Перестаньте думать, что вы грязные и окаянные!

Архимандрит Андрей (Конанос)

Архимандрит Андрей (Конанос)

Ты когда-нибудь думал о том, как чувство вины может управлять нашей жизнью? До чего же легко в Церкви смутить человека, довести его до уныния, напугать! И вместо того, чтобы приблизиться к Богу, он выйдет из храма с тяжестью на душе, ощущая себя великим грешником.

Мы верим, что Бог сильно возлюбил человека; мы верим, что Иисус Христос, придя в этот мир, простил нас, и теперь всегда даёт нам возможность соединиться с Ним через Святое Причастие «во оставление грехов и жизнь вечную»; мы верим, что исповеданный Богу грех прощается навсегда. Но откуда же в таком случае берутся люди (а я вижу их с того самого дня, как начал исповедовать) с постоянным чувством вины, от которого они никак не желают освободиться? Их постоянно терзают угрызения совести. Такой человек причастится, например, в десять утра, а в десять двадцать я спрашиваю его во дворе храма:

– Ну, как ты?

– Как я, отче? Да мне всё так же плохо, как и раньше…

Этот человек только что причастился, он ещё чувствует вкус Причастия, но всем своим видом продолжает говорить, что он грешен, недостоен, непотребен, негоден. Что Бог не любит Его, потому что он такой, какой есть, и не исправляется.

Для некоторых людей всё является грехом. Когда я спросил одного человека, почему он так думает, он ответил:

– Как почему? Церковь мне это говорит! Ты мне это сказал! Ну, хорошо, даже не ты лично, а другие священники. Они говорят, что в принципе всё в этом мире – грех, кроме еды и питья. Это можно. А всё остальное, если внимательно посмотреть, можно назвать грехом.

Я спросил его:

– Ты правда так думаешь?

–  Да, я так думаю. Я чувствую, что большинство из того, о чём я думаю и чего хочу, является грехом.

Когда я преподавал в школе, у меня был один ученик, который после моего рукоположения, встречая меня в коридоре, насмешливо грозил мне пальцем и говорил:

– Грех! Грех!

Я спросил его:

– Почему ты это делаешь?

– Потому что Вы теперь – батюшка, и будете постоянно говорить всем: «Это грех!»

Мне стало неприятно, и я сказал этому мальчику:

– Дитя моё, я стал священником не для того, чтобы постоянно говорить людям, что вся их жизнь – сплошной грех. Грех – это не то, что ты думаешь.

Я поговорил с этим учеником, а затем приложил ещё немало усилий для того, чтобы и другие дети это осознали – насколько я сам мог тогда это осознать и освободиться от такого рода мыслей. Потому что и сам я не сильно отличался от них – ведь благодаря кому-то я вырос с такими же страхами, угрызениями и чувством вины. Всё это не проходит быстро. Мы в этом выросли, мы это впитали.

Как Бог смотрит на наши грехи? Мне кажется, Он смотрит на них, как на ошибки первоклассника в прописях. А может, даже и дошкольника.

Многие из нас до сих пор хранят свои первые тетрадки на память – испачканные, с огромными заглавными буквами, с дырками от ластика. И никто из родителей никогда не будет ругать своего ребёнка за такое, не скажет ему: «Это никуда не годится! Ты ничего не можешь!» Наоборот, родители подумают: «Он ещё маленький. Сейчас пишет с ошибками, а когда подрастёт, уже не будет ошибаться». И я верю, что Господь смотрит на нас такими же глазами. На все наши грехи, страсти и ошибки Он смотрит с большим снисхождением и пониманием – в том числе и на то, что доставляет нам массу страданий. Особенно это относится к молодым людям. И главное здесь – покаяние на исповеди. Если ты озвучил всё на исповеди – ты сделал то, что нужно. Четыре-пять вещей – каждый сам знает про себя, что это за вещи.

И иногда священник говорит в ответ:

– Хорошо. Больше так не делай.

А мы:

– Нет, отче, я должен Вам рассказать об этом поподробнее, чтобы объяснить. Я опять и опять это делаю. Я снова подумал то, сделал это…

Постараемся узнать у святых отцов, Кто такой, в сущности, Бог. И если мы поймём, Кто Он, если приблизимся к Нему, насколько это возможно, то увидим, что Бог не может заниматься такими посредственными, заурядными вещами, на которых мы так привыкли сосредотачиваться, что иногда даже заболеваем.

Обрати внимание – я не призываю тебя перестать думать о своих грехах. Просто не преувеличивай, не акцентируй на них внимание так сильно и не думай, что всё настолько печально. То, что нам кажется трагичным, на самом деле не трагично, и наоборот: то, что мы воспринимаем как пустяковое и невинное, часто оказывается гораздо более печальным. Господь легко и спокойно беседовал с грешными женщинами, но ни одной из них не сказал при этом: «Ты хорошо поступаешь!» Как не сказал ни одной из них – «За свои грехи ты попадёшь в ад!» Однако с фарисеями Он беседовал по-другому, говоря: «Своим лицемерием и ложью ты можешь погубить душу. Осуждая других, ты можешь погибнуть от ненависти и зависти!»

Есть такие грехи, которые душат нас, но они не являются основными. Это не те грехи, на которые Бог постоянно обращает внимание, видя нашу духовную жизнь. И несмотря на это, мы, христиане, так и вырастаем – с чувством вины и угрызениями совести, которые, вместо того, чтобы способствовать нашему пробуждению в определённый момент, остаются с нами навсегда.

Что такое угрызения совести? В древнегреческом языке слово «угрызение» происходит от глагола τύπτω – бить, ударять. Например, ударять коня, чтобы он пошёл вперёд. А после того, как конь пошёл, его уже не бьют – иначе можно травмировать животное. Так же и угрызения совести призваны действовать на нас – пробуждающе. Это – напоминание. Они подталкивают нас к мысли о том, что где-то мы поступаем неправильно. Словно кто-то говорит тебе: «Здесь ты неправ. Исправляйся!» И мы стараемся. Мы стараемся измениться, мы боремся со своими грехами, падаем и снова встаём. Но при этом у нас не должно быть постоянного ощущения собственного ничтожества. Мы не должны пребывать в депрессии и унынии, думая о своих грехах.

Мне кажется, что когда человек постоянно думает о том, какой он плохой, скверный и грязный, это не помогает ему стать хорошим и чистым. Если я сам грязный, то спокойно буду прикасаться ко всему грязному. Но если я чистый, то уже не стану трогать грязь, а скажу: «Знаете, я только что умылся, переоделся, и теперь я чистый. Поэтому не предлагайте мне ничего грязного».

Думаю, что это отличный способ избавиться от греха – когда у человека появляется ощущение чистоты, когда мы перестаём постоянно перебирать и преувеличивать до изнеможения свои ошибки.

Один пожилой священник сказал мне:

– Когда читаешь старца Паисия и старца Порфирия, то очевидно: оба они – замечательные святые. Но при этом, читая старца Паисия, я как-то быстрее начинаю испытывать угрызения совести. А у старца Порфирия я вижу Господа совсем Другим.

Я спросил его:

– Каким Вы видите Его, отче?

– Я вижу много любви, много доброты и света.

duhovnic-prel

Что же говорит нам старец Порфирий? Для того, чтобы из души исчезли мрак и чувство вины, нужно не думать постоянно о своих грехах, а открыть душу для света. Просто вот так – нажать выключатель и впустить в свою душу свет. Грехи не исчезают от того, что мы постоянно думаем о них с тоской и страданием. Порождая чувство вины, эта боль разрушает нас. Лучше делай то, что можешь. Начни борьбу – какая тебе по силам. Можешь подать милостыню – подай. Можешь помолиться немного – помолись. Немного попоститься – попостись.

Чего ты не можешь? «Отче, я не могу преодолеть три конкретные вещи – это, это и то. Вот эти страсти». Не думай об этих страстях. Чем больше ты о них думаешь, тем они делаются сильнее. Сколько бы ты ни говорил: «Я больше не буду!» – ты будешь это делать. Сколько бы ты ни говорил: «В ближайшие несколько дней я не буду этого делать, не буду этого говорить» – будешь. Лучше сказать по-другому: «Я сделаю всё для того, чтобы развить мои хорошие качества. Их я могу усилить, усовершенствовать. Помолюсь, и смогу это сделать». А другое, чего я не могу? Делай, что можешь, дитя моё. И что же тогда произойдёт? Внутри нас засияет свет, и тогда всё остальное понемногу утихнет и исчезнет. Я видел это у многих людей. Об этом говорил и старец Паисий. Одному юноше, которого одолевали плотские страсти, он сказал:

– Чадо, человек не состоит из одних грехов! В жизни каждого происходят тысячи вещей. И ты – это не только твои страсти. Просто в данный момент твоей жизни они у тебя есть. А всё остальное ты делаешь, как полагается?

– Нет! Меня так волнует эта проблема, я так погружён в неё, что нет никаких сил, чтобы делать что-то ещё!

– Делай всё остальное. Ходи понемногу в церковь…

– Не могу!

– Ходи раз в две недели!

– Ну хорошо, попробую. А как же мой грех?

– Перестань думать о своём грехе!

Фиксация на своих грехах нам не помогает. Но мы почему-то уверены, что Бог – Он такой: строго наказывает и давит.

Мы так много говорим о любви, а на самом деле её не чувствуем. Не знаю, ощущаешь ли ты себя внутренне свободным перед Богом? Что Бог не собирается тебя наказывать, обижать, отталкивать?.. Я постоянно вижу это в людях и пытаюсь освободить их от такого чувства, от чувства вины. Но некоторые так и не желают освобождаться.

– Отче, скажите мне что-нибудь!

– Люби Бога.

– Нет, отче! Поругайте меня!

– Зачем? Ты очень хороший человек, раз пришёл сюда и покаялся.

– Отче, но мне плохо, когда Вы меня не ругаете!

Да, но я не хочу участвовать в этом процессе. Дать тебе плётку для самобичевания и потом отправиться за это в ад? Нет.

Я же говорю тебе, что ты хороший человек, что Бог любит тебя. А ты в ответ – «Не могу, хочу, чтобы Вы меня поругали!» Тут уже нужен другой специалист, не я. Чего тебе не хватает, что ты так хочешь ругани? Почему ты этого хочешь? Потому что нам нравится ругать самих себя. Ведь занимаясь самобичеванием (а под этим я понимаю угрызения совести и постоянное чувство вины), мы фактически оправдываем самих себя. Ведь тогда мы рассуждаем так: «Бог – очень строгий. И если Он увидит, как я сокрушаюсь, Он успокоится. Он не будет меня наказывать, потому что увидит, что я сам себя наказываю».

Так мы успокаиваем себя, сами себе «создавая» угрызения совести. А Господь видит это и говорит нам: «Кто требует от вас всего этого, дети мои? Я дал вам свободу, а вы не можете наслаждаться ею! Я дал вам отпущение грехов, а вы этого не понимаете!»

В конце концов, что означают эти слова, которые мы так часто слышим – «во оставление грехов»?

Кто-то даже спросил меня:

– Как в таком случае понимать слова: «Беззаконие моё я знаю, и грех мой со мною всегда» (Пс. 50)?

Действительно, как совместить эти слова из Псалтири и то, что я пытаюсь объяснить сейчас?

Во-первых, нужно помнить о том, что пророк Давид жил по законам Ветхого Завета. А во-вторых, эти слова не означают, что мы должны снова и снова думать о своём грехе и мучиться угрызениями совести. Наоборот, мы как бы говорим Господу: «Боже мой, я постоянно помню о своём грехе, чтобы, в свою очередь, постоянно помнить и о том, сколько всего Ты мне прощаешь, сколько раз спасаешь меня и как Ты меня любишь!»

Не вспоминай грехи для того, чтобы погрузиться в отчаяние. Ведь оно не придаёт смелости и сил для борьбы и подвига. И не приводит к жизни вечной.

Перевод Елизаветы Терентьевой


Читайте также:

Как церковные люди становятся фальшивыми

Редкий христианин признает, что бывает неправ

Проверка на смирение – обиды и нападки

Когда в человеке нет смирения, то даже его добрые дела никому не нужны

Не заедать проблемы, но идти вперед и молиться

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи