Она не видела, как папа разбрасывает носки

|
Что может вызвать разочарование в мужчинах, почему важно знать, как пахнет папа, и видеть, как он ест, и какие представления девочка, выросшая без отца, может принести в свою собственную семью – рассказывают психологи Екатерина и Михаил Бурмистровы.

Семья – мама и дочка

Сейчас существует огромное количество неполных семей: они либо изначально неполные, и папы не было, либо семья распалась, когда дети были еще малы, и родитель в семье – это мама, потому что дети при разводе очень редко остаются с папами. Очень часто бывает, что семья не просто без папы, а это – моносемья из трех или даже четырех поколений.

Хотелось бы рассмотреть ситуацию, когда в такой семье растет девочка.

В семье, где родитель только один, эмоционально и фактически мама берет на себя функцию отца – она является и основным добытчиком, и основным структурообразующим элементом. А в семье, где есть мама, дочка и бабушка (мама мамы), эмоционально роли распределяются иногда так: мама – функционально папа, а бабушка – функционально мама, если она включена в воспитание внучки.

Про особенности взросления в такой семье можно говорить много: это и очень тесная эмоциональность, и очень близкая, до симбиоза, связь матери с дочерью. Можно даже сказать, что если женщина остается с двумя детьми, это более здорово, хотя это очень тяжело экономически, малоподъемно по нагрузкам, но все же самая сложная ситуация, когда семья – только мама и дочка, никаких родственников, и никаких новых браков у мамы.

Фото: Lena Kap

Давайте предположим, что отношения девочки с мамой хоть и были тесными, но не помешали ей остаться развивающейся личностью, найти спутника, выйти замуж, хотя это все само по себе квест: в какой-то момент становится очевидно, что эта молодая девушка никогда не видела, что из себя представляют мужчины в приближении. Часто вокруг такие же моносемьи, и если ей повезло, и она видела дедушку двоюродного брата, или брата мамы, или мужские модели поведения в других семьях, то чаще всего они видятся с такой дистанции, что кажутся или почти идеальными, или очень сглаженными, без деталей.

Когда наступает период адаптации в ее собственном браке, оказывается, что очень часто женщина разочаровывается в семейных отношениях, при том, что с мужем – с его настроем на семью, на детей – по факту все в порядке. Девушке это просто непривычно, не похоже на женские отношения.

Это может касаться эмоциональной дистанции – того, насколько люди друг другу близки, насколько они вовлечены в отношения, разговаривают, интересуются жизнью друг друга. В женских семьях эта дистанция, как правило, гораздо более тесная, чем в обычных.

Внимание у мамы не распределяется между мужем и детьми, поэтому в такой семье много разговоров, много обсуждений. Это неплохо, но когда у этой выросшей девочки формируется семья с другой структурой, то оказывается, что при рождении детей такие женщины склонны целиком погружаться в материнство, в отношения с детьми, потому что это то, что они видели в своей семье.

Подобные ситуации, наиболее часто встречающиеся и потенциально неприятные, вполне преодолимы именно через осознание своей особенности – отсутствие модели мужского поведения в семье.

«Все мы родом из детства»

Мы сильно связаны с тем, какие модели поведения увидели в детстве. У нас откладываются очень глубокие и, как правило, не осознаваемые и словами не передаваемые впечатления. Вряд ли человек на третьем-пятом году брака скажет: «Я вырос в неполной семье, поэтому у меня больше склонность к родительским, чем к супружеским ролям». Так никто не мыслит, а на самом деле было бы полезно. И это не какая-то супермысль, это ликвидация некоторой психологической безграмотности.

Не все со мной согласятся, что семейная жизнь обуславливается детскими моделями, но я считаю, что «все мы родом из детства», и лучше распаковать сундук с психологическим наследством, чтобы понять, что в нем. Ведь очень часто люди, выросшие в неполных семьях, быстро приходят в околоразводное состояние именно потому, что нет модели, как строить отношения в браке. Они не видели, как мама кормит папу, как мама разговаривает с папой, как пахнет папа, как валяются или даже «стоят» его носки. Что вообще-то мужчины не плачут над женскими романами и их телеверсиями, что мужчины не так увлечены обсуждением деталей, каких-то жизненных событий. Что мужчины хоть и разные, но, в целом, большие мальчики – это не большие девочки.

Екатерина и Михаил Бурмистровы

Если мальчик каким-то образом имеет в себе мужчину, тот же тестостерон, и в нем изначально заложена склонность подражать мужчинам, которая даже при отсутствии папы дает хоть какой-то уровень моделирования мужского поведения, то у девочки просто «ноль». А на самом деле это не «ноль», потому что очень часто за отсутствием образа папы вырастает фантазия об идеальном папе.

Очень часто девочки, которые растут без папы, влюбляются в киноактеров, в учителей, в каких-то придуманных персонажей. Обычно эта тоска по мужскому присутствию абсолютно не вербализуемая и не осознаваемая, иногда выливается в подростковую, еще до всяких серьезных отношений, привязанность к какой-то идеализированной мужской фигуре.

А потом возникает фигура вполне реальная: с недостатками, с несовершенствами, часто незрелая сама по себе, с запахами, с какими-то дурными привычками, со своими особенностями. И наступает точка приземления.

Какие выходы?

Во-первых, если вы знаете, что это ваша ситуация – вы или ваша супруга росли в семье без отца – то следует посмотреть, как отсутствие модели влияет на ваши отношения в семье. Обычно отсутствие «дорожной карты» и четких представлений, скорее всего, усложнит период адаптации, условно, в первые пять лет брака. Потому что те семейные привычки, которые видела девочка, выросшая с отцом, – меньшая бытовая аккуратность, просто другое отношение к быту, мужское нежелание делить женские обязанности, какое-то мужское «бесчувствие» с точки зрения женщины – дают возможность посмотреть на семью и быт немножко под другим углом.

И второе: нужно понять, как влияет на брак идеализированное представление о мужчине – был ли фантазийный образ мужа, и как этот идеальный образ бьется с реальностью, потому что люди очень часто за этим идеалом совершенно не видят, насколько хорош реальный человек. Я очень часто вижу это у людей, которые росли в неполных семьях, особенно у девочек, потому что у мальчиков есть мама, и перед глазами была модель женского поведения.

Что мешает принятию реального человека

У мужчин, которые росли без отцов, тоже встречается очень жесткая идеализированная модель поведения. Они додумывают, каким должен быть мужчина, придумывают себе героя-супермена, разыгрывают его старательно, не применяя ни к своему характеру, ни к ситуации, ни к составу семьи.

Семья может быть и полной, но если отец пьющий, бьющий, не включенный, то девочки тоже придумывают себе идеальную картину мужчины. Но это уровень уже больших вещей, а на уровне бытовых привычек очень полезно общаться с подругами, которые росли в полных семьях, может быть, чуть-чуть более старшими, может, чуть ранее вышедшими замуж, и то, что вам кажется странным и ненормальным в мужском поведении, может быть вполне нормальным и типичным, просто вы этого не видели, живя в женской семье.

Такая история бывает и в тех семьях, которые были полными, а потом отец погиб, то есть не было развода, не было разрыва, просто папа рано ушел из жизни, и была создана картинка на основе идеального образа, где реальная жизненная история обрастает многими деталями, почти мифологическими, и это тоже может мешать принятию реального человека.

Мне кажется, тот, кто рос в неполных семьях и не видел шаблона отношений родителей, может задать себе вопрос: что ему мешает принять того человека, с которым у него создана семья?

Действительно ли это те вещи, которые несовместимы со спокойной, гармоничной, ровной жизнью, или, возможно, я что-то не знаю, есть какие-то «затыки» в принятии, и могут ли они быть связаны с историей моего взросления?

Кадр из фильма «Завтрак у папы»

Схожую ситуацию я вижу, когда второго ребенка рожают люди, которые были единственными детьми в семье. Это немножко другой уровень, но у них тоже нет представления, как это – жить с двумя детьми, поэтому вхождение во второе родительство может быть довольно трудным. Но это все-таки детский пласт, он проще, а супружеский пласт с отсутствующим опытом намного сложнее.

И, конечно, очень важно, чтобы остальные члены этой неполной женской семьи не дестабилизировали ситуацию, потому что если ее мама не была в браке сколько-нибудь долгом и сколько-нибудь успешном, то у нее тоже нет модели. А влияние мамы может быть очень сильным, и когда мама говорит: «Что-то с твоим мужем не то», это может значить, что просто он не делает что-то, что было принято в женской семье.

И если со стороны того, кто сам не был в полной семье, идет дестабилизация отношений в вашем молодом, становящемся браке, то стоит подумать о дистанции между вашей семьей и семьей родительской. Дистанция может заключаться в сохранении бережности отношений между молодой и родительской семьями.

Когда ребенок не видит мужской реакции

Можно чуть подробнее поговорить про пласт психологического моделирования. Это несознательное действие. Ребенок растет и очень активно впитывает все, что в семье происходит, причем он впитывает не слова, а действия, интонации, способы реакций, он впитывает не нашу педагогику, а нашу жизнь.

Он видит, как женщины реагируют на расколотую чашку, и не видит, как реагирует мужчина; он видит, как женщина реагирует на разбитую на улице коленку, и не видит, как реагирует на эту ссадину мужчина. Он видит, как женщина восторгается первыми песнями, первыми рисунками, и не видит мужской реакции.

Это фотографируется, копируется, не образуется двух образцов, нет понимания, что реагировать и так, и так – нормально. Конечно же, бывают женщины с очень мужскими характерами – это частое явление в неполных семьях.

А что считается мужскими реакциями? Например, более спокойное отношение к мелочам, меньшая вовлеченность в нюансы отношений, меньшая реактивность в целом, больший период накопления эмоциональной реакции, другой уровень сопровождения детей – мужчины вообще склонны к тому, чтобы позволять детям делать более рискованные выборы. Когда в семье, где жена из неполной семьи, начинаются конфликты из-за воспитания детей, то очень многое ей кажется странным: то ли ему все равно, то ли он рискует слишком сильно.

Наполовину себя не знать

Если родители расстались до того, как ребенку исполнилось два года, когда человек начинает что-то помнить, то образ отца может быть нарисован мамой как угодно.

У ребенка собственного опыта нет, он спрашивает про папу, и если мама сильно травмирована расставанием с мужем, получает: «А что папа? Он плохой, сволочь, и нас бросил».

Мама может не говорить про отца абсолютно ничего, это может быть стена молчания, и растущая девочка просто тормозит свои мыслительные процессы по этому поводу. Накапливается такое облако неизвестностей, мешающее выстраиванию идентичности, пониманию места отца, что человек может наполовину себя не знать.

Потому что генетика никуда не девается, и какие-то вещи, которые ему в себе неизвестны, могут быть абсолютно нормальными для семьи этого отца, которого девочка никогда не видела, с которым никогда не говорила, никогда не видела старших родственников с той стороны. Ребенок находит в себе эту часть, которая не помещается в рамки семьи, где он растет, и не понимает, откуда это.

Вообще, столько историй о формировании образа отца как страшного монстра, и когда ребенок его находит, оказывается, что у него нет ни рогов, ни копыт.

Фото: Kevin Corrado

Функционально снаружи, неблагополучно внутри

Другая ситуация, когда у девочки есть травмирующие воспоминания: пьющий, бьющий мать отец. Рыдающая мама, режущая себе вены, впадающая в депрессию. Это все не сказки, таких ситуаций очень много. Потом какие-то вещи могут проявляться уже в новой семье – в связи с этим травмирующим опытом.

Часто неполные женские семьи могут быть неблагополучными внутри. Они могут быть функциональными снаружи, справляться со всеми задачами, но внутри может быть отсутствие радости, могут быть даже совершенно зверские отношения. Обычно, если женщина растит дочку одна, она сильно перегружена: она работает, везет двойную телегу. И этот внутренний напряг – отсутствие простого радостного взаимодействия – тоже очень хорошо наследуется.

С другой стороны, в женской семье иногда формируется совершенно героический образ все преодолевающей женщины, которая все побеждает, которая, несмотря на «ту сволочь» и что она всегда одна, справляется с нагрузкой, заработком, воспитанием, с хозяйством, с улучшением жизни. Бывают же тетки-монстры, которые строят невероятные карьеры, корпорации. Эта история героического женского преодоления может реализоваться в семье как программа и включаться даже в те моменты, когда она не нужна: в полной семье героическая программа подстроена под одного родителя, под это моно. И эта программа долго не отслеживается, этим тетям сложно дожидаться, когда мужчина возьмет и сделает, они лучше пойдут и сделают сами: мама прибивает гвозди, ремонтирует краны.

Что делать, если девочка растет в неполной семье

Во-первых, в окружении девочки, которая растет без папы, должны быть мужчины – родственники мужского пола, друзья мамы. Нужно по мере возможностей и обстоятельств формировать этот круг, и если есть дед, вообще прекрасно. Если есть включенный дед или брат мамы, который участвует в семейной жизни, то на самом деле об отсутствии мужчины в семье речи нет.

Фото: lizlabiancaphotography.com

Есть вариант, когда мама «не машет на себя рукой», а находится в активном поиске нового мужа. Этот поиск можно описывать по-разному: это может быть очень интеллигентный скрытый поиск, когда девочка ничего не знает, а все раскрывается в старшем возрасте, и становятся понятны какие-то странности, и вырисовывается очень противоречивая картина в отношении полов.

Это может быть смена партнеров у мамы, когда в один год дядя Саша, в другой год дядя Валера, а в третий год какой-то там Михаил Иванович, который на 20 лет старше – и никто из них не становится папой, а в итоге формируются неустойчивые, ненадежные привязанности. Не будем раскрывать такие ситуации, когда отношения с несостоявшимся отчимом будут просто небезопасными для девочки.

Часто женщины отказываются от построения другого брака, думая, что ребенок сильно пострадает – а это очень большой вопрос, который нельзя решить за другого человека. Но, в целом, иногда женщина понимает, насколько важно доброе отношение двух людей, и может разрешить себе какие-то следующие отношения, если есть достойный кандидат. Это просто клише, что неродной отец никогда не станет настоящим отцом, это совершенно необязательно, и отчим вполне может стать родным.

Если вообще никого нет рядом, а тотально вокруг только женщины, то на помощь придут тренеры, учителя, книги, только без идеальных образов, с обсуждением, с какими-то смешными деталями. Прекрасный мужской образ для маленькой девочки, правда больше дедовский, чем отцовский, – это образ Петсона из книг про кота Финдуса. Чем менее совершенная и идеальная фигура, тем лучше.

Мужчины, которые всегда с молотком в руках, спортивные, подтянутые, бегают кроссы, разжигают костры, плавают и несут рюкзаки, смелые, активные, мощные, несгибаемые, волевые, – это совершенно неадекватный образ.

Очень часто в таких семьях редуцируется супружеская жизнь, ее физический пласт, потому что его не было представлено, и человек даже не понимает, что он редуцируется, только видит, что чего-то нет. Просто не было образца, как мама обнимает папу, как папа обнимает маму, как они сидят на скамеечке рядом, как они целуются.

В женских семьях часто ходят в бигудях – а кого стесняться? Эти границы могут быть абсолютно неочевидны, и непонятно, насколько они провокативны для мужчин. В семьях с мужчиной никогда такого нет – девочки направо, мальчики налево. В женских семьях это стерто совершенно.

Если у вас нет идеальной семьи

Я верю, что когда человек что-то осознал и сказал, оно перестало влиять на него помимо его воли. Мы с этим знакомы по практике исповеди, хотя когда исповедуешься, ты говоришь о том, о чем сожалеешь, в чем раскаиваешься, но все равно это называние, именование ситуации и изъявление:

– оно есть, оно на меня влияет,

– это не мой грех, это то, с чем я родился,

– это моя ситуация, но я не хочу этого влияния,

– мой выбор другой, я хочу меняться.

Это происходит не быстро, это легко сказать, но тем не менее у человека колоссальная способность меняться, менять свои модели. «Хоп, я на него смотрю, а он мужчина, а мужчины другие» – и постепенно демонтируются привычные шаблоны, потихонечку, постепенно, как активный словарный запас, начинают возрастать новые реакции. Это все не сказки, не простое переминание воздуха, я знаю женщин, которые с этим успешно справились и потом вспоминают о том, своем шаблонном реагировании, как о какой-то другой эпохе.

Идеальная семья (в России, к сожалению, таких мало) – это семья, в которой всем хорошо и есть оба родителя. Она как теплица, как инкубатор, дающий полную картину мира, «дорожную карту, с которой можно ехать». Все остальные варианты менее благоприятные и менее спокойные, и если у вас нет идеальной семьи, то надо просто подумать, что к вам приехало в сундуке с наследством.

Некоторая сложность на старте в таких ситуациях вполне преодолима. Это как знание о склонности ребенка к аллергии – если соблюдать аккуратность, иметь информированность и совершать конкретный набор действий, то это позволит аллергии не развиться. Тут примерно то же самое: есть предрасположенность к поведенческим моделям, ведущим к определенного рода искажениям отношений. Зная об этом, можно правильно прореагировать.

Подготовила Тамара Амелина

 

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Должен ли муж жену «на место ставить»?

Семейная иерархия, как техника духовной безопасности

Протоиерей Александр Дягилев:  Как не стать мамой своему мужу

Отобрать у супруги роль командира и убить в себе инфантилизм

Уроки Евы: как склонить голову перед мужем

«Мы забываем, что именно появление женщины делает мужчину мужчиной»

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!