Почему одеждам священников не грозят реформы

|

Священник в рясе или подряснике, встретившийся на улице, вне церкви, выглядит удивительно, даже сказочно. Хотя, как оказалось, изначально ряса произошла от обычной мирской одежды. Но как же получилось, что современные русские священники ходят в одеждах более традиционных для стран Ближнего Востока? Что символизируют различные детали церковных облачений? Разобраться в этом нам помогли специалист по церковным облачениям, старший преподаватель факультета церковного шитья ПСТГУ, доцент Елена ХОЛОДНОВА и преподаватель кафедры литургики ПСТГУ Александр ТКАЧЕНКО.

Лишенная ворса

Распространено мнение, что одежды современного священства произошли от одежд ветхозаветных служителей Иерусалимского Храма, но это мнение не точно. « Ветхозаветные облачения и церковные облачения — это две различные системы; первая оказала влияние на вторую только потому, что христиане продолжали читать Ветхий Завет и часто воспринимали описываемые там облачения как некий идеал или образец для подражания, данный самим Господом, — объясняет преподаватель кафедры литургики ПСТГУ Александр Ткаченко . — Отсюда, например, и молитвы, основанные на текстах из Ветхого Завета, которые священники читают и сейчас при облачении в свои священные одежды. Однако прямого преемства с дохристианской эпохой здесь нет. Даже при существовании определенного сходства между церковными облачениями и ветхозаветными, они существенно различаются как по внешнему виду, так и по своей символике».

Свободная длинная одежда с широкими рукавами — обычная повседневная одежда восточного происхождения. Она была распространена и в иудейской среде времен земной жизни Иисуса Христа, Который Сам носил такую одежду, о чем свидетельствует предание и иконография. Так что современные ряса и подрясник, повседневная одежда православного духовенства, являются подобием одежд Иисуса Христа. Само слово “ряса” происходит от греческого прилагательного “ ράσον ”, которое означает — вытертая, лишенная ворса, поношенная. Именно такую почти нищенскую одежду полагалось носить в древней Церкви монашествующим. Впоследствии название это закрепилось за облачением всего восточного духовенства и сохранилось до нашего времени».

Почему одеждам священников не грозят реформы

Ножны для духовного меча

«В первохристианской Церкви никаких специальных облачений для совершения богослужения не было, кроме ораря у дьякона и епитрахили у священника, позволявших отличить духовенство от паствы, а также омофора у епископа — символизировавшего овцу, которую пастырь несет на своих плечах, — рассказывает Александр Ткаченко. Священство служило в обычной гражданской одежде, поверх которой на время богослужения надевали праздничную светлую». Развитие церковных облачений совпало с развитием обрядовости богослужения в целом, это происходит уже в византийскую эпоху, когда Православие становится государственной религией и Церковь занимает видное положение в государствах. Чтобы подчеркнуть ее достоинство, облачения (одновременно с богослужением) становились все более торжественными, развивалась символика. Александр Ткаченко: «Отдельные элементы церковного облачения заимствованы из светской одежды государственных деятелей, чтобы показать не меньшую важность священника в сравнении с чиновником или военным. Например, пояс и поручи — это практические элементы военного костюма (сражения тогда происходили врукопашную и нужно было укреплять руки; согласно другой теории, поручи являлись дополнением к саккосу без рукавов, который изначально носил только византийский император, а потом константинопольский патриарх и другие архиереи). А палица, которая дается в награду архиереям или священникам, — это изначально подкладка под ножны, чтобы они не били по ноге и не протирали дырки в одежде. (Для священства эта палица — указание на ношение духовного меча, власть наступать на аспида, — так символически выражается борьба Церкви в этом мире с грехом, с бесами)».

oblachenie_2

Но развитие богослужебной символики происходило постепенно и эволюционно. Единой реформы, после которой священство стало бы вдруг на себя надевать некое определенное количество богослужебных одежд, ни на Востоке, ни на Западе никогда не было. Например, до XIX века наперсный священнический крест был наградой, но, начиная с эпохи императора Николая II , его стали носить все священники. Если посмотреть на дониконовские изображения святителей, то мы увидим, что у них нет митр, которые теперь обязательный атрибут епископов, архимандритов и даже митрофорных протоиереев. До Х VII века в Русской Церкви не была обязательна для священников ряса как повседневная одежда. «Духовенство в быту носило длинные рубашки (однорядки) особого покроя из сукна и бархата зеленого, фиолетового и малинового цветов и выделялось своим внешним видом, как и любое другое сословие в то время, — рассказывает специалист по церковным облачениям, доцент кафедры церковного шитья ПСТГУ Елена Холоднова. — Но во второй половине Х VII века Большой московский собор 1666–1667 годов вместе с другими реформами, приблизившими церковный устав к греческому образцу того времени, постановил благословить для русских священнослужителей и монахов особые духовные одеяния, принятые на православном востоке. При этом делалась оговорка, что Собор не принуждает, а только благословляет ношение таких одежд и строго запрещает осуждать тех, кто не решится на это. Так в России впервые появилась греческая ряса.

oblachenie_1

Нельзя не отметить, что среди духовенства существует своя собственная “внутренняя” мода. Например, в России есть мода на греческие подрясники — прямого силуэта с нагрудными карманами, которые застегиваются на любую сторону, а в Греции на русские — расклешенного силуэта, застегивающиеся на одну сторону пуговицей, как косоворотка».

Когда вместе с реформами Петра I в светскую моду на Руси вошли короткие одежды европейского типа, длинные одежды духовенства оказались в особенно резком отличии от мирских, но устояли и не изменились. «Светская мода мало влияет на церковную одежду, как на повседневную, так и на богослужебную, — отмечает Елена Холоднова, — меняются только ткани на более современные, и вышивки становятся более разнообразными. Одежды духовенства остаются прежними, так как несут особую символическую нагрузку». Александр Ткаченко: «Одежды духовенства не нуждаются ни в упрощении, ни в «осовременивании». Многообразие их символики — это элемент красоты и свободы, которые есть в Церкви».

Табель о цветах

  « В древней Церкви было всего два цвета: простой и нарядный, — рассказывает Александр Ткаченко. — И вплоть до XII века повсеместно и на христианском Востоке, и на Западе цветам церковных облачений не придавали значения. Но, начиная с XII века, на Западе появляется связь между цветом облачений и содержанием праздника. Например, красный цвет связывают с памятью мучеников, темные — черный или фиолетовый — с днями поста. Тем не менее, до XIII века на Западе и до XV на Востоке не было никакой систематизации. Более того, даже когда появилась регламентация цветов, на практике это не соблюдалось. Каждый приход исходил из своих возможностей. Было только одно исключение — в Великую Субботу. В древности в этот день совершалось крещение, поэтому в знак обновления, очищения от греха, которое крещаемый обретает в таинстве, и священник должен был менять ризы на светлые. И только к XVII – XVIII векам обычай связывать определенные цвета с праздниками вполне установился на Православном Востоке. Хотя в Греции он не укрепился и до сих пор. Разноцветные облачения — это общепринятая условность, она никак не прописана в типиконе. Если есть ризы разных цветов — служат в них, если нет, то служат в тех, какие есть».

Елена Холоднова: «В старину, когда ткани были очень дороги, купчихи и дворянки жертвовали свои старые платья на храм и из их юбок с радостью шили полный комплект облачения для священнослужителей. В таких случаях цвета выбирать не приходилось». Но и в наше время четких указаний, какого цвета должен быть, например, подрясник, не существует. Чего не скажешь о головных уборах — здесь все строго: монашествующие носят клобук и скуфью черного цвета, а священники белого духовенства получают в виде знака отличия скуфьи цветные, а затем и цветные камилавки (обычно фиолетового, малинового или красного цвета).

Повседневные одеяния духовенства (подрясники и рясы) — преимущественно черного цвета. Черный цвет — это, по существу, отсутствие цвета, то, что лежит за пределами светового спектра. Применительно к одежде духовенства и монашества это означает цвет совершенного покоя как отсутствия движений страсти, отречения от внешней, плотской жизни и сосредоточенность на жизни внутренней».

Мука с перцем

«В советское время традиции и методы шитья церковных облачений были практически полностью утеряны, — говорит Елена Холоднова. — Еще совсем недавно оставалось лишь несколько мастериц при действующих монастырях (Троице-Сергиева Лавра, Пюхтицы, Киево-Печерская Лавра), изготавливающих облачения для всей Церкви. И сами технологии пошива были вполне дореволюционные. И сейчас, например, оплечье фелони для придания жесткости до сих пор проклеивают мукой с черным перцем (с перцем, чтобы не ели мыши — но они все равно едят!) — и это в наш век высоких технологий! Сейчас мы стараемся создавать новые методы изготовления церковной одежды, использовать современное оборудование и материалы.

Сегодня шитьем церковных облачений занимаются на нескольких небольших церковных предприятиях (самое крупное – «Софрино») , но в основном пошив одежды духовенства происходит при храмах или монастырях кустарным способом, по частным заказам. Кто как умеет. При Московском государственном университете дизайна и технологии есть лаборатория, где светские преподаватели преподают студентам из ПСТГУ особенности покроя церковных облачений не только для духовенства, но и для мирян — например, как сшить крестильную рубашку, сорочку для пострига или даже саван.

Старинные облачения хранятся в ризницах. В Москве сохранилось несколько ризниц, не только не разграбленных, но даже и таких в которые в советское время свозились облачения из закрывавшихся монастырей. Теперь в них создаются особые условия для хранения облачений и в этих старинных ризах обязательно, время от времени, служат, чтобы они не залеживались. Мы водим в такие ризницы студентов».

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Как потомок адмирала Ушакова стал священником

Воспоминания протоиерея Георгия Ушакова

“Я рыдала в храме, а всем было все равно”

Читатели Правмира рассказали, как Церковь встретила их горе

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: