Павел Юдин: «Главная задача – максимально эффективно использовать существующий кадровый потенциал»

|
Аббревиатура НИИ – научно-исследовательский институт – пришла из советского прошлого. С тех пор средний возраст сотрудника НИИ – 50-70 лет. Молодежь в институты работать не идет – не престижно, не прибыльно. Необходимость реорганизации подхода к научным исследованиям назрела давно. В этом направлении особенно успешно продвигается НИИ Природного и культурного наследия имени Д.С. Лихачева во главе с молодым и амбициозным директором – Павлом Юдиным, сумевшим за полгода продуктивной работы завоевать искреннее уважение опытных и авторитетных сотрудников института. На сегодняшний день Институт Наследия – один из самых перспективных проектов Министерства культуры в своей области.
Павел Юдин: «Главная задача – максимально эффективно использовать существующий кадровый потенциал»

– Из Вашей биографической справки очевидно, что Вы – опытный администратор, прошедший серьезную школу работы в госструктурах и на международном уровне, но имели мало отношения к научной деятельности.

– Согласен, но механизмы и принципы управления одинаковы везде. Конечно, в НИИ есть своя специфика. С одной стороны, у руководителя должен быть огромный интерес к тому, что он делает. И, с другой, достаточно мудрости, чтобы осознать и прислушаться к опыту коллег. Практически все мои заместители работали в институте с момента его основания и, разумеется, в том, что касается научно-исследовательской работы, я доверяю им. Моя обязанность – выстроить систему, при которой работа института будет прежде всего актуальной, востребованной, должным образом профинансированной и, самое главное, – ориентированной на результат.

– Какие успешные проекты обновленного Института Наследия Вы можете назвать?

– «Обновленного» звучит громко, все-таки прошло не так много времени. Мы на пути к обновлению, но уже есть поводы для оптимизма. Прежде всего, это развитие международного направления в деятельности Института Наследия. Буквально пару месяцев назад, на последней 37-ой ассамблее ЮНЕСКО наш институт был признан координирующей структурой в России по работе в рамках международной конвенции по сохранению культурного и природного наследия, участником которой является наша страна.

– Но ведь в 1992 году НИИ имени Лихачева и создавался в первую очередь именно для работы с ЮНЕСКО. Выходит, Вы воплотили в жизнь то, о чем до Вас только говорили.

– Да, это очень важная для России задача и мы активно и последовательно занимаемся ее решением. Государство несет весь перечень обязательств, которые эта конвенция накладывает. Сегодня в России существует 25 объектов охраны ЮНЕСКО, по которым были приняты решения о присвоении этого статуса. Среди культурных памятников – Московский Кремль и Красная площадь, центр Петербурга, Новодевичий монастырь и много других известных и всеми любимых мест. Среди природных объектов – озеро Байкал, Ленские столбы, карельские леса, плато Путарана на Таймыре, вулканы Камчатки…

Наша задача – выявлять такие объекты, проводить по ним необходимые регламентные экспертные работы и раз в год номинировать их на ежегодных международных сессиях ЮНЕСКО. Это престиж государства и отдельных регионов, повышение туристской привлекательности. И, как вы верно заметили, для этой деятельности наш институт и создавался в 1992 году.

Причем, мы хотим заниматься этим не только внутри страны, а, по возможности, привлечь к этому вопросу все страны, входящие в СНГ: проведение семинаров, подготовка обязательной отчетности для подачи этих материалов в ЮНЕСКО. Это мощная, созидательная, научно-исследовательская, экспертно-аналитическая деятельность, направление, которое мы обязательно будем развивать и поддерживать. Здесь мы с нетерпением ожидаем принятия решения весной 2014 года о придании нам статуса базовой организации на пространстве СНГ. Никто в стране не обладает такой компетенцией и таким функционалом, как Институт Наследия, и в этом наша уникальность.

Развитие этого направления позволит нам сформировать историко-культурный каркас страны как критерий отношения государства к своей истории, своей культуре.

На сегодня некоторые объекты имеют большую стадию готовности, в частности, это древний город Болгар в Татарстане, который, вероятно, будет представлен на сессии ЮНЕСКО этим летом в Катаре. Я считаю, шансы у него очень хорошие. Руководством Республики – и прошлым, и нынешним было уделено этой работе огромное внимание. В хорошей стадии готовности и древний град Свияжск, а также Кремли Астрахани и Пскова. У руководства всех субъектов российской федерации есть понимание того, какие объекты представляют всемирную ценность и есть желание признать эту ценность на международном уровне.

С природными объектами работать гораздо сложнее. Во-первых, это работа с границами природоохранных зон, с вопросами развития инфраструктуры. К примеру, если на объекте природного наследия или через объект проходят коммуникационные или иные проекты, это может затрагивать развитие индустрии и т.д. Но опыт в решении проблем объектов именно природного наследия у нас есть, и немалый.

– Вы с энтузиазмом рассказываете о работе с ЮНЕСКО, какие еще задачи стоят перед Институтом Наследия?

– Безусловно, ЮНЕСКО – красивая, созидательная тема, затрагивающая международную деятельность. Но никто не снимает с нас задачи заниматься работой менее эффективной, но не менее важной. В основе нашего государственного задания, утвержденного Министерством культуры на 2014 год, лежит подготовка государственного доклада.

У Министерства культуры есть важная задача: в рамках выполнения постановления Правительства РФ подготовить ежегодный государственный доклад о состоянии культуры в Российской Федерации. Это объемный, насыщенный статистикой, экспертно-аналитический материал, который утверждается Правительством РФ и, в дальнейшем, его данные используются в работе Правительства при подготовке различных решений, концепций, стратегий и т.д.

Министерством культуры перед нами поставлена задача координировать работу по подготовке госдоклада. И мы с ней точно справимся – у нас есть опыт аналогичной работы в рамках ежегодного доклада о состоянии объектов культурного наследия. Также институт принимает участие в разработке такого же доклада, только для Министерства природных ресурсов и экологии.

– Сейчас в сферу деятельности Минкультуры входит координация и контроль за сферой туризма – этим занимается агентство Ростуризм. Будете ли Вы принимать участие в этом направлении?

– Перед нами поставлена интересная задача в рамках этого направления – разработать концепцию образовательного туризма.

Нынешняя система среднего образования работает достаточно успешно, в России большое количество талантливых детей. Так вот, победители различных конкурсов, олимпиад могут формироваться в группы по тематике и ездить по определенным организованным маршрутам и местам. Скажем, победители олимпиад по химии едут по местам Менделеева, молодые талантливые историки – по объектам военно-исторического и историко-культурного наследия, если речь идет о духовно-нравственном воспитании, то дети поедут по религиозным местам т.п. Это не просто туризм, а именно путешествие плюс образование.

– Будет ли участвовать Институт Наследия в системе профильного образования, совместно с Департаментом науки и образования Минкультуры России?

– Конечно, и одна из основных задач в 2014 году – сформировать систему мониторинга образовательных учреждений, функции учредителя которых выполняет Министерство культуры РФ. А также на базе Института Наследия будет воссоздаваться федеральный ресурсно-методический центр по координации обеспечения учебными пособиями и образовательными программами детских школ искусств. Сейчас в нашей стране более 5700 таких школ, это учреждения дополнительного художественного образования. Количество российских детей, посещающих такие школы – более 1 млн 200 тыс. Преподавателей – около 120 тыс. До 2005 года в Москве существовал центр, координирующий учебные программы, образовательные стандарты, занимался образовательной подготовкой учителей, но по каким-то причинам его ликвидировали, и мы сейчас имеем сложную ситуацию. Хотя в отдельных регионах такие центры остались, но они не имеют единой федеральной научно-методической координации. Предложение профильного Департамента науки и образования о воссоздании такого центра мы с готовностью принимаем. В Департаменте хорошо понимают актуальность этого направления. И мы обладаем всеми ресурсами для качественного выполнения этой задачи. Замечу, что подготовку к реализации этого направления мы начали еще в Российском институте культурологии. И состав нашего подразделения, занимающегося образовательным направлением, полностью сформирован из бывших сотрудников РИК.

– На недавно прошедшем в г. Уфе Совете при Президенте по межнациональным и межконфессиональным отношениям было принято решение о создании системы мониторинга в этой области. И Вам поручено участвовать в создании этой системы. Насколько Вы готовы к данной работе?

–Используя кадровый потенциал сотрудников, перешедших к нам из Российского института культурологи, мы создали Центр мониторинга межнациональных и межконфессиональных отношений.

У нас есть религиоведы, теологи, востоковеды, эксперты по образованию в этих областях. Мы имплантируемся в создаваемую в стране систему мониторинга, контуры которой будут достаточно широкие. Это будут и полномочия со стороны федеральных органов исполнительной власти, и субъектов федерации, потенциал силовых структуры, и возможности научно-экспертного сообщества, и общественных организаций. Наша страна уникальна – это сложный и многогранный по национальному и религиозному устройству организм, и в одиночку даже отдельно созданное ведомство не справится с задачами по мониторингу этой сферы. Для меня здесь очевидна необходимость объемного подхода, поэтому направление координируется нами с Администрацией Президента РФ и Министерством регионального развития РФ, у которых мы тоже находим поддержку и понимание.

– У Российского института культурологии было мощное направление музееведения. Вы продолжаете его развивать?

– Действительно, музееведение было приоритетным направлением в Российском институте культурологии. И тут у него сильнейшие кадры, одна из лучших команд в России – Лаборатория музейного проектирования в полном составе перешла в Институт Наследия. В чем суть развития этого направления? В единой точке, в одном институте мы можем организовать научно-методическое, проектное и консалтинговое обеспечение музейной деятельности. Мы понимаем, что есть абсолютно самодостаточные музеи, с высоким статусом, у которых есть свои подразделения, которые обеспечивают их аналитикой, креативными разработками и т.д. Но основной части музеев – средних, малых, региональных, такая поддержка нужна. И для этой основной части мы можем предлагать концепции развития, информационное сопровождение, разработку сайтов, оцифровку экспонатов и т.д. Здесь огромный пласт работ.

– По сути, вы уже практически объединили два института – культурологии и природного и культурного наследия. Это смелое решение.

– Формально институты пока остаются в своих организационно-правовых формах, но по сути уже работают одной командой. После моего назначения и последующего утверждения в должности директора Института Наследия более 50 сотрудников Российского института культурологии посчитали целесообразным для себя такой же переход в Институт Наследия. На сегодняшний день в РИК осталось 11 научных сотрудников. Такой массовый переход расценивается мной как определенный кредит доверия со стороны авторитетных и заслуженных людей, имена которых десятилетиями являются ориентирами в научной сфере. Я чувствую огромную ответственность, т.к. у меня нет ни малейшего шанса их подвести. Но главная наша цель – оптимизировать деятельность НИИ таким образом, чтобы максимально эффективно использовать имеющийся кадровый потенциал, правильно выстроить систему работы, скоординировать задачи и направления деятельности институтов с государственной политикой в сфере культуры, за которую отвечает Министерство культуры. Не стоит забывать, что НИИ – подведомственные учреждения и учредитель вправе требовать от нас результат.

Кадровый потенциал институтов – около 200 сотрудников. Использовать этот потенциал необходимо в прикладных проектных целях, которые имеют конечный результат. И за этот результат мы готовы отвечать.

Мнения коллег:

Минтимер Шаймиев, государственный советник Республики Татарстан, Председатель Попечительского совета Республиканского Фонда Возрождения памятников истории и культуры РТ:

«Я приветствую решение об объединении Российского НИИ культурного и природного наследия им Д.С.Лихачева и Российского института культурологии. Я благодарен руководителю института Павлу Евгеньевичу Юдину за принятое им предложение войти в состав Попечительского совета Республиканского Фонда Возрождения памятников истории и культуры РТ. Последнее заседание Фонда с его участием подтверждает, что у нового, энергичного и перспективного руководителя масштабные планы по развитию деятельности института, по сохранению культурного наследия России».

Дмитрий Соловьев, Генеральный директор Фонда социально-культурных инициатив:

«Павла Юдина я знаю давно, мы работали с ним в различных оргкомитетах – Международного благотворительного кинофестиваля “Лучезарный ангел”, Всероссийского праздника “День семьи, любви и верности” и других, и везде он проявлял редкие организационные способности, умение мыслить оперативно и перспективно. Павел Евгеньевич – очень ответственный, интересующийся, инициативный человек. Он управленец нового поколения, всегда идет вперед, в сложных ситуациях находит лучший выход».

Леонид Решетников, директор Российского института стратегических исследований:

«С Павлом Юдиным мы знакомы давно, с ним нас связывает многолетнее плодотворное сотрудничество в разных профессиональных сферах. Его гражданская и профессиональная позиция вызывают мою глубокую поддержку и понимание. Я приветствую объединение Института Наследия и Российского института культурологии, и убежден, что созданный в Институте Центр мониторинга межнациональных и межконфессиональных отношений, укомплектованный признанными профессионалами Российского института культурологии, станет полноценным научным звеном создаваемой общегосударственной системы в этой сфере. Это важная работа в масштабах всех страны, и я уверен, что под руководством Павла Юдина это направление станет не менее успешным, чем другие направления работы возглавляемого им Института».

Наталия Сиповская, директор Государственного института искусствознания:

«С Павлом Юдиным я знакома скоро уже год. Он вызывает немало уважения благодаря реальным делам, которые этот новый в сфере культуры человек сделал для возглавляемого им института. Лично для меня было важно, что Юрий Александрович Веденин – замечательный исследователь, на протяжении долгих лет возглавлявший НИИ, остался председателем Ученого совета, что обеспечивает преемственность научных приоритетов Института Наследия. А вот административное руководство государственной организацией в нынешних условиях требует немало специфических навыков. И в этом плане мне, например, есть чему поучиться у выпускника Академии государственной службы. Объединение Института Наследия и Института культурологии, думаю, имеет не только административный резон. Мне этот процесс представляется логичным и по сути. Ведь охрана памятников немыслима без организаций вокруг них культурных пространств – не только музеев, но и других центров притяжения, вплоть до фестивалей современного искусства».

Петр Боярский, заместитель директора НИИ культурного и природного наследия имени Д.С.Лихачёва, начальник Морской арктической комплексной экспедиции, почётный полярник:

«Новый руководитель института Павел Юдин – это современный подход в работе, новые возможности и направления организационной работы, оперативное установление связей с различными министерствами и ведомствами. Чёткое разделение административных и исследовательских функций. А главное – заинтересованное отношение к равноправному развитию всех направлений деятельности института, к реализации и пропаганде их. И во всём этом – настоящий профессионализм современного руководителя, применение новых подходов в актуальных условиях функционирования науки. Начался постепенный рост зарплаты сотрудников, о чём раньше только заявлялось, как о желаемом. Считаю, что концентрация усилий двух институтов расширит границы исследований, а значит, и внедрение их результатов в практику».

Павел Шульгин, заместитель директора по научной работе НИИ имени Лихачёва, кандидат экономических наук:

«Созданный по инициативе Дмитрия Сергеевича Лихачёва в 1992 году Институт Наследия сохранил комплексный, общекультурный подход Советского Фонда Культуры. Он бережёт традиции Фонда и лихачевскую школу, открыт для специалистов самого разного профиля. В духе традиций Фонда Культуры, Институт Наследия принимает в единый научный коллектив специалистов Российского института культурологи – философов, культурологов, музеологов и др. для выполнения совместных работ, как в рамках заданий Министерства культуры, так и для выполнения конкретных региональных исследований по просьбе различных регионов. Считаю, что совмещение научного потенциала пойдет только на пользу российской культуре».

Григорий Орджоникидзе, Ответственный секретарь Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО:

«За счет проводимой сегодня реформы института, наращивания его профессионального потенциала, внедряемых новых управленческих подходов НИИ им. Л.С.Лихачева выходит на позиции ведущего государственного экспертного органа в области всемирного наследия. А с принятием ожидаемого решения Совета глав правительств СНГ о придании институту статуса базовой организации государств-участников СНГ в сфере сохранения всемирного наследия он станет ключевой структурой в экспертной работе по этому профилю не только в России, но и в ближнем зарубежье».

Екатерина Шапинская, заведующая отделом образования Российского института культурологии, доктор философских наук, профессор:

«Институт культурного и природного наследия имени Д.С.Лихачева – научно-исследовательское учреждение со сложившейся традицией и хорошо отлаженной структурой. Перейдя в этот Институт из Российского института культурологии, мои коллеги и я получили все условия для эффективной и плодотворной работы, удобное помещение, слаженную работу организационных подразделений, возможность получения необходимой информации. В качестве рабочего места Институт наследия имеет преимущества перед Российским институтом культурологии – произведен ремонт, организовано информационно обеспечение, слаженно работают все подразделения. Надеемся на интеграцию в коллектив института и эффективную работу в новом году».

Надежда Емельянова, руководитель Центра междисциплинарных исследований, мониторинга, экспертизы и анализа межнациональных и межконфессиональных отношений, кандидат исторических наук:

«Наш Центр мониторинга, созданный в институте Наследия в декабре 2013 года, был полностью укомплектован кадрами из Российского института культурологии. К участию в проектной деятельности Центра также присоединились сотрудники филиалов РИК из Санкт-Петербурга, Краснодара, Омска. В настоящее время организация располагает материальной базой, необходимой для качественного выполнения проектной деятельности – рабочими помещениями, новой компьютерной техникой. Что немаловажно, произошло существенное увеличение заработной платы. Но самое главное – при поддержке дирекции за довольно небольшой промежуток времени удалось сформировать сплоченный и высокопрофессиональный коллектив. Сотрудники Центра мониторинга поддерживают комплекс мер по реформированию научной отрасли, выражая своим переходом в Институт наследия доверие решениям директора института Павла Юдина и надежду на перспективное и плодотворное научное развитие».

 

Для справки:

Российский научно-исследовательский институт культурного и природного наследия имени Д. С. Лихачёва (краткое название Институт Наследия) – базовый российский государственный институт, занимающийся проблемами культурного и природного наследия. Создан в 1992 году для реализации положения Конвенции ЮНЕСКО «Об охране Всемирного культурного и природного наследия». Институт признан ведущей научной школой Российской Федерации в области методологических и теоретических основ изучения, охраны и использования объектов наследия.

Российский институт культурологии – основан в 1932 году под названием Центральный научно-исследовательский институт методов краеведческой работы. В 1955 году стал называться НИИ музееведения, в 1966 году в НИИ музееведения и охраны памятников, в 1968 году переименован в НИИ культуры. После создания Министерства культуры РСФСР институт был отнесен к его ведению. В 1992 году преобразован в Российский институт культурологии. В 1993 и 1997 годах соответственно открылись Сибирский филиал и Санкт-Петербургское отделение института.

 

Биография

Юдин Павел Евгеньевич – директор НИИ культурного и природного наследия имени Д.С.Лихачева, первый заместитель директора Российского института культурологии.

Родился 2 июня 1975 года в г. Омске.

В 1996 году окончил Институт менеджмента и экономики (ИМЭК) по специальности: «международные экономические отношения».

С 1995 по 2004 год работал в структуре АО “Нефтехимэкспорт” (г. Москва), занимался вопросами валютно-экспортного контроля, взаимодействия с крупными российскими и мировыми нефтехимическими компаниями. Более 5 лет работал за рубежом (Швейцария, Франция, Нидерланды, Великобритания, США, Бельгия, Испания, Италия и др.).

С 2004 по 2012 год работал в Федеральной службе по надзору в сфере здравоохранения и социального развития (г. Москва) в должности заместителя руководителя Территориального управления, заместителя руководителя Центра лицензирования.

В рамках реализации административной реформы занимался координацией распределения полномочий между федеральным центром и субъектами РФ.

В 2011 году окончил Российскую академию государственной службы при Президенте Российской Федерации по специальности: «политико-административное управление».

Имеет классный чин Советника государственной гражданской службы Российской Федерации II класса.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
В Минкультуры попросили Церковь советоваться по поводу передачи ей памятников

Решения такого уровня должны приниматься на уровне министерства и союза музеев, считает замминистра культуры

Мединский: при передаче Исаакиевского собора надо действовать в интересах граждан

В Минкультуры отметили важность того, чтобы при передаче Исаакиевского собора Церкви «возможность для посещения собора не…

Минкультуры: в России «театральный бум»

Посещаемость театров за четыре года увеличилась на 20%

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: