Полемика или дискуссия?

|

 

Полемика или дискуссия? Стоит ли спорить в повседневной жизни или лучше воздержаться от лишних негативных эмоций? Об этом мы спросили профессора Волкова.

Полемика или дискуссия?

В новой рубрике нашего портала по многочисленным просьбам читателей мы начали разговор о целесообразности и уместности спора и познакомили читателей с двумя, на первый взгляд, противоположными мнениями: американского психолога Дейла Карнеги Единственный способ выиграть спор – не спорить и британского христианского писателя Клайва Льюиса «Если мы не протестуем, то играем злу на руку»..

Чтобы завершить эту серию публикаций, мы попросили прокомментировать эти материалы преподавателя риторики, заведующего кафедрой языкознания филологического факультета МГУ профессора А.А. Волкова.

– Александр Александрович, чья же позиция в повседневной жизни более правильна: Дейла Карнеги, призывающего воздержаться от лишних споров или Клайва Льюиса, полагающего, что в ряде ситуаций промолчать – категорически неверно?

Полемика или дискуссияКаждый из авторов, и Д. Карнеги, и К.Льюис правы по-своему, но они говорят о немного отличных ситуациях: в одном случае речь идет о бытовых ситуациях, в другом – о поведении при разногласии в принципиальных этических моментах.

Карнеги прав с точки зрения вежливости, этикета и собственной выгоды. Спорить обычно невыгодно для того, кто спорит. В описываемом Карнеги случае на банкете произошло элементарное нарушение этикета, правил вежливости. Карнеги повел себя невежливо: его никто не спрашивал, откуда взята цитата, а он вдруг начинает объяснять, что другой человек неправ. Неважно, откуда цитата, – Карнеги о том никто не спрашивал. Он убедительно показывает, что прерывать чей-то разговор и начинать доказывать свою правоту, самоутверждаться – безусловно, неверно. Карнеги дает не собственный им выдуманный опыт, а знакомит читателя с опытом, описанным в риторике, в пословицах.

Прав Клайв Льюис, потому что, с точки зрения христианской нравственности, мы обязаны вступиться, когда соблазняют нашего ближнего, это соблазнение надо раскрыть и разоблачить. Конечно, даже когда мы вынуждены спорить с нравственной точки зрения, очень желательно не доводить этот спор до конфликта, хотя бывают и такие ситуации, когда приходится идти на конфликт. Если наша христианская совесть заставляет нас сказать о лжи, о пороке, о дурных вещах, то мы, как христиане, мне кажется, обязаны сказать. Даже если это приведет к конфликту, мы обязаны на него пойти, но при этом очень важно помнить о значимости предмета спора.

Как же определить для себя, в какой ситуации надо уклониться от спора, в какой нужно дискутировать с другим человеком?

Обсуждать проблемы необходимо всякому человеку – христианин он или не христианин. Если мы не обсуждаем проблемы, это значит, что у нас нет никаких взаимоотношений с человеком. Очевидно, что существуют разные мнения и возможные подходы, поговорим о бытовых и деловых ситуациях – тех случаях, когда нет принципиальной необходимости выражать свою позицию.

В деловых вопросах необходима дискуссия. Слово «  discussio  »    по-латыни означает исследование. Дискуссию надо отличать от полемики. Полемика – это всегда соревнование с целью убедить противника, переспорить его. Во имя чего – неважно. Полемика, особенно несодержательная, пустая, тратящая время, – то, от чего надо стараться уклониться. Апостол Павел писал: «Заражен страстью к состязаниями и словопрениям, от которых происходят зависть, распри, злоречия, лукавые подозрения» (1 Тим. 6,4)

Когда мы ведем дискуссию, то заинтересованы в правильном решении проблемы, это не спор, а поиск правильных действий.

Итак, попробуем выделить самые основные правила ведения полемики по непринципиальным вопросам:

Никогда не говорите «нет» с самого начала

Самое разумное – согласиться в принципе с вашим собеседником, и изложить свою позицию, не противопоставляя при этом ваши мнения. Этим вы снимите первое психологическое отторжение, и тем самым переведете разговор из плана соревнования «кто умнее» в план дискуссии. Надо обязательно увести разговор из полемического ключа. При решении любой проблемы надо ставить целью сотрудничество, а не соревнование. Чтобы это сделать, нужно уметь отказываться от собственного мнения, если это отказ не принципиальный, если мы говорим о бытовых и деловых проблемах.

Итак, мы стараемся сказать «да», а не «нет» в самом начале разговора.

Затем, нужно понять собеседника. Часто мы не слышим собеседника, не умеем понять его речь, понять, зачем и что он говорит.

Чтобы этому научиться, нужно научиться отличать личность собеседника от его позиции. Пословицы напоминают нам:

«Иной раз и дурак правду скажет»

«На старуху бывает проруха»

Человек опытный может ошибиться, человек неопытный и не слишком умный может сказать правду. Человек иногда может иметь одно мнение, иногда другое,   он может менять свое отношение к определенным вещам. Человек говорит о том, что ему интересно: «Лиса знает 100 сказок и все про курицу».

Поэтому надо содержание речи отделить, во-первых, от других речей автора (хотя речь все равно нужно оценивать на фоне других речей, поскольку и об авторе нужно составить суждение), и во-вторых, отделить от его намерения: в речи собеседника может быть что-то положительное, даже при том, что он лиса, которая говорит про курицу.

Затем надо проанализировать логическое содержание речи: «Не в том сила, что кобыла – сила, а в том, что везет». «Снявши голову по волосам не плачут».

Важна и собственно стилистическая сторона речи. «Красно да линюче» говорит пословица. Красиво сказанное может быть бессмысленным и неправильным. «Отзовонил да и с колокольни». Человек может говорить лишнее, может говорить неумело.

Надо помнить, что ошибка – не обида. Случайно или не совсем неслучайно сказанная невежливость не должна вызывать нашей немедленной реакции.

Когда мы проанализировали содержание речи, выяснив в ней содержательную и логическую сторону, то должны эту речь сопоставить с намерением говорящего.

«Тонул – топор сулил , вытащили – топорища жаль», да…. Человек может обещать что-то, находясь в стесненных обстоятельствах, а потом не выполнить. Он может говорить что-то с намерением нами управлять. Надо сопоставить сказанную им речь с другими его речами, с тем, что говорят о нем другие люди понять, устраивает ли нас это намерение собеседника, приемлемо ли оно для нас или неприемлемо. Если оно для нас неприемлемо, то опять-таки полезно сразу не говорить «нет», а предложить наше видение проблемы. Если он будет возражать, повторяется тот же алгоритм и тогда мы должны объяснить нашему собеседнику, почему непродуктивно, и не выгодно предложение: «Ты меня съешь», говорит заяц лисице, – «а кто тебе потом поможет»?

Александр Александрович, а как поступать в ситуациях, когда идет обсуждение вопросов веры? Правильно ли избегать длинных досужих споров и говорить тогда. Когда непосредственно нас спрашивают о нашем мнении.

Да, безусловно, нужно избегать длинных и нудных обсуждений. Нельзя навязывать человеку свою веру. Христианин должен всегда свидетельствовать свою веру: «Кто постыдится Меня и Моих слов, того Сын Человеческий постыдится, когда приидет во славе Своей и Отца и святых Ангелов» – говорит Господь.

Веру надо свидетельствовать, когда к вам обращаются с вопросом веры, когда в разговоре, для вас стоит вопрос – вы поступаете и говорите как христианин или говорите не как христианин.

– Иногда бывают такие случаи, когда окружающие обсуждают какие-то вопросы, связанные с верой, и кто-то начинает пересказывать прочитанные в газете сенсации, вводя других в заблуждение. В каких-то случаях хочется вмешаться и выразить свое несогласие, но потом понимаешь, что едва ли сумеешь грамотно ответить, что нет достаточного количества аргументов…

– Вы сказали важную вещь: нет аргументов. Аргументы иметь, конечно, надо, нужно читать, заранее собирать аргументы, которые вам могут пригодиться. Не вступайте в спор, если у вас нет достаточных аргументов. С другой стороны, если вы чувствуете, что не представляете, что сказать, можно просто выразить свое отношение к разговорам и оценкам людей, но собственно в спор надо вступать тогда, когда вы можете этот спор выиграть, иначе это может скомпрометировать и себя, и веру. Когда надо свидетельствует веру, надо не просто ее свидетельствовать, не надо ее компрометировать. Говоря о вере не надо быть человеком, обвешенным крестами, в 10 платках и 5 юбках – надо иметь чувство такта, понимание, когда и что можно сказать.

Конечно, в ситуациях таких разговоров о вере я, наверное, вмешался бы, но нельзя дать общего рецепта, потому что нет стандартных ситуаций.

– А как совместить это со словами Льюиса, о том, что раз мы не уполномочены саном, дружбой или просьбой, то и не в праве ни обличать, ни отпускать грехи? Трудность состоит, как мне кажется, в том, чтобы определить ситуацию, в которой ты должен промолчать, потому что не вправе указывать на чужие грехи, от ситуации, когда ты действительно должен высказать свою христианскую позицию. Помните, скандал с концертами Мадонны, когда одни люди кричали и протестовали, а другие говорили, что тем самым вы наоборот создаете человеку рекламу и привлекаете любопытных, которые иначе и не пошли бы на концерт?

– Мы не в праве осуждать человека, здесь Льюис совершенно прав. В споре мы должны говорить не о человеке, а о точке зрения. Мы не можем сказать, что кто-то это говорит, потому что он такой-то и такой-то, – это будет осуждение. Мы можем лишь сказать, что кто-то говорит так, потому что он заблуждается. И это уже не будет осуждением – человек может заблуждаться. Здесь, собственно, и пролегает грань между тем, что мы имеем право и обязаны сказать, и осуждением.

Христианин осуждает грех, но не осуждает человека. Вслед за Клайвом Льюисом, который написал замечательную книгу о любви к ближнему своему, мы можем сказать, что значит любить ближнего, как самого себя: себя мы при всех наших ошибках считаем тем не менее хорошими людьми, мы прощаем себе те или иные высказывания или поступки, отделяя свою личность от этих поступков. Возлюбить ближнего, как самого себя, как пишет о том Клайв Льюис, означает относиться к ближнему как к самому себе в частности и в этом смысле. Нужно стараться отделять то, что говорит наш ближний, то, что он неправильно совершает, от его личности.

Теперь второй вопрос: есть ли ситуации, в которых выходить кричать на площадь не нужно? Да, безусловно, такие ситуации есть. Ведь человек отвечает за свое слово. За каждое произнесенное слово мы несем ответственность перед Богом. Мы всегда должны рассуждать о том, что будет хорошо, что будет правильно, а что будет неправильно, к чему приведут наши высказывания. Это вопрос нашего разума, ведь говорится, что христианин должен быть разумным, рассудительно относиться к ситуации. Вот так рассудительно относясь к людям и к ситуации, мы должны оценивать возможные последствия наших действий. Дать здесь какой-то определенный рецепт невозможно. Все определяется ситуацией, формой наших высказываний и последствиями. Мы никогда не можем до конца предсказать последствия наших высказываний, но мы должны, по крайней мере, стараться это сделать.


Вы прочитали статью Полемика или дискуссия? Ознакомиться с первоисточниками статьи Вы сможете по следующим ссылкам:

Клайв Льюис: «Если мы не протестуем, то играем злу на руку».

Дейл Карнеги: Единственный способ выиграть спор – не спорить

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Архимандрит Андрей (Конанос): Мы живем в эпоху смут, волнений и хаоса – наше время можно назвать…
Но когда-нибудь мы будем скучать по этому хаосу
Он воевал с сарацинами и переписывался с Боккаччо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: