По тебе будут судить о Церкви

|
С Дмитрием Селезневым, волонтером миссионерского отдела Саратовской епархии, мы познакомились в Корсаковке — селе, куда Дмитрий каждые выходные отправляется совершать богослужения так называемым мирянским чином. Наш собеседник рассказал, каким был его путь к Богу и как он стал миссионером.
По тебе будут судить о Церкви

От мистики — к познанию

Крещен я был еще в младенчестве, но путь к Богу прошел достаточно длительный. Мое первое знакомство с религиозной жизнью произошло, когда мне было 9 лет — в воскресной школе, где преподавали учителя одной из протестантских сект — «Гедеоновы братья». Мы тогда жили в Латвии (1989 год), и в этот период протестанты очень активно начали вести миссионерскую работу, особенно в странах Прибалтики. Там я впервые узнал о Христе, но, к сожалению, с чисто протестантских позиций. Это не стало серьезным увлечением, но какое-то зерно интереса к Богу было во мне посеяно. Спустя некоторое время мы с се­мьей поехали в гости к родственникам в Воронежскую область. Мне тогда было лет пятнадцать. Моя родная тетя, очень верующий человек, регулярно посещающая православный храм и соблюдающая посты, рассказала нам несколько историй про «последние времена», антихриста, ИНН и все в этом роде. Для моей подростковой пси­хики это было глубочайшим потрясением. Но при этом тетя дала мне много духовной литературы, и я начал интересоваться святыми отцами. Мой интерес изначально был поверхностным и сводился больше к мистике, предсказаниям и Апокалипсису, но все же он породил во мне желание узнать, что такое православная вера, в чем ее сущность. И чем больше я узнавал о Православии, чем вдумчивее читал Евангелие, тем меньше меня привлекала мистика и больше увлекало само учение.

По другим законам

Мой дальнейший путь проходил через большие искушения. Долгое время я, признаться, жил не по заповедям Божиим. Но потом пришел какой-то момент, когда внутренний духовный поиск соединился с твердым убеждением, что в мирском счастье, мнимом благе удовлетворения страстей никакого счастья и блага нет. Я стал ощущать полную внутреннюю пустоту — ничего не радовало, разочаровался во всем.

К тому времени я окончил Поволжскую академию государственной службы, по распределению попал в правительственные структуры и уже трудился там десять лет. Работа чиновника духовно очень тяжела. Ты видишь «внутренности» управленческих механизмов, и с этим связано много разных искушений. К тому же чиновничья работа лишена внутреннего содержания — ты просто исполнитель. Возник сильный разрыв между тем, чем мне приходилось заниматься, и моим внутренним стремлением к Богу. И однажды я просто написал заявление и ушел.

Никакого «запасного аэродрома» у меня не было. Все задавали вопросы: зачем, почему, разве можно уходить в никуда? Но Господь, видя мое стремление, в скором времени дал мне работу, где я нашел духовное утешение. Сейчас тружусь в Центре экспертиз и научных исследований. Мы занимаемся сохранением культурного наследия, экспертизой документации по реставрации исторических зданий, монастырей, храмов. Так что о том, что не стал мириться с обстоятельствами и плыть по течению, совершенно не жалею.

«Я не мог причаститься два года»

Когда я стал регулярно ходить в храм, мне сразу попался очень хороший батюшка, который меня направил в нужное русло — не в обрядовость, а в духовное постижение Православия. И все же начальный период воцерковления дался мне очень трудно. Первые два года я не мог причаститься. Поститься три дня тогда было для меня великим подвигом, в правиле ко Причащению и канонах все слова были непонятны. Тем не менее, я как-то и постился, и читал, и вот — прихожу на исповедь, а батюшка мне говорит: «Ты не готов, иди еще готовься». У меня руки сразу опустились, пропало все желание. Но я как-то сделал над собой усилие, опять подгото­вился, и… опять священник не допустил меня ко Причащению.

Через некоторое время я поехал в Дивеево. Снова готовился, постился, думал: «Ну теперь-то точно причащусь!». И вот стоит толпа, человек сто, несколько священников принимают исповедь. Я выбрал себе батюшку помоложе, жду. Встав у аналоя, всё про себя рассказываю, а дивеевский священник мне и говорит: «Я не могу тебя допустить». Удивленно спрашиваю: «Почему?». А он: «Ты не готов. Езжай к батюшке, у которого окормляешься, он тебя должен допустить».

И тогда я уже понял, что был в этом Промысл Божий. А в моей исповеди — не было искреннего сожаления, не было покаяния. Спустя какое-то время я вновь, основательно подготовившись, пошел исповедоваться. Мой батюшка в тот день не служил, исповедь принимал другой священник. Я сильно волновался, ладони потели. Батюшка спросил, есть ли у меня смертные грехи. Я ответил, что есть. «Каешься?» — «Каюсь». И он прочитал надо мной разрешительную молитву. Всё! И вот тогда я понял, какова милость Божия на самом деле и как нужно подходить к принятию Святых Даров. Господь мне показал, что если искренне раскаиваешься, то все складывается легко. Я выпорхнул оттуда как на крыльях.

Грани милосердия

Я был тогда холост, имел много свободного времени и много возможностей. Моя духовная жизнь требовала каких-то действий. И я спросил своего батюшку, могу ли чем-нибудь помочь Церкви. Он благословил меня обратиться в саратовское общество «Грани милосердия». Там я наконец-то нашел единомышленников — мне очень не хватало общения с людьми, которые уже посвятили себя Богу. В обществе милосердия оказался большой дружный коллектив. Буквально через месяц мы все вместе поехали на экскурсию в Троице-Сергиеву Лавру и Марфо-Мариинскую обитель. Эта поездка очень помогла мне в духовном взрослении.

В обществе в основном все делали сестры, ведь его деятельность связана с детьми — нужны материнская любовь, материнские руки. Мужчине остается только приехать на машине: забрать, отвезти, привезти. Занимался я там и творческой деятельностью: к Рождеству и Пасхе мы готовили спектакли, ездили с ними по детским домам, бывали в исправительных колониях.

Одно из послушаний сестер милосердия — это помощь людям, которые неизлечимо больны. В Первой городской клинической больнице Саратова есть отделение, где такие больные живут свои последние месяцы и дни. Я помогал сестрам в этом отделении, когда необходима была физическая сила — например, поднять пациента, который не может ходить. Там же я познакомился с отцом Дионисием Каменщиковым, настоятелем больничного храма во имя великомученика и целителя Пантелеимона и руководителем епархиального миссионерского отдела. После беседы отец Дионисий спросил, нет ли у меня желания послужить в алтаре, а также заниматься миссионерской деятельностью. Я, конечно, отозвался. И вот, начиная с лета прошлого года, несу послушание в Пантелеимоновском храме.

Мирянским чином

В этом году у миссионерского отдела Саратовской епархии появилось новое направление деятельности: миссионеры выезжают на приходы, где нет постоянного священника, и совершают там богослужения так называемым мирянским чином.

Я вместе с другим нашим алтарником езжу в село Корсаковка Татищевского района. Помню, в первую нашу службу — в праздник Рождества Христова — в храме стояла тишина, прихожане пребывали в настороженности. Но потом — привыкли, стали задавать вопросы. Бывает, конечно, и так, что мы не знаем ответа, и тогда «увозим» вопрос с собой, консультируемся с батюшкой. Наша задача — «развернуть» людей к правильному пониманию веры, пробудить в них дух. Люди за обрядовостью часто не видят сути Православия.

Стараюсь часто напоминать себе, что эти поездки — большая ответственность: ведь по тебе будут судить о Церкви. В планах — поступить на заочное отделение семинарии. Всегда держу под рукой книги святителя Игнатия (Брянчанинова), читаю другую святоотеческую литературу. У меня всегда было желание общения с людьми, говорить с аудиторией для меня не проблема, самое главное — знать, о чем говорить.

Жена меня поддерживает, хотя порой возникают чисто бытовые сложности. Нашему сыну чуть больше трех месяцев, и ему, конечно же, необходимо много внимания. Так что в субботу я выезжаю в село, а в воскресенье супруга идет в храм — а с малышом сижу я.

По молитвам матушки Елисаветы

Кстати, то, как я встретил свою супругу Юлию, — отдельная удивительная история.

Будучи еще совсем невоцерковленным молодым человеком, шесть лет назад, я был проездом в Москве и зашел в Храм Христа Спасителя. Там я увидел вереницу людей, стоявших к «каким-то» мощам, и без особого интереса встал в очередь. Приложившись к раке, получил из рук священника небольшую бумажную иконку. Положил ее во внутренний карман кошелька и благополучно забыл об этом событии.

У моей будущей жены путь к Богу начался с похода в Покровский храм Саратова — в день, когда туда были привезены мощи преподобномученицы великой княгини Елисаветы и инокини Варвары. После этого она начала читать духовную литературу, ездить по святым местам и вступила в общество «Грани милосердия», которое тоже — «во имя преподобномученицы великой княгини Елисаветы». Однако затем она вместе с родителями переехала в Калужскую область, и ее служение в обществе прервалось.

Спустя некоторое время в то же общество вступил и я. В Марфо-Мариинской обители, куда мы ездили с экскурсией, я впервые узнал о матушке Елисавете. А еще спустя какое-то время Юля по приглашению сестер милосердия выбралась на несколько дней в Саратов, где в Крестовоздвиженском храме, при котором действует общество, и состоялось наше случайное знакомство.

В июле 2013 года Юля, я и другие члены нашего общества поехали в Иерусалим. Мы приложились к мощам великой княгини Елисаветы Феодоровны и инокини Варвары, помолились в храме святой равноапостольной Марии Магдалины в Гефсимании. В один из вечеров, проведенных на Елеонской горе, — а мы жили буквально в нескольких минутах ходьбы от Гефсимании — мне неожиданно вспомнилась та самая маленькая бумажная иконка, полученная в Храме Христа Спасителя много лет назад. Как оказалось, это была икона матушки Елисаветы и инокини Варвары. Иконка на удивление хорошо сохранилась, и более того, представляете, ведь она всегда была со мной, незримо помогая мне на жизненном пути и приведя в конечном итоге в Гефсиманскую обитель.

В нескольких сотнях метров от того места, где покоятся мощи преподобномученицы, я сделал Юлии предложение. С тех пор мы вместе. Молитвами наших святых покровителей наша счастливая история продолжается.

Газета «Православная вера» № 05 (553)

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Народ шествует в Царство, только сектанты омрачают

Вербовка под прикрытием. Общественный помощник омбудсмена заманивала людей в секту...

«Секты – вон!» – это православная миссия?

Когда вместо того, чтобы проповедовать внешним, стоит заняться своим собственным устроением

В долганском поселке Якутии впервые совершено таинство крещения

Архиепископ Якутский и Ленский Роман также совершил в селе первую в истории литургию

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: