Папа может…

|
Во многих странах третье воскресенье июня – День отца. Сейчас идут обсуждения, чтобы сделать всероссийский официальный праздник День Отца. Пока конкретной даты российского праздника не установлено, и мы решили поздравить наших пап 21 июня.
Папа может…

Шахтёр, любивший искусство

Сергей Гавриляченко, Народный художник России – о своем отце Александре Ивановиче

d21c028ccb6b16cd65195fc41smr-655x501

Сергей Гавриляченко

Папа мой, Александр Иванович, рос практически сиротой – он родился в 1915 году, а примерно через год умерла его мама. Так как жили на хуторах, никто не мог сказать потом даже точную дату его рождения. Вроде бы вспоминали, что в день памяти Александра Невского, поэтому день рождения справляли 1 ноября. Отец его был в это время на фронте, а так, как они были с его мамой, моей бабушкой, не венчаны, и когда он вернулся с войны, он даже не знал, что у него есть сын.

Папа жил у бабушки, им приходилось очень нелегко, в некоторые годы зимой он не ходил в школу – было не в чем. Но при этом у него была невероятная страсть к учению. Он поехал учиться  в педагогическое училище в Ростов,  без какой либо помощи, поддержки. Бывало, что от голода не мог подняться на третий этаж. Я потом учился в этом здании в педагогическом и представлял себе, как это было.

После окончания педагогического училища папа сразу поступил  в Ростовское артиллерийском училище: всю жизнь мечтал быть военным. Во время Великой Отечественной прошел от Бреста до Вислы, где его последний раз тяжело ранило.

После войны он женился, переселился в город Шахты. Там мужчина должен работать в шахте. Папа окончил еще горный техникум, работал под землей – как тогда говорили «в погребке».

Сейчас принято считать, что рабочая среда – пьянство, мат. Мой папа – шахтер, мама – учительница начальных классов, почти все в нашем дворе были шахтеры, и мата практически никогда не слышал.

У папы был буквально культ учебы, знаний. Он собирал коллекцию пластинок – исключительно классическую музыку, которую очень любил. Особенно – русские басы. Каждое воскресение папа ставил проигрыватель на подоконник и весь двор слушал Шаляпина, Михайлова, Штоколова…  Я начал слушать это все только после сорока, а в юности мне такая музыка казалась странной, ненужной.

Меня отец очень любил. Вот маленькая деталь, показывающая это. Я собирал репродукции из «Огонька». Приходит папа после ночной смены и понятно, что ему хочется только одного – лечь в кровать и заснуть. А мне хочется с ним играть: чтобы папа показывал мне эти репродукции, а я бы угадывал автора и название картины. А поскольку репродукций набралось уже более четырехсот, понятно, что игра отнимала много времени, но папа все равно сидел со мной.

Каждое лето папа (напоминаю, он был шахтер) меня, сначала ребенка, потом подростка, потом юношу, вез в Москву и Ленинград.  Утро начиналось с того, что мы шли в музей – в Третьяковскую галерею, в Пушкинский музей, в Эрмитаж, в Русский музей. Во второй половине дня – становились в бесконечные очереди, чтобы привезти что-то дефицитное маме и родственникам.

Сейчас я обременен званиями, наградами. Они меня тешат, но особо не трогают. Многие меня радовали именно потому, что это – радость папе. Он мечтал об этом всю жизнь, о том, чтобы его сын чего-то достиг, стал  профессором. Ведь все свои мечты о реализации себя он вложил в меня, своего сына.

Папа был очень включен в мою жизнь. Даже на школьные собрания всегда ходил он (я ни разу не дошел к дочери в школу).

При всех тяготах жизни, а жили мы очень скромно, а по нынешним меркам можно сказать, что и бедно, в семье была установка – ребенок должен получить образование, раз его влечет искусство – посмотреть все музеи.

Именно благодаря папе я не шахтер, не инженер, не врач, а – художник.

Защита отца

Ольга Кормухина, певица

sddefault

Ольга Кормухина

Мой папа, Борис Александрович Кормухин, был для меня другом, примером кристально  честности – по отношению к людям, к профессии. Я пользовалась его поддержкой и защитой буквально во всем, хоть и была неординарным ребенком, в том числе в плане поведения.

Как- то в юности родители оставили меня одну на пару дней. Собралась компания друзей. Мы шумели, пели, ночью отправились купаться на озеро. Поутру на меня пришли жаловаться. Папа  ответил: «Не трогайте Ольгу. Это моя боль, но это и моя гордость!» Я случайно стала свидетельницей этого разговора, папа был уверен, что я не слышу его. Меня буквально распирало от гордости и было важно, что отец защищает меня, не обращая внимание на мнение окружающих.

Я считаю, что для девочки отец очень важен как пример настоящей мужской поддержки. Если девочка растет в семье с хорошим отцом, то она обязательно будет счастлива в жизни, у нее не будет проблем в личной жизни. Мне сразу делали предложения, я никогда ни за кем не бегала. Потому, что получила правильную установку в семье – женщина должна быть при муже, за мужем.

У папы было очень нежное отношение к моей маме, на всю жизнь они сохранили любовь друг к другу. И после смерти папы мама хранила ему верность, хотя поклонников было много. Причем,  будучи за-мужем, мама была свободна, могла творчески самовыражаться.

Пример полноценной крепкой семьи, глава которой – отец – просто необходим для девочки. Как, впрочем, и для мальчика.  У моего брата девять детей. Много детей не мешают ему активно заниматься, в том числе общественной деятельностью.

Постоянно показывал пример целомудрия. Когда я ему говорила на улице: «Папа, смотри, какая красивая женщина», – он едва бросал взгляд, чтобы не обидеть меня невниманием, и отвечал: «Красивая, но наша мама в сто раз лучше!»

Отец был выдающимся человеком – инженер по профессии, занимался и пением, и рисованием.  Он преуспевал на работе, но семья была для него на первом месте и мы все это знали.

Был мужественен – никогда не проходил мимо драк, чтобы не вступиться за того, кого обижают.

Когда папы не стало, на похоронах, те, кто с ним работал, говорили, как бился он за свой отдел, чтобы люди не оказались на улице, а работали и получали зарплату.  Это 1991 год, институты закрываются,  инженеры, ученые вынуждены торговать на рынках. Даже мы не знали, какой ценой ему удалось сохранить отдел – дома папа не подавал вида, как ему плохо, а на работе пригоршнями глотал таблетки. То есть, получается, жизнь свою положил за людей.

Золотое колечко для дочки

Ольга Юревич, мама семерых детей – об отце, своем муже протоиерее Андрее Юревиче

431-580x379

Мне кажется, существуют два качества, которые необходимы мужчине для воплощения в отцовстве, в таком, какое предполагал Господь, создавая мужчину и женщину.  Это, во-первых, ответственность за принятие решений. Сейчас много безответственных мужчин, которые даже не считают это грехом.  А ведь вся семья на этом и строится. Есть отец – глава семьи, тот, кто принимает на себя весь груз ответственности за все, чтобы не происходило, хорошее или плохое. Я иногда думаю, как бы мне трудно жилось, если бы я была мужчиной.

У отца Андрея ответственность была с самого начала нашей семейной жизни. А потом, с годами, когда детей становилось все больше, они подрастали, появлялась мудрость. И там, где раньше сильный характер батюшки довлел, где он перегибал эту палку, мудрость уравновешивала, смягчала и «перегибания» ушли.

Второе важное качество – надежность. Никакая женщина не сможет полностью реализовать себя в семье, если у нее ненадежный муж. Как жить в семье, если на мужа нельзя положиться, нельзя ему доверять?!  Тогда, наверное, постоянное напряжение – а что будет дальше? А если случится что-то, как справляться?

И это качество в моем муже присутствовало  с самого начала.

Вообще  лучше, если про отца будут говорить его дети. Вот у меня в руках открытки, которые они написали отцу Андрею год назад на день рождения. «Как же я благодарная Богу, что ты у нас есть», – написала одна дочка. «Я счастлива, что Господь благословил нас таким отцом, верным мужем. Добрым, очень мужественным, веселым и главное – доверяющим Богу. Ты научил меня многому, но прежде всего, ты собственным примером научил меня верить», – написала вторая.   А вот другая дочка: « Я горжусь своим отцом. Ту лучший отец для нас и духовный отец для многих. То, как ты служишь Богу – живой пример крепкой веры для всех нас». «Будь всегда с Богом, мамой и с нами», – это от младшей дочки.

Недавно были дни рождения у двух наших девочек. И они, на свой день рождения, написали отцу Андрею и мне открытки.   «Папулечка мой дорогой, любимый, единственный. Спасибо тебе, что я смогла появиться на свет, за то, что ты никогда не жалел сил для меня, за то, что ты вырастил меня, за твоё терпение, за снисхождение к тебе. Благодаря тебе я знаю, каким должен быть настоящий мужчина. Спасибо за твою нежность, ласку, заботу и защиту. И самое главное, спасибо, что ты научил меня общению с Богом. Ты самый лучший на свете. Я благодарна Богу, что Он подарил меня именно вам».

Вот от другой дочки: «Спасибо, что отдал так много сил, что беспокоился за меня, направлял все эти годы, и продолжаешь это делать. Вы лучшие родители. Смотря на вас, мне хочется иметь такую же веру, любовь, быть такой же сильной».

До сих пор наши девочки, даже повзрослев, идут на исповедь к отцу Андрею. Так что они продолжают оставаться его и духовными чадами. И зять считает его духовником.

Дети очень любили и любят ходить с батюшкой в магазины. Я человек очень занудный. Поэтому они и говорят: «Мама, посиди лучше дома, мы в магазин с папой сходим». Потому что я начну мешать: «Зачем им это надо? Посмотри, сколько это стоит»  и так далее.

У нас три дочки, кроме четвертой, младшей, что называется, на выданье. Они учатся в институте, дружат с молодыми людьми. Двум девушкам подарили колечки, а одной – не подарили. И перед ее днем рождения батюшка сказал мне: «Поехали, купим ей колечко». Поехали, выбрали тоненькое, с маленьким камушком, но золотое. В день рождения папа встал на колени и сказал: «Вот колечко» И надел его ей на пальчик. Дочку все это потрясло, она растроганно  сказала: «Я буду его носить, пока мой будущий муж не подарит мне колечко». Вот я бы даже не стала думать о таком подарке, как золотое кольцо, а батюшка посчитал, что это нужно и важно для дочки. И, как всегда, оказался прав.

По молитвам папы

Светлана Соколова, мама четверых детей – об их отце – протоиерее Николае Соколове

IMG_4747_s2-580x453Отец Николай – прежде всего – большой молитвенник.  Я уверена, что его молитвы держали и держат семью, что дети выросли хорошими – его молитвами.  Этот молитвенный дух впитывался, передавался и детям,  как и атмосфера  любви. Он всегда старался, чтобы они  росли в любви и понимали, что жизненный свой путь нужно строить путь через добро, через добрые дела, через любовь, через жертвенность. Это не высокие красивые слова: именно все это показывает отец Николай всей своей жизнью, а личный пример, как известно, лучший педагогический способ воздействия.

Когда дети были маленькими, было много дел по хозяйству, он не читал им длинных нотация о том, что маме нужно помогать, а просто брал, например, в руки веник и начинал подметать.  Несмотря на то, что у него всегда – колоссальная нагрузка.

Если в кои то веки у отца Николая выдавался выходной, для  детей это был настоящий праздник, ведь они могли  побаловаться с папой, поиграть, пойти куда-нибудь вместе.

В период возрастания детей отец Николай, несмотря опять же на свою занятость, всегда был в курсе их проблем в учебе, мог одним словом направить их в нужном направлении. Никогда не раздражался, не кричал на детей, говорил с ними, маленькими,  ровно, так же, как и сейчас со взрослыми. Своим настроем и в меня он вселял спокойствие.  Для него вообще характерно старание со  всеми  быть в мире и во взаимопонимании.

Когда дети подрастали, папа был у них первый духовник, именно к нему они бежали на исповедь, обсуждали волнующие вопросы. Сейчас они сами – отцы и матери, и постоянно приходят к отцу Николаю за помощью в разрешении каких-то важных  вопросов.

Самое главное – я вожу детей в храм

Наталья Громова, мама шестерых детей – о своем муже Андрее Громове

Zamaldinova-254-600x450

Наши дети родились  в вере. Именно Андрей стал тем человеком, который мне хорошо и подробно стал рассказывать о Боге. Можно сказать, что он взял меня за руку и привел в храм, открыл для меня православие.

Хороший климат в нашей  семье именно во-многом благодаря Андрею – он может и пошутить, а если мы поспорим, он потом никогда не будет это припоминать. Потому и конфликты сводятся к нулю, не успев начаться. Его позитивный настрой передается и детям. При этом для детей папа – авторитет. Достаточно сказать кому-нибудь из расшалившихся: «Папе скажу», как ребенок утихомиривается. Хотя папа не кричит на них, но умеет так сказать, что дети сразу все понимают.

Папа у нас очень хороший. У меня поэтому и не было мыслей, что страшно рожать столько детей – я уверена в Андрее, в том, что он всегда поддержит, он ответственный и надежный человек.

Я уверена, что сыновья вырастут настоящими мужчинами, ведь перед их глазами – пример настоящего мужчины. Который не только несет глобальную ответственность за свою семью, но и участвует в ее повседневной жизни. Для него, например, нет сугубо женских дел, которых не пристало делать мужчине – он и белье развесит, и окна вымоет, и сантехнику. Причем так качественно, как я, наверное, не смогу.

Если он берется за какое-то дело, то доводит его до конца.

Когда Андрей учился в школе, ему очень нравились уроки истории, до такой степени, что он решил прочитать Ленина, чтобы понять, почему все говорят, что этот человек такой великий (дело-то происходило в советское время). Взял какой-то один том и прочитал от корки до корки. И впечатление было совсем не то, которое пытались передать учителя истории. Он понял, что Ленин был очень злым человеком.

Вот эта любознательность и стремление самим дойти до истины передались и нашим детям.

Они очень любят слушать, когда на дороге папа начинает рассказывать про марки встречающихся машин. Не просто «такая-то марка произведена там-то», а делясь информацией об истории модели, того концерна, где она произведена, сообщая какие-то неизвестные и очень интересные детали.

Иногда я начинаю переживать, что наши дети посещают не так много кружков, как мне бы хотелось. И я начинаю делиться с Андреем: «У нас ходят только на авиамоделирование, а вот у этой семьи дети ходят сюда, у другой – туда». Андрей серьезно отвечает: «Самое главное – я вожу детей в храм в субботу и воскресенье, на причастие. Остальное – не так важно. Если детям что-то очень захочется, какое-то занятие, они все равно и сами пойдут на него».

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
В России создадут федеральный Совет отцов

Он должен объединить активных мужчин, которые на общественных началах займутся вопросами защиты семейных ценностей и укреплением…

Шесть отцов, которые ушли слишком рано

Взрослые дети вспоминают об отцовской любви

3000 километров преодолели участники мотопробега «Отцы России за многодетную семью»

По дороге путешественники посещают сибирские и уральские города, где присутствуют за богослужениями в местных храмах и…

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: