По страницам советских газет, или О российской советологии

Декан Факультета Церковных художеств ПСТГУ, настоятель храма Воскресения Христова в Кадашах, протоиерей Александр САЛТЫКОВ продолжает рассуждать на тему, как современным православным христианам нужно относиться к коммунистической идеологии и советскому прошлому.

Протоиерей Александр Салтыков

Протоиерей Александр Салтыков

То, о чем писали советские газеты, сегодня прочно забыто, и поэтому многие голосуют за коммунистов. Советская идеологическая пропаганда была парадоксальным образом одновременно антирелигиозной и квазирелигиозной. У нее были религиозные черты, только с обратным знаком – она носила выраженный антихристианский характер. На эту тему размышляет протоиерей Александр САЛТЫКОВ, декан факультета Церковных художеств, настоятель храма Воскресении Христова в Кадашах в Москве. Автор говорит о необходимости создания российской советологии.

Сейчас об этом многие забыли. Выросло новое поколение, которое знать не знает, что происходило в нашем Отечестве полвека назад. Школа, как известно, сегодня мало знакомит детей с историей, а она поучительна. И древняя, и новейшая. И особенно интересно для нас все то, что относится к духовной жизни.

Тут нужно вспомнить, что советская власть, руководимая коммунистами, активно и целенаправленно занималась духовными вопросами, коммунистическая партия в полном смысле слова руководила духовной жизнью народа: повседневно и повсеместно насаждала свою идеологию, жестко отвергая все иное. При этом постоянно – и всегда в пророческом тоне – говорилось о «светлом будущем», в которое необходимо верить. Фактор веры, таким образом, не отвергался, а, наоборот, активно использовался, но в строго определенном направлении: верить можно и нужно было только в дело партии, в «светлое будущее» и лично – в Ленина, главного из коммунистических пророков. В вопросах веры коммунисты отличались крайней нетерпимостью. В настоящее время опубликовано большое количество жизнеописаний людей, пострадавших от коммунистов за веру.

К сожалению, эти издания в основном – малотиражные и плохо популяризируются. Тем не менее, сведения о преследованиях за веру постепенно проникают в народ. Но уже мало кто помнит в настоящее время, что борьба с религией и вообще со всяким инакомыслием в советский период имела жестко системный, постоянный и, можно сказать, обязательный характер. На самом деле, вопросы веры были главными в деятельности коммунистической партии. Такова была изначальная установка Ленина и других вождей революции.

В публичном освещении коммунистическая партия двойственным образом и достаточно хитро ставила вопрос о главной задаче государства. С одной стороны, она уверяла, что главное – это благополучие, материальное благоденствие народа (которого, впрочем, никогда не удавалось достигнуть). Но, с другой стороны, она жестко связывала это будущее всеобщее благополучие, это «народное счастье» с фактором веры в самое себя. Самих себя коммунисты провозглашали пророками и учителями пресловутого «светлого будущего». Начиная с первых дней революции 1917 года, коммунистический режим до конца оставался настоящей идеологической диктатурой, которая активно использовала любые средства, включая террор, достигавший самого широкого масштаба, особенно в первые десятилетия. Коммунисты прекрасно понимали необходимость народного доверия и стремились несогласных – любым способом удалить, а прочих – убедить, заставить верить в свои «идеалы», скорее, в своих идолов.

Коммунистическая вера имела немало последователей, в которых она нередко представляла собой смесь фанатизма и жестокости. Об этой жестокости постоянно и ярко свидетельствуют жизнеописания и новых мучеников российских, и множества других лиц, разных вер и убеждений. Жесткость преследований власти искусно скрывали, но сам масштаб борьбы не только не скрывался, но даже всячески подчеркивался на глазах у всего мира. «Воинствующий атеизм» – официальный термин, широко использовавшийся в официальной пропаганде. Борьбой с религией Советское государство занималось на самом высшем уровне – на уровне регулярно повторявшихся антирелигиозных постановлений ЦК коммунистической партии. Знаменитое обещание Н.С.Хрущева показать «последнего попа» по телевизору, которое ныне воспринимается как анекдот, было выражением вполне реальной, как казалось коммунистам, цели полного уничтожения христианства.

Существовали специальные издания, направленные на борьбу с религией – сначала, в 20-30-е годы, это были журналы «Атеист», «Безбожник», «Безбожник у станка» и другие подобные издания, позже – журнал «Наука и религия», претендовавший на «научность», но на самом деле тенденциозно-агрессивный вплоть до конца 80-х годов. Эта пропаганда велась в масштабах страны всеми средствами, в том числе средствами всей печати, которая полностью принадлежала государству. Объем прессы – огромен, материалы идеологического характера – почти в каждом номере многочисленных газет и журналов. Это бескрайний материал по изучению советской идеологии и культуры того времени. В процессе противостояния Советского Союза и западного блока и при наличии «железного занавеса», о котором также полностью уже забыли многочисленные любители заграничных путешествий, эта пресса была едва ли не единственным источником информации о жизни в Советском Союзе, Советское руководство это прекрасно понимало и стремилось тщательно отфильтровывать и направлять всю информацию своей огромной прессы в интересах своей пропаганды.

На «прогнившем Западе», со своей стороны, также понимали эту ситуацию, но старались сквозь строго цензурованную прессу все же понять, что творится «там», за занавесом. Этим занимались «страшные люди» – советологи. За рубежом сложилось целое большое направление – так называемая советология, которая пыталась изучать процессы, проходившие в нашем Отечестве в тот период. Это было необходимо и естественно для Запада не только с политической стороны, но и с культурно-исторической, поскольку наша страна была огромным государством с глубокими религиозными и культурными традициями, с которыми происходило нечто мало понятное для Запада. Впрочем, успехи этой советологии были, видимо, достаточно малы – слишком разными были представления о жизни у той и другой стороны, и советологи часто просто не могли понять вещи, очевидные в советском государстве для каждого человека.

В настоящее время у нас в стране возникает настоятельная необходимость серьезно изучать собственное недалекое прошлое, поскольку этого требует развивающийся исторический процесс. Плохое знание этого уходящего и быстро забываемого прошлого весьма негативно сказывается уже сейчас в том, как неумело действуют стихийно развивающиеся общественные движения. Для того, чтобы строить будущее, нужно хорошо знать прошлое и учитывать собственные ошибки, чтобы не наступать дважды на те же грабли. И для нас это гораздо более актуально, чем для Запада. Поэтому нет никакого сомнения, что у нас уже в ближайшее время должна окончательно сложиться российская советология, как систематическая историческая наука, изучающая сложнейшее историческое наследие в России ХХ века. В российской советологии видное место должно занять объективное изучение советской коммунистической идеологии, как особого феномена. Это важно и потому, что коммунистическая пропаганда продолжает действовать, но современное поколение уже не знает природы этого достаточно крупного общественно-политического явления. Отсюда проистекают немалые ошибки. Вместо того, чтобы понять, каково историческое происхождение марксизма-ленинизма, в чем его основные принципы, основные идейные и духовные установки, мораль, каковы подлинные цели, какова тактика и прочее – люди реагируют почти исключительно на примитивные лозунги, рассчитанные на сиюминутное привлечение внимания и прямой обман.
При изучении коммунистической идеологии немалое место будут занимать и материалы советской печати. Полистаем же и мы «пожелтевшие» страницы нескольких, взятых наугад советских газет. Такой небольшой обзор уже даст определенное представление и об идейных установках, и о методах советской пропаганды, и о некоторых реальных моментах текущей жизни того времени.

Шестое ноября 1957 года. «Вечерняя Москва» поздравляет дорогих москвичей «с великим праздником». Информация о Юбилейной сессии Верховного Совета СССР. Глава КПСС Н.С.Хрущев «горячо поздравляет» всех «с большим и радостным праздником». Передовая статья сообщает, что «москвичи, как и все советские люди» празднуют и «их мысли обращены к великой партии коммунистов, к ее Ленинскому (с большой буквы) ЦК – организатору и вдохновителю всех наших побед, неутомимому и верному борцу за счастье трудового народа, за торжество всепобеждающих идей бессмертного Ленина… Уверенный в своих силах, в грядущем торжестве коммунизма, вступает наш народ в пятое десятилетие существования своего социалистического государства… Вперед, товарищи, к победе коммунизма!» Далее в номере – о народности науки, о нерушимой дружбе народов, коммунизме – надежде человечества и т.д. Но вдруг замечается кое-что любопытное.

На 2-й странице – статья «Советский человек» (авт. В.Захарченко). У советского человека есть «идеальные» черты: «свой характер – глубоко национальные черты переплелись в нем с новыми чертами, воспитанными партией большевиков, всем социалистическим строем». Что же это такое? – Сказать нечего, пустая фразеология и позерство, характерные для партийных штампов советского времени: это, видите ли, «ширококрылое (!) вдохновение, железная воля и упорство, богатство душевного мира (что это такое?), непреклонное стремление служить народу…». Ну, как служили народу, мы знаем по результатам. Но далее, оказывается, есть и вера – без нее-то нельзя! У советского человека «есть своя вера – вера в величайшую справедливость того, что он делает, вера в будущее, которое должно быть прекрасным… ». Вот примитивная вера, которой хватило ненадолго. Эту маленькую, вполне ложную веру, полностью разоблаченную жизнью, действительно воспитывали большевики.

Но чуть ниже автор ставит интересный вопрос: «Как возник подобный характер, в каком горниле воспитывался он?» И тут оказывается: «Он возник на щедрой почве русского характера – характера труженика, веками отдававшего свою силу для украшения родной земли, безгранично любящего свое отечество, скромного, честного и прямого. Эти черты складывались и формировались на всем протяжении роста и развития нашего государства».

Кто же воспитывал эти, безусловно, ценные черты? На протяжении всей предыдущей истории нашего государства, о которой упоминает автор, господствовала другая вера – вера во Иисуса Христа. Эту веру мы получили впервые еще в 9-м веке, при константинопольском патриархе св. Фотии, а окончательно – при великом князе Киевском Владимире Равноапостольном в 10 столетии. И действительно, перечисленные черты складывались и воспитывались в русском труженике в течение всей русской истории усилиями Православной Церкви, вплоть до большевистского переворота 1917 года, после которого началось жесточайшее гонение на Церковь и русский характер стал сильно и быстро, к глубокому сожалению, меняться, в немалой степени утратив эти свои положительные качества. Возможно, автор это понимал, но говорить о Православии было невозможно.

К тому же автор указывает на русское национальное происхождение «советского человека», а компартия следует интернационализму и «советский народ» именовался некоей «новой общностью», то есть неким новым народом; в перспективе предполагалась некая всемирная общность, в которой стираются все национальные черты, начиная с русского народа. Не пытался ли автор сказать нечто хотя бы намеком, вопреки партийным запретам? Вынужденная двойственность была в характере русского подсоветского человека в те времена.

«Литературная газета», 1960 год, 21 мая. Среди разных материалов, объявление: «О конкурсе на создание научно-популярной книги «Основы коммунистической нравственности». Нравственность – это сфера, в первую очередь, религии, но, как мы сказали, коммунистическая идеология претендует на задачи веры. Что же требуется от будущей книги? «В книге необходимо с позиций марксизма-ленинизма в доступной форме изложить теоретические основы коммунистической морали в органической связи с современной общественной практикой и показать, как формируются новые моральные качества строителей коммунизма. Вместе с тем, в книге надо раскрыть коренную противоположность коммунистической и буржуазной морали, необходимость настойчивой борьбы за преодоление старой морали, роль Коммунистической партии в воспитании советского народа в духе коммунизма». Народу навязывают некие «новые моральные качества…». Что это за качества, откуда они берутся? Перед читателем явная пустая болтовня и демагогия, из которой ничего не получится. А вот «коренная противоположность…», это уже к делу. Ведь главное – уничтожить прежнюю традиционную мораль, то есть мораль христианскую, и тут же еще и подчеркнуть благодетельное значение коммунистов.

Перенесемся в несколько более позднее время. «Литературная газета», 25 апреля 1963 года. Где-то рядом время празднования Святой Пасхи. Газета в обязательном порядке сообщает, как и вся прочая печать, о том, что скоро состоится очередной «пленум» ЦК партии (кто сейчас слышал об этих «пленумах»?). Призывает деятелей культуры бороться с «упадничеством»: нежелание творческой интеллигенции следовать навязчивой партийной пропаганде уже значительно беспокоило власти. В рубрикаторе, среди прочего, «О воинствующем атеизме». Как же без этого? Посмотрим, что там пишут.

Страница 2-я. Статья «Святой микроб». Характерное для коммунистической пропаганды название. Автор повествует об ужасной опасности: некоторые, даже члены партии, подпадают в «религиозную трясину». «Не везде и не все еще помнят и понимают, – поучает автор, – что борьба за коммунизм – это не только создание материального изобилия, не только движение за коммунистический труд, но и ленинская забота о каждом отдельном человеке. Этим пользуются наши идеологические противники, в данном случае – религия». Следуют примеры успешной проповеди баптистов и пятидесятников – справедливости ради отметим живое изложение бесед с сектантами. Затем автор переходит к православным. Дальнейший рассказ настолько интересен, что приведем полностью основные эпизоды.

«Очень полезно было бы познакомить наших атеистов с другой «безобидной» личностью, обыкновенной бабкой, на которую при встрече и внимания не обратишь. Хотя и не сильна эта бабка в грамоте, а записные книжки у нее водятся. Любопытные книжки. Я беру первые попавшиеся на глаза записи и привожу их, сохраняя всю целомудренность стиля и орфографии (а, кстати, интересно, как бабкины записи у автора оказались? Не похоже, чтобы «идеологический противник» – бабка – так просто их ему подарила. Пусть читатель догадывается сам. – А.С.):

«Перва Чиремшанска улица 33 подез (в смысле – «подъезд») 3 етаж 2 ув 48. Болящие Прас-кия»;

«Горат Резан (город Рязань) Шлаковой поселок Бабушкина улица 6 Татьяна грешница»;

«Верхнаи котлы 135/5 корп 13 ком 44 Кисляк Марие Ивановн. Стретилась самной гражданка вавтобуси»;

«Фруктовая улица д 6 кв 12 Марея Андреевна. Маруся Ксеня поговорит с ней и я приду»;

«Москва 98 Актябриская поля д 48 корп2 кв 19 Тимашкова Ольга инвалитка нащот квартиры».
Вот вам малая толика дел одной лишь активистки православной церкви. Ее палка стучит не только по тротуарам Москвы, но и других городов: Ногинска, Рязани, Зарайска. Обратите внимание и на диапазон ее дел: грехи она отпускает (по записям – «грешница»); больным скажет пару ободряющих «божеских» слов; колеблющихся она обрабатывает не одна, а с активом («Маруся, Ксеня и я приду»). И гражданку, неосторожно разговорившуюся с ней в автобусе, подцепила бабка на свой крючок – адресок уже в блокноте и в гости приглашена («Верхнаи котлы…»). И заботится «нащот» квартиры» для «инвалитка»…

Так сказать, «индивидуальеная работа» – далеко не единственный метод в арсенале церкви. Она следит за деятельностью наших атеистов и постоянно ищет новые способы обращения людей в «веру Христову». И бывает даже так, что перед напором церковников отступают атеисты…
Недавно одна из библиотек Куйбышевского района Москвы пригласила верующих на чашку чая. Задача была поставлена верная: разбудить в людях интерес к таким встречам, а затем исподволь повести разговор о вере. Об этом начинании появились статьи в прессе. Попы такие материалы не пропускают. И они ринулись в наступление. Вскоре половина верующих перестала посещать «чашку чая».

Какой же вывод сделали из этого атеисты Куйбышевского района? Один из товарищей сказал: «Мы совершили ошибку: не надо было афишировать это начинание в прессе»… Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!

А между тем, церковники не стесняются, они не деликатничают. Не так давно в Загорске они, например, скупили во всех киосках антирелигиозную литературу».

Далее автор сетует на плохие лекции и плохо поставленную «индивидуальную работу с верующими» – это постоянный конек антирелигиозной пропаганды советского времени. И в завершение:

«Наступление на идеологического противника, который обитает не за тридевять земель, а ходит рядом с нами, по нашим улицам, живет в наших домах, дышит нашим воздухом, ест наш хлеб и забирает у нас людей, – это наступление должно стать всеобщим. И в этой борьбе, конечно же, важную роль должны сыграть воинствующие атеисты, Повторяю: воинствующие, – в идеологической борьбе не должно быть места примиренчеству».

Итак, примиренчества не может быть. Это не личное мнение автора, а непрерывная политика, направляемая компартией, начиная с ее прихода к власти в 1917 году. Неведомая «бабка», имя которой не случайно отсутствует, по всей вероятности, немало пострадала за веру и помощь ближнему. Мы же знаем, что именно на таких людях держится Церковь и благодаря их вере и молитве, стоит мир. А «бабка» – не одна. Трудно бороться с церковниками, у которых столько методов борьбы с атеистами: то отвлекают от «чашки чая», то не пожалели денег и скупили всю антирелигиозную литературу. Вот крупные идеологические диверсии!

Последние слова статьи пышут злобой к «противнику» в лице простых русских женщин – «бабок», и попов, которые не должны, видно, есть «наш» хлеб и даже не дышать «нашим» воздухом. Зловещие намеки!

А вот, к примеру, газета «Правда», 1963 год, 1 августа. Передовица называется «Активные проводники идей коммунизма». Читаем: «Коммунизм создается сознательным трудом миллионов… Главное внимание Ленин уделял идейному содержанию политической работы в массах… Воспитывать людей на положительных примерах, на героике труда, героике борьбы за коммунизм… Агитаторы – идейные бойцы партии. Они ведут решительную борьбу против любых проявлений буржуазной идеологии, против неправильного отношения к труду и общественной собственности, частнособственнических, религиозных и других пережитков прошлого, за утверждение в жизни принципов морального кодекса строителя коммунизма… наша партия вырастила огромный отряд агитаторов, насчитывающий миллионы». – Вполне программная статья, где все указано. «Пережитки» осторожно перечислены в обратном порядке по значимости: последнее – «религиозный «пережиток», то есть главный, перед этим – частнособственнический, тоже опасный. За этими «пережитками» стоят страшные русские «бабки», которые проповедуют православную веру и с которыми бесполезно борются миллионы (!) партийных агитаторов.

Несколько ранее, 17 мая того же 1963 года «Вечерняя Москва» излагает решения «Пленума МГК КПСС» т.е. московского горкома партии:

«На нашем пленуме нельзя не вспомнить об основных вопросах, поставленных во время встреч на Ленинских горах и в Кремле руководителей партии и правительства с представителями художественной интеллигенции. Это прежде всего вопрос о коммунистической идейности произведений литературы и искусства, о недопустимости мирного сосуществования в области идеологии. Второй важнейший вопрос… о ленинских принципах партийности и народности литературы и искусства, о партийном руководстве художественным творчеством (выделено газетой)… В идеологической борьбе двух миров писатели призваны быть пламенными пропагандистами идей коммунизма, советского образа жизни, наших высоких нравственных идеалов… которые бы воодушевляли строителей нового общества, зажигали сердца людей, звали их на подвиг во имя коммунизма… И это относится ко всем отрядам художественной интеллигенции».

Агитаторами должны быть все. Устраивались встречи с интеллигенцией, на которых в приказном порядке указывалось, что должно писать, изображать, думать… Газета продолжает: «В замечаниях, репликах, в речи Н.С.Хрущева, во многих выступлениях участников встречи в Кремле острая, нелицеприятная критика была высказана в адрес ряда московских художников, писателей, кинематографистов». Кто такой Н.С.Хрущев, чтобы указывать деятелям культуры, что и как творить? Оказывается, культура, искусство, литература – все на свете должно быть лишь подспорьем руководителям компартии в их идеологии, объявляющей себя безошибочной и абсолютной.

Особое место в коммунистической идеологии занимает культ Ленина. По сути, здесь мы видим не что иное, как обожествление. Объявить Ленина богом официально было невозможно, потому что официальная пропаганда была направлена против идеи Бога. Но навязанная практика всеобщего почитания, абсолютность приписываемых вождю свойств, культ вождя требовал по существу – хотя об этом прямо не говорили – признания его сверхчеловеческого, уже по сути божественного уровня. «Миллионы агитаторов» вдалбливали в головы оглушенного народа одно и то же о неопровержимости идей коммунизма, об отеческой роли компартии и о непогрешимости Ленина.

Повсеместно и в обязательном, всеобщем порядке изучались его сочинения, о которых сейчас все уже забыли. А совсем недавно они прославлялись, как нечто гениальное, как некое своего рода «священное писание». В смысл, конечно, никто не вникал – за его, в основном, отсутствием (или мрачным присутствием) – а критиковать было абсолютно недопустимо: критика «бессмертных идей» Ленина приравнивалась к государственному преступлению.

Коммунистическая пропаганда действовала методом своего рода гипнотического внушения как через прямую агитацию, так и через искусство. Это выражалось в произведениях литературы и изобразительного искусства, где было дозволено изображать его (Ленина) с некими надмирными чертами. Например:

А имя было у него такое,
Что люди, Ильича боготворя,
Мечтали встретить бога и героя,
Хотели увидать богатыря…
(Марк Лисянский, «Правда», 1968, 1 сент.).

Это вполне религиозное стихотворение, где далее обожествленный носитель особого имени (это о Ленине – боге и герое) «обнял душою целый мир земной». Оно далеко не единственный образец такого рода. Вот как, например, описывает картину, изображающую Ленина, Юр. Нехорошев на выставке, посвященной Октябрьской революции в 1967 году: «Шагая широко, решительно, по планете идет Ленин. За его плечами – тревожные, мятущиеся всполохи. Над горизонтом встает солнце. Напряженна мысль вождя, тверда воля, непоколебима уверенность. Необратимость событий Революции, торжество новых идей – таково содержание полотна украинца М.Божия «Двадцатый век» («Известия», 1967, 8 дек.). Впечатление, действительно, сильное: на репродукции картины – маленькая земля, огромная, во все полотно фигура с нахмуренным лицом и сжатым кулаком (сжатый кулак – постоянный символ Ленина – «бога и героя»). Это как бы иллюстрация к тому, как «бог и герой» «обнял душой» планету. Журналист прав. Добавим, что культ Ленина равен культу Сталина, но с той существенной разницей, что культ Сталина был развенчан, а культ Ленина продолжает существовать. Кстати, недавно все видели по СМИ похороны северокорейского вождя Ким Чен Ира – все культовые приемы его как прижизненного, так и посмертного прославления буквально скопированы с советской практики «увековечивания» памяти коммунистических вождей.

Неизбежное наличие культа личности в идеологической системе коммунизма делает противостояние коммунистов с традиционной религией непримиримым, поскольку выявляет в коммунистической идеологии наличие религиозной, по сути, ревности, противостояния к христианству и всякому инакомыслию в соединении с ненавистью. Поэтому призыв к «всеобщему наступлению» против Церкви – не только характерный, но и неизбежный лейтмотив всего советского времени. На протяжении десятков лет компартия всячески пыталась возбудить против Церкви русский народ, систематически отравляемый и разлагаемый злобной атеистической пропагандой. Но этого не получилось. Однако являемая глубина ненависти к Церкви имеет, как вполне очевидно, духовную природу и не ослабеет никогда.

Читайте также:

Почему голосовать за коммунистов – грех

Кого анафематствовал Патриарх Тихон, или верить ли обещаниям коммунистов?

 


 

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Епископ Тихон (Шевкунов): Мы не собираемся «шельмовать историю»

И чем глубже и честнее, не обманываясь, мы будем знать ее, тем больше мы узнаем самих…

Октябрьская революция: сто лет одиночества

Быть может, бросая в огонь образа, сжег наш брат свое подобие?

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: