Православная леди

|

Православная леди – это возможно? А кто такая леди? Что ее определяет: одежда, манеры? На вопросы «Нескучного сада» отвечает театральный критик, специалист по театральному костюму Оксана Токранова.

tokranova

Говорят: этот человек, эта женщина прекрасно одевается. Что входит в это понятие?

— Думаю, всякий раз что-то разное. Из уст одного человека Вы услышите: «Эта женщина прекрасно одета» – в адрес дамы в строгом костюме немарких цветов и в светлой блузе, из уст другого – в адрес дамы, одетой в легко узнаваемые и дорогие бренды, и так далее. Но, наверное, слова: «эта женщина прекрасна одета» – значит, что эта женщина радует глаз, что она сама, весь ее облик – от одежды до выражения лица, настроения, ее образ составляют единое гармоничное целое, что она равна себе. «Хорошо одета» – значит, что все в облике женщины находится в некоем для нее гармоничном соответствии, что ничего ни убавить, ни прибавить, что все к месту и ничего чересчур. Ведь не сказали: «Ах, какое лицо!» Или: «Какие туфли!» Или: «А сумочка ничего».

Что определяет, «делает» костюм человека: силуэт, крой, ткань, обувь, аксессуары, драгоценности, непонятно что? Без чего не бывает леди?

— Костюм человека делает сам человек, в него входит все: от склада характера, темперамента, настроения, представлений до сложения, цвета глаз, волос. Но, конечно, если говорить об одежде, то крой, его качество и качество ткани решают почти все. Хорошо скроенную вещь трудно найти. Поэтому стоит просто найти вещь, которая хорошо сидит именно на тебе. Как правило, недочеты кроя незаметны, если вещь сидит идеально. И все-таки, мне кажется, что не человек для вещи, а вещь для человека. Помните, как в фильме «Моя прекрасная леди» с Одри Хепберн замечательно показано превращение продавщицы цветов в леди. Мудрый профессор Хигинс начинал все-таки не с одежды, а с выговора, разговорных навыков, манер, и только, когда он понял, что его Галатея сможет заявить о себе как о леди не только внешним видом, нарядом, но и умением вести беседу, манерами и пр. Любопытный афоризм вложил в уста своей героини Бернард Шоу, пьеса которого «Пигмалион» в основе сценария «Моей прекрасной леди». Элиза Дулитл говорит в финале пьесы: «Видите ли, разница между леди и цветочницей заключается не только в умении одеваться и правильно говорить – этому можно научить, и даже не в манере вести себя, а в том, как себя ведут с ними окружающие».

Конечно, одежда и манеры связаны. Представьте, каково было бы услышать от девушки в изящном шелковом платье в горошек в туфлях-лодочках какой-нибудь вульгаризм, или от молодой женщины в костюме классического кроя: «А ну, положь на место!», или от элегантной дамы в летах — грубое слово.

Из чего складывается сама культура одежды? Как, в чем это проявляется? Раньше этому барышню/юношу учили: как одеваться, что идет, что не идет, уместно /не уместно? Кто это делал: семья, нянечки, гувернантки? Этому вообще можно научиться, это нужно воспитывать или такое свойство врожденное, как говориться, дано или не дано?

– Культура костюма воспитывается, конечно, как любая другая культура – культура общения, речи, поведения. В дворянском обществе   – если о   XIX говорить – костюм был регламентирован, ко всякому случаю был предписан свой социально одобряемый, или как говорили раньше «бонтонный» наряд. Многие девочки из дворянских семей получали представление о том, что эта сторона быта строго регламентирована, в закрытых учебных заведениях – Екатерининском, Смольном и других институтах. Конечно, их институтский гардероб был до чрезвычайности скуден и однообразен, им шили одинаковые платья, но это, во-первых, была форменная одежда, предназначенная специально для обучения, а во-вторых, их гардероб включал простое будничное платье и платье для выходов. Думается, все же основным критерием для одежды дворянки или дворянина был не критерий «к лицу или не к лицу», а «уместно или неуместно, подходит к случаю или нет». Если верить воспоминаниям воспитанниц институтов, то никаких специальных уроков, посвященных умению одеваться, девочкам не преподавали, зато много внимания уделялось манере держаться, двигаться, занятия танцами проходили до 3-4 раз в неделю. А культура одевания, как и сейчас, впитывалась из среды, из семьи, из ближайшего окружения, и уж потом, когда девочки вырастали, образчиками модного платья становились специальные журналы мод.

Из чего складывается культура одежды? Все-таки одежда – это во многом показатель нашей социальности, то есть включенности в общественный уклад, в социум, или асоциальности.  Знаете, многие пеняют россиянкам на то, что мы часто с утра в вечернем, ярком макияже, или с утра в блестящих нарядах, больше подходящих для выхода в театр или концерт. Кому-то режет глаз человек, пришедший в оперных театр в рваных джинсах и футболке, у кого-то вызывает оторопь вид 50-летней дамы в коротенькой кожаной юбке, ярких колготках и обильно накрашенной. Проще с одеждой по случаю – нам ведь не придет в голову отправиться кататься на лыжах в маечке с открытым животом и леггинсах, вряд ли кто-то будет заниматься конным спортом в мини-юбке и на шпильках, а плавать в бассейне в норковой шубе. Вроде как само собой разумеется, что одежда здесь из соображений элементарного удобства должна соответствовать случаю. А вот со всем остальным все не так понятно. Но если под культурой одежды понимать соблюдение простых и неписанных норм костюмного этикета, то, наверно, не стоит одеваться для дружеской прогулки как для вечернего выхода, на работу – как на светский прием, а «в свет» – как на прополку грядок или на сбор ягод в лесу.

Что такое “хороший тон”? Что в него входит? Что в него входит в одежде, манерах, разговоре, отношениях?

– Думаю, что «хороший тон» прежде всего уважительный. Уважительный по отношению к людям, с которыми встречаешься в течение дня, по отношению к месту, где живешь, к месту, где работаешь, к месту, где отдыхаешь. Если ты в храме, то хороший тон для женщины быть в длинной юбке с покрытой головой, если ты дома – то хороший тон для женщины и по отношению к себе и по отношению к родным быть одетой удобно и радовать глаз близких.

Что считается пошлостью в одежде? Когда говорили – мещанство в костюме – что это означает? Как проявляется?

— Чехов, если вспомните «Три сестры», дал нам образчик пошлости по меркам того времени в лице Наташи:

«Наталья Ивановна входит; она в розовом платье, с зеленым поясом.
Наташа: <…>(Мельком глядится в зеркало, поправляется.) Кажется, причесана ничего себе <…>
<…>
Ольга: <…> (Вполголоса испуганно.) На вас зеленый пояс! Милая, это не хорошо!
Наташа: Разве есть примета?
Ольга: Нет, просто не идет… и как-то странно…
Наташа (плачущим голосом): Да? Но ведь это не зеленый, а скорее матовый.<…>”.

Едва ли сейчас кому-нибудь показалось бы странным, пошлым, то есть безвкусным, неуместным такое сочетание цветов. По-моему, определение «пошлый» по отношению к костюму, платью в современном языке почти не употребляется. Не припомню ситуаций, в которых я бы слышала от кого-то: «Пошлый наряд». Чаще о ком-то говорят, что он пошляк или о ситуации – пошлость. «Пошлый» сейчас – понятие не эстетическое, а этическое скорее. Мне кажется, нынешний общественный уклад как-то не располагает ни к тому, чтобы подмечать мещанство в костюме, ни к тому, чтобы определять чей-то наряд как пошлый. Просто другая социальная иерархия у нынешнего общества, нет мещан или дворян, соответственно и мещанство в костюме невозможно.

Сейчас моду ругают за чрезмерную обнаженность. Но и в старинные времена платья женщин хоть и были совершенно закрыты внизу, но очень сильно декольтированы. Бывали ли здесь какие-то ограничения? Декольте – это только для вечера, или оно допустимо в любое время?

– У смолянок и других институток были декольтированны форменные платья. Конечно, это было не глубокое декольте, только открытые плечи, но все-таки. В холод девочки прикрывали плечи тоненькими пелеринками, притом в классах они сидели без пелеринок. Если верить мемуаристкам, то против декольтированных платьев для институток первым высказался Ушинский, педагог и реформатор образования, работавший в те годы инспектором Смольного института, и было это в самом конце 1850-х годов. В XIX веке этикет предписывал дамам довольно скромное, недекольтированное или слегка декольтированное дневное платье, декольте было частью вечернего туалета.

И все-таки мода не дает жестких установок – у каждой из нас есть выбор: какой длины юбки носить, насколько декольтированные платья или блузы. Зачем же слепо следовать за неведомо кем задаваемыми ориентирами. Как говорила Коко Шанель: «Модно то, что ношу я». Конечно, в этой фразе есть изрядная доля вызова и провокации, но все-таки…. Да и современный деловой этикет не предполагает как декольтированных блуз или платьев, так и юбок, которые были бы сильно выше колена.

У нас сейчас модно венчаться и практически все барышни венчаются в великолепных белых пышных платьях, но страшно декольтированных, с открытой грудью, спиной. А ведь дело-то происходит в храме. Как принято было одеваться на свадьбу, венчание? Ведь мода почти всех времен предполагала декольте.

– В европейской традиции мода на белые подвенечные платья по преданию возникла в конце XVIII века в эпоху ампир. Просто потому, что в это время в моде был белый цвет платьев в подражание античным образцам. Легенда гласит, что первым белым подвенечным платьем было платье французской принцессы Мюра. С тех пор и стала понемногу укореняться традиция белых платьев, хотя все-таки это был не доминирующий цвет, платья шились и нежных оттенков других цветов. Также и у российских дворян не существовало специального стандарта подвенечного платья – это были просто самые дорогие и красивые наряды, сшитые в соответствии с модой того времени. И если мода предписывала декольте, то платья были декольтированы. Помните знаменитую картину Василия Пукирева «Неравный брак» (1862 год)? На ней изображена юная невеста, наверное, раза в три моложе своего будущего супруга, в декольтированном платье. Художник кроме всего мастерски выписал детали ее подвенечного наряда: блонды – шелковое кружево, ставшее самым модным материалом для подвенечного платья в XIX веке, и флер-д’оранж, вошедший в моду с 1830-х годов. Как правило, использовался комплект флер-д’оранжа из венка, броши (ее прикалывали или на пояс, или на вырез декольте) и маленьких веточек, которыми украшались рукава. Бутоны изготавливались из ваты с листочками из шелка или бархата. Кстати, моду на флер-д’оранж ввел Вальтер Скотт, написавший в «Айвенго», что в средневековье невесты украшали себя цветами апельсинового дерева. А вот в эпоху модерна, когда в моду вошли воротники-стойки, и подвенечные платья были «глухими» наверху.

И все-таки снова хотела бы заметить, что мода не диктует нам жестко как одеваться, мы вольны выбирать – трезво, в соответствии со своими убеждениями. Потому и подвенечные платья современных невест могут быть разными. Я, например, на Успенском подворье Оптиной пустыни в Петербурге, в храме прихожанкой которого я являюсь, не видела на венчаниях ни одной декольтированной невесты при невероятном разнообразии подвенечных нарядов. Видела и наряды в русском стиле, и платья «под старину» с широкими юбками на кринолине, и строгие белые костюмы, но ни одной невесты с декольте.

Раньше в России незамужние молодые барышни не могли носить бриллиантов, каких-то определенных цветов в одежде, считающихся дамскими. А есть ли сейчас у людей из общества какие-то неписанные правила хорошего тона? Их придерживаются?

Сейчас само понятие «человек из общества» можно поставить под вопрос. Из какого общества? Из медиа-тусовки, из числа жителей Рублевки, из актерской среды, из профессуры, из музыкантского сообщества? Какой он сегодняшний «человек из общества»? Какое из перечисленных или неупомянутых мною сообществ в настоящий момент задает моду на правила поведения, жизненные приоритеты? По-моему, это вопрос для обсуждения. Поэтому и нет таких определенных правил. Для людей из какого-то общества является дурным тоном надевать украшения не из драгоценных камней и металлов, а для представителей другого – дурной тон одеваться так, чтобы можно было с легкостью определить одежда каких брендов на тебе надета.

Что отличает женщину с истинным вкусом от женщины просто модно одетой?

— Детали. Брюллов говорил: «Искусство начинается там, где начинается чуть-чуть». Так же и со вкусом в одежде – решают детали: свежо подобранные цвета в костюме, какой-то акцент небольшой – платок ли, пояс ли, серьги ли, пуговицы ли пиджака…

И наоборот, в чем проявляется безвкусие, когда говорят, что человек не умеет одеваться? Что не может себе позволить истинная леди?

— Думаю, это все-таки понятия разного порядка «безвкусица» и «чего не может позволить себе истинная леди». Возможно, леди не может себе позволить надеть колготки другого цвета кроме телесного, но если молодая женщина выбирает какой-то другой цвет под свой костюм – это еще не безвкусица.

Чтобы хорошо выглядеть, действительно надо быть всегда модной?

— Мода сейчас позволяет быть и немодной. А уж, чтобы хорошо выглядеть, быть модно одетой вовсе необязательно. Что такое хорошо выглядеть? Наверно, это значит производить благоприятное впечатление на окружающих людей. Что располагает людей? Манера держаться, умение общаться, доброжелательность. Конечно, и костюм, но он, прежде всего, должен быть к лицу, не уродовать индивидуальность девушки, женщины, а подчеркивать ее, дополнять, раскрывать.

Одежда в храм должна быть какой? Дворянки раньше одевались в храм скромнее, крестьянки наоборот – наряднее. Сегодня православных нередко упрекают в том, что мы в храм ходим одетыми кое-как, неизящно, некрасиво, в сравнении, например, с тем, как ходим на работу, в гости. Но по себе я могу сказать: когда пять дней в неделю ходишь на работу и стараешься как-то “выглядеть”, в субботу и воскресение на обдумывание наряда в храм уже не остается никаких сил! Стоять нелегко, об изящной обуви на каблуках лично для меня не может быть и речи, узкие английские юбки не подходят для земных поклонов и т.д. Трудно вообще думать об одежде, напялишь что-то самое удобное и идешь. И получается, что я действительно иду в храм хуже одетая, чем обычно.

Знаете, я иногда в петербургских храмах всматриваюсь в людей в очереди в свечную лавку, или в прихрамовом магазинчике или после службы, когда прихожане общаются, и часто любуюсь изящно, элегантно одетыми прихожанками – их одежда совершенно соответствует случаю, не кричит, не отвлекает, но при этом удачно подобранные в тон юбка и свитер, платье ли, юбка ли и пиджак, шелковый платок, подчеркивающий цвет глаз, при отсутствии косметики. Конечно, одеваясь в храм, мы все понимаем ради чего идем туда, но ведь и каждый поход в храм – это праздник, это событие, и мы по силам стараемся обычно, чтобы наш внутренний настрой соответствовал ему. Но не значит ли это, что и внешний облик должен подчеркивать это наше внутренне стремление?

Есть ли у человека право одеваться так, как он хочет? Или дресс-код – это неизбежная часть отношений с обществом, любым, в том числе и православным?

— Нам от рождения дана возможность выбирать. Наш гардероб – это наш выбор. Конечно, есть сферы жизни, где эта часть наших отношений с обществом прописана – в храме, у кого-то и на работе. Это нормально. Ведь быть православным – это наш сознательный выбор, значит, мы принимаем уклад православной жизни.

Оксана Токранова, пресс-атташе Мариинского театра, училась в Санкт-Петербургской театральной академии на театроведческом факультете, работала как театральный критик, писала для газет и журналов, также работала в разных театрах СПб. Прихожанка Успенского подворья Оптиной пустыни.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: