Пречистому образу Твоему покланяемся, Благий…

|

Спас Нерукотворный… Этот образ – из тех святынь, о которых существует наибольшее количество преданий и легенд, на который противники Церкви не преминут свысока указать пальцем как на образец « народного язычества», противостоящего «духовному учению Христа»…

На православном Востоке о происхождении образа Спаса Нерукотворного рассказывают так. В те дни, когда Господь с учениками ходил по Иудее, городом Эдессой в Месопотамии (ныне это город Шанлыурфа в Турции) правил царь Авгарь . Он тяжко заболел и прослышал про великого Целителя – Христа.

«Взгляну на Его лик и исцелюсь!» – с верою сказал царь и послал в далекую Палестину придворного художника, чтобы тот написал портрет Христа. Художник не справился с заданием. Но Сам Иисус выручил его: умыв лицо, Он утерся платом (убрусом), и пораженный художник ахнул: на плате нерукотворно запечатлелся лик Христов…

По преданию, чудесный плат – первая в истории икона Спасителя – исцелил Авгаря. Чудесный плат с изображением Христа долгое время хранился в Эдессе как великая святыня и был известен всему православному Востоку. В период иконоборчества на образ Спаса Нерукотворного ссылались защитники иконопочитания.

Позднее образ был перенесен из Эдессы в Царьград, столицу восточного христианства, а оттуда похищен крестоносцами и утрачен навсегда… Но осталось много списков с дивного образа, они существуют по всему миру. Издревле любим и почитаем образ Нерукотворного Спаса у нас на Руси.

Есть вариант легенды о Спасе Нерукотворном и на христианском Западе. Согласно ему, когда Господь шел по улицам Иерусалима с крестом и упал под его тяжестью, к нему подошла благочестивая иудейка Вероника (такого еврейского имени нет, но его возводят к искаженному латинскому «вера икон» – «истинный образ») и утерла лицо своим платом. На льняном плате запечатлелся лик Христов. Эта реликвия хранится в соборе св. Петра в Риме.

Нерукотворный образ Спаса, Туринская плащаница, благодатный огонь, материальные святыни христианства… Множество раз неверующие скептики доказывали нам, что все это – легенда, подлог, фейк.

Что существование этих святынь противоречит законам науки (забывая о том, что сами эти законы – сомнительны, ибо они – законы падшего мира, мира, испорченного грехом, во многом – не-Божьего, отпадшего от Бога, что многие процессы в нем, тщательно изученные и возведенные в ранг незыблемых основ – процессы гниения, похожие на законы Божьей жизни не более, чем отломанная ветка похожа на живое дерево…)

Что всё нерукотворное в Церкви – святыни, мироточивые иконы и мощи святых – всего лишь рукотворные подделки, сделанные хитрыми церковниками для того, чтобы морочить головы невеждам…

За всем этим стоит посыл: христианство должно быть чисто «духовно», то есть – бесплотно и бесполо, невидимо и неслышимо. Этот посыл исходит от того, кому поперек горла великий и простой факт: Бог пришел в мир, в этот Им же созданный, хотя и испорченный грехом, мир, мир форм, красок, взаимосвязей и отношений, мир, полный тяжести и легкости, боли и счастья, тепла и стужи, в мир плоти – и Сам стал плотью ради спасения мира, спасения человека.

Пришел в мир – и остался в нем , не только идеей, не только событием, бывшим когда-то «при Понтийстем Пилате» и канувшим в недра истории, но и самой пречистой плотью Своею, и этим присутствием из века в век и по сей день жива Его Церковь. Этот брезгливый, нетерпимый и истеричный в своей тональности посыл исходит от того, кто ненавидит человека – помните слова агента Смита из «Матрицы» о том, что человек есть всего лишь вирус, ошибка природы, и его надо стереть с лица земли?..

Автор этого посыла, тот, кого называют «князем мира сего», воюет с Церковью с самого ее начала. И, в частности, проявление этой войны – в жгучем желании духа нечистого вытеснить Церковь из земной жизни: мол, запритесь уже в своем гетто, занимайтесь там духовной, сиречь – бесплотной умозрительной, деятельностью, чтоб вас не было видно и слышно, а мир сей оставьте мне в мое владение!..

Именно тем, что Церковь не бежит от мира, не выбирает путь эскапизма, а идет в мир, вникает во все аспекты его бытования. чтобы свидетельствовать миру о Христе, возвращать мир – Христу, Церковь Христова страшно раздражает того, кто пытается помешать воцарению Царства Божия, узурпировать власть над творением.

Сегодня тема святынь особо актуальна в Церкви и в обществе. Многие православные негодуют, призывают жестоко карать кощунников, жечь их на кострах и сажать на кол, создавать боевые дружины по охране святынь… Эмоции этих людей понятны. Но приходят в голову два соображения.

Во-первых, можно ли бороться с врагом его же оружием, оружием ненависти, злобы, разрушения? То ли заповедал нам Христос? Не доволен ли дьявол, когда добивается от христиан всплеска нехристианских чувств? Эти слова – не призыв к толстовскому ненасилию, но призыв к трезвомыслию, к тому, чтобы нам самим вспомнить основы своей веры, проверить себя и свои реакции по Евангелию.

А во-вторых, думаю, те, кто считает, что волна грязи, изливаемая против Церкви, оттолкнет от нее христиан, ошибается. Удивительным образом, поругаемая святыня становится безмолвным, но говорящим во весь голос свидетелем о Христе, об истинности христианства.

Так безмолвно свидетельствовали о Христе в атеистические времена разрушенные храмы. Так эскапады воинствующих безбожников у нормальных людей вызывали резонный вопрос: «Если Бога нет – с Кем же они борются? Нет, что-то или Кто-то тут все-таки есть…»

Так беснование полуголых девиц с бензопилами, спиливающих крест, свидетельствует: что-то в этом кресте такое есть, незримое, но настоящее и важное, раз именно против него направлена их ненависть (если девицы так борются за нравственность попов, обличают их в стяжательстве и прочих грехах, то почему поднимают пилу не на крутой джип какого-нибудь церковнослужащего, а именно на крест, символ веры Христовой?..)

Такой случай был и у меня: однажды я освящал магазин по просьбе его дирекции. Дама, стоящая за одним из прилавков, вдруг ненавидяще закричала: «Вас дурят попы, поливают простой водой!.. Это обман и язычество!..» – но тут же спряталась от моего кропила под прилавок. Окружающие в голос воскликнули: «Так если это просто вода – чего же она испугалась?!». И невечерний свет, исходящий от порубленной кощунником иконы, способен побудить задуматься о вере тех, кто еще вчера ни о чем таком не думал…

Нам говорят: «Легенды о нерукотворном образе Христа – всего лишь легенды!» Но легенда, сказка, которая – ложь, да в ней бесценный намек, часто дает сердцу гораздо больше, чем голый научный факт. Сердцу, любящему Христа, сердцу, которое напрямую прикасается к Вести, исходящей от православной иконы, которое отзывается на эту Весть словами: «Радуйся, Спасе наш, пришедый спасти мир!»

Читайте также:

Благодатный огонь веры

Туринская Плащаница – Пятое Евангелие XX века

Святыни — настоящие и поддельные

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Научная работа искусствоведов восстанавливает реальную картину художественной ситуации

Со второй половины XVI века имя Андрея Рублева приобрело почти нарицательное значение

Как исследовали иконы “Звенигородского чина”

И страшно ли исследователям икон переписывать историю русского искусства

“Меня не убедили исследования Третьяковской галереи”

Священники-иконописцы разошлись во мнениях по поводу "Звенигородского чина"

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!