потом досадовала на свое безволие.

            Многие говорят и пишут о радостном чувстве от участия в обрядах и таинствах, испытанном людьми не вполне воцерковленными, не очень сознательно в них участвующими. Про свое крещение и про первую исповедь в возрасте 34 лет, а также про последующее причащение не могу этого сказать. Я начала это ощущать, лишь уловив задаваемый Церковью настрой любви и преодоления эгоизма. Но все это было позже.

            Становясь подростком, пытаясь вписаться в окружающий мир, человек испытывает на прочность свои воспринятые (или отрицающие) в семье убеждения и свою сложившуюся технологию жить. Коротко расскажу о главном, что мешало мне жить, потому что это имеет отношение к описываемому пути к вере.

            Я с детства не воспринимала свой пол, отказываясь признать себя женщиной. На осознание причин такой установки ушло много лет. Но это отдельная, особая тема.   Конечно, все, свойственные моему полу, мечты и стремления у меня были. Но стереотип, что женщина – существо второго сорта, слабое, глупое, фальшивое, зависимое и от этого обреченное на несчастье, присутствовал. Не надо контраргуменентов. Я приведу их ниже, сначала доскажу. Я стремилась доказать всем и себе, что я не такая, а сильное, умное, совершенное и свободное существо. Отсюда – спортивная фигура, масса интеллекта, свободомыслие и зацикленность на достижении всех этих качеств, много внимания на поддержание марки и мало – окружающим. Отсюда одиночество и в особенности – проблемы в отношениях с противоположным полом. Отсюда желание понять, как устроен мир и почему я ему не соответствую, и куча прочитанных книг (а что еще делать–то?).

            Информация собиралась по крупицам, а жизнь шла своим чередом – школа, университет, работа, замужество (довольно позднее), рождение ребенка. И не покидающее ощущение того, что в меня заложена не та программа. Собственно, даже две противоречащих друг другу программы. «Юноше, обдумывающему житье, решающему, делать жизнь с кого…» А девушке? С кого ей делать жизнь? Со знакомых женщин, снующих между домом и работой, халтурящих (честно говоря) и там, и там, уязвимых и на работе (детские больничные и прочее), и дома («неважная ты хозяйка»)? С мужчин, казалось бы, делать жизнь проще. Концентрируйся на работе, включай интеллект – и ты на коне. Однако каждое оборудование нужно грузить в своем режиме. Этот алгоритм не принес мне счастья.

            Если коротко: только Православие убедило меня в том, что быть женщиной – не унизительно, а ведение домашнего хозяйства – вовсе не такое презренное и неблагодарное занятие, как мне виделось. Почему у нас так принижен труд матерей, их статус? «Если не можешь ничего большего – иди борщ вари». Вот и пытаются достигнуть чего-то «большего». Им кто-то внушил, что это круто.

            Способность к материнству – это дар. А любой дар налагает на его получателя какие–то ограничения. Если у тебя есть миллион наличными, ты не пойдешь с ними пешком ночью (даже если сильно захочешь романтических ощущений). За способность к материнству женщины платят уязвимостью. Я оценила этот дар и согласна платить за него. И единственный способ уравновесить минусы, которые несет принадлежность к этому полу – найти такого мужа, который смотрит на тебя не как на нахлебницу, а как на своего генерального инвестора. Потому что, назовите мне лучшее направление для вложения своих средств, чем дети! А мужчин, думающих иначе, выбирать себе в близкие люди не стоит.  

            «Мужчины создают законы, а женщины – нравы». Ну и нравы мы создали в своем обществе, подружки! Следует задуматься.

            Почти тридцать пять лет меня мучил описанный «сбой программы» – и вот я познакомилась с точкой зрения, все расставляющей по своим местам. Я подумала: если христиане знают такие важные для меня вещи, другие положения их учения тоже стоит изучить. Стала ходить в церковь, держать посты, причащаться. Церковная жизнь привлекательна тем, что дает возможность духовного роста всем, независимо от начального уровня и скорости усвоения. Медленно, но верно. В этом она очень отличается от разного рода «ускоренных курсов достижения успешности», где, заплатив приличные деньги, и, возможно, получив какую-то важную информацию, ты по окончании обучения снова остаешься один в прежней жизни. Церковь же обучает методично и готова помогать всегда – это трудно переоценить.

            Я стала молиться. Молилась, конечно, и раньше в сложных ситуациях, которые, как   я теперь понимаю, были следствием моих же собственных грехов. Недоумевала: «Почему все так?» Требовала (именно требовала) помощи, а причин не видела. По-моему, для таких, как я, существует своеобразная «служба спасения». Было ощущение, что я подсоединилась к крайне перегруженной линии, и мне выделили треть секунды времени и ответили – одним предложением, а иногда и одним словом. Без сочувствия и сантиментов – но я их и не заслуживала. При массе более остро нуждающихся в ответе людей я получала рекомендации для моего случая, и они были единственно правильными.

            А если молиться, не требуя чего-то, а с таким примерно чувством, какое в совсем маленьком ребенке вызывают его родители, все совсем иначе получается. Без преувеличения – результат валится на тебя, как яблоко на Ньютона. Можно рассказать, но верующие не удивятся, а неверующие не воспримут. Однако два примера приведу. Один – помощь Блаженной Ксении Петербуржской при семейных ссорах. Бывает, что жуткий шторм мгновенно переходит в полный штиль.   Второй – вот, какой. Познакомившись со взглядом православных на «контрацептивные средства», я долго переваривала информацию и не могла принять практическое решение: что делать с поставленной мне внутриматочной спиралью? С одной стороны, предоставить Господу выбрать мне число детей, отойдя, тем самым, от общепринятого образа действий – ни я, ни мой муж готовы не были. С другой стороны – как продолжать носить в себе орудие убийства? Я измучилась и, в конце концов, пошла в консультацию – просто с плановым визитом, не имея готового решения. Перед входом в кабинет врача я очень попросила Бога как-то направить меня. При осмотре спираль выскользнула из меня сама!

            Потрясение мудростью вероучения, открытие возможности молитвенного общения, восхищение богослужениями, их гармоничностью, соответствием ритмам природы и тем, что самым обыденным делам в свете веры сообщается порядок и красота,   – это пришло ко мне и осталось до сих пор. А не так давно прибавилось кое-что еще.

            Знаете, когда я в первые разы исповедовалась, то брала книжку и отмечала: надо – так, а я делала не так, следовательно, это был грех, и его надо назвать. Сожалела ли я? Нет! Судила-то я себя мирскими мерками. Да, есть идеалы, и я констатировала свое отступление от них. Но мучилась ли я от того, что поступила когда-то именно так? Нет! Особенно много явных грехов действием было сделано в студенческие годы. Как и многие молодые люди, я делала выбор между грехом и пустотой, причем грех приравнивался к норме («Дело молодое!»), а пустота – к отклонению от нее. Грех не был мне привлекателен, и чаще не приносил приятных ощущений – разве что иногда удовлетворенное тщеславие от собственной «крутизны». Но пустота ужасала. Очень многие молодые люди просто не видят, что выбор этим не исчерпывается…

            Да, мне открылись мудрость, красота и любовь, а вместе с ними сознание того, что я им совершенно не соответствую. Произошел ряд событий, показавших мне, что я причинила людям зло. Я думала и вспоминала, менялись используемые мной мерки, менялись исповеди – в них стало больше реального раскаяния. Последнее Причастие тоже было совсем не таким, как предыдущие – я поняла его смысл, поняла, что это обязательство.

            Постижение мудрости – это очень здорово, однако вот что до меня дошло: встать на 15 минут раньше и погладить для семьи немного белья из огромной кучи – более похвально, чем успехи в философии. И понять это гораздо легче, чем осуществлять. Однако это состояние – когда тратишь себя в нужном направлении и с максимальным напряжением сил – я поймала и запомнила. Думаю, Спаситель прожил Свою земную жизнь именно так. Недавнее посещение Иерусалима дало мне много пищи для чувств и мыслей.

            Я давно об этом мечтала – о паломнической поездке. Но провести отпуск хочется с семьей. Ни муж (не слишком воцерковленный), ни четырехлетний сын подходящими попутчиками для паломничества не казались. Мы выбрали отдых в Египте, что давало мне возможность съездить в Иерусалим на экскурсию, которая вместе с дорогой занимала немногим более суток. Ночь – дорога туда (включая переход границы), день – в городе, где в основном планировалось посещение христианских святынь, и ночь – дорога обратно.

            Первый сюрприз был вот, какой. Раз сведения о ребенке при перелете были проставлены в мой паспорт, мои надежды оставить его на время экскурсии на попечение папочки оказались тщетными: «Въехав в страну с ребенком, покинуть ее вы тоже можете только вместе с ним», – сказали мне. Я заколебалась. Мечта мечтой, но подвергать ребенка таким испытаниям? Однако, имея благословение священника и усмотрев в стечении обстоятельств волю Божью, я решилась. И не пожалела об этом. Силы у нас с Сашкой ушли все без остатка, однако нам было так интересно и радостно, и все окружающие – и группа, и экскурсовод, и православный служитель в Храме Гроба Господня – были так внимательны к нам, что остается только Бога благодарить.

            Итак, вот Золотые Ворота, через которые Спаситель вошел в город; вот Гефсиманский сад, где Он так почувствовал Свое одиночество в преддверии всего предстоящего Ему; вот гробницы Пресвятой Богородицы и Ее родных; а вот и святая святых – Храм Гроба Господня. И чем дальше, тем больше я проникалась тем, как Ему было трудно. Чтобы что-то почувствовать, невольно ищешь каких-то аналогий в собственной жизни. Вспомнила, как сына рожала – самая трудоемкая, мучительная, ответственная и результативная работа из всех мною сделанных . А здесь не одна жизнь от Него зависела, а абсолютно все. Причем, свою жизнь надо было за это положить – и какую жизнь! и абсолютно добровольно! И как ужасает смерть, как долги и нестерпимы мучения! Сострадание и восхищение наполнили меня, а еще – острое чувство собственного несовершенства.

            Расскажу одну историю, пришедшую на ум по ассоциации. Как-то я участвовала в лыжных соревнованиях среди работников нашей компании, бежали эстафету. Только одна женщина из всей команды серьезно занималась лыжами, остальные четыре человека   надеялись лишь на остатки общефизической подготовки. И вот эта профи, закончив свой этап, бежала дистанцию с каждым их нас – своим шикарным коньковым ходом, так и реяла впереди, и кричала, оборачиваясь: «Ну, давай! У тебя получается!» Ну, и как тут не выжать из себя, слабосильной, все возможное? И доминирует здесь даже не сознание своего убожества, а то, что сильный говорит тебе: «Ты можешь!», и верит в тебя, и силы твои тем больше возрастают, чем больше ты их напрягаешь!

            Но, повторюсь, все это легче понять, чем систематически применять. Возвести это в привычку, сводя к минимуму лень и своеволие – вот чего хотелось бы. Это самая актуальная задача нынешнего этапа описываемого мной пути к вере.

            Становится сложно вариться в собственном соку. У меня до сих пор нет духовника, исповеди мои принимали разные священники в разных храмах. Среди наших друзей есть только одна верующая пара (они были свидетелями у нас на свадьбе), общение с ними очень меня радует. Думаю, что решение водить сына в воскресную школу расширит мой круг общения и приблизит нас к жизни прихода. Ну и, конечно, я очень благодарна Вашему сайту! Вы сильно повлияли на меня. Помоги вам Господь!

            На каждом этапе жизни человек думает примерно так: «Ах, какой я был глупый столько-то времени назад – зато теперь все понимаю!». Это повторялось уже столько раз, что очевидна бесконечность пути. Однако… (где я это прочла?): путь – не меньшее счастье, чем цель. Попутчики! До свидания!

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: