Протоиерей Алексей Боднар: Детская эвтаназия – еще один шаг к геенне

3 марта в Брюсселе король Бельгии подписал закон об эвтаназии для несовершеннолетних. Прокоментировать подобное решение мы попросили протоиерея Алексея Боднара, врача, настоятеля храма в честь иконы Божией Матери «Всецарица» при Донецком областном противоопухолевом центре.

– Эвтаназия запрещена в Священном Писании, потому что она, по сути, является убийством. Если человек сам дает согласие на эвтаназию  –  это самоубийство, если нет –  для него это убийство. Врач, совершая активно эвтаназию, совершает убийство.

Эвтаназия будет очень сильно коверкать самосознание врачей: потому что убить всегда проще, чем лечить. Эвтаназия прекратит развитие медицины – если врач начнет сознавать себя как смертеобеспечитель, то это конец. Эвтаназию проталкивают на Западе в первую очередь страховые компании – те, которые оплачивают медицинские услуги. Лечение  больных, например, в терминальной фазе – это всегда большие денежные затраты: лекарства, оборудование. Поэтому эвтаназия – это для всех большая выгода.

Эвтаназию применяли в фашистской Германии – когда  у детей был энурез, к примеру. Несколько десятков тысяч детей было уничтожено таким образом. А самый классический образ детской эвтаназии – древняя Спарта. Но нужно помнить, что культура Спарты очень быстро выродилась. Там, где нет служения больным, там общество превращается в злобный механизм.

Давайте подумаем – зачем нужны обществу больные дети? Каждый человек в обществе является органом единого тела; каждая из этих частей тела имеет свое служение в этом мире. Когда рядом с  нами есть больной человек, – это милость Божия к нам.  Авва Дорофей говорит, что, когда мы оказываем помощь больному человеку, не мы служим больному, а больной служит нам, он дает нам возможность умножать в себе милость сердца. Больные люди умножают в мире любовь. По духовным законам получается так, что я сам себе не могу оказать помощь в этом смысле – мое сердце, моя душа они для меня самого являются неприкосновенными, я могу воздействовать на самого себя только через моего ближнего. Нет другого способа получить милостивое сердце, как только оказывая кому-то помощь. Когда мы молимся, в Церковь ходим – мы просто готовим себя к помощи другим.  Когда больных людей изолируют, куда-то удаляют из жизни, применяют  эвтаназию – общество теряет самое главное средство для того, чтобы люди стали добрее. И общество такое – вырождается.

С точки зрения Священного Писания убивать людей нельзя не потому, что это плохо для убиваемого, а потому, что это плохо для убийцы. Вспомним эпизод про Исава и Иакова – когда Исав поклялся убить Иакова, как только умрет их отец. И слова Ревекки, раскрывающие смысл заповеди «не убий»: «Для чего мне в один день лишиться обоих вас?» (Быт 27:45). Когда совершается убийство, убийца убивает свою душу навеки. Когда человека убивают, он умирает как мученик. Насильственная смерть для человека является чем-то таким, что изменяет его душу, факт  убийства возводит человека на Голгофу, на крест; у человека появляется возможность измениться и войти в Царство Божие через вот это страдание убийства. Человек же, который совершает убийство – убивает самого себя, свою бессмертную душу.

Много мифов есть об эвтаназии – якобы мы просто прекращаем человеческое страдание, когда больше ничего сделать нельзя. Но есть и другое решение этой проблемы – например, тщательное обезболивание, оказание квалифицированной помощи. Вспоминается случай в начале 20 века – когда отец-врач провел эвтаназию своему ребенку, заболевшему дифтерией, чтобы облегчить его страдания – а утром прочел в газетах, что изобрели сыворотку против дифтерии, и ребенка можно было спасти.

В христианстве мы называем Бога Отцом, верим, что ни один волосок с моей головы не упадет без воли Божией. Если уж Господь так управил, что этот человек переносит страдания, то в этом есть некий духовный смысл. Страдание от Бога к нам приходит. Если мы хотим узнать, сколько стоит человек, нам нужно посмотреть на Крест Христов. Цена человека – это Сам Христос, бесконечный Бог. Каждый человек настолько важен в глазах Бога, что ни одной капельки слез человек напрасно не прольет в этом мире. По моим  наблюдениям за больными детьми, юношами и девушками –  люди кардинально меняются, духовно вырастают, благодаря своей болезни. Страдания сами по себе человека очень сильно меняют. Если Бог не отнимает у человека жизнь  – значит, Он видит возможность духовного роста и развития страдающего человека или окружающих его людей.

Картина убиваемых детей присутствует во многих сказках, легендах, где змей пожирает человеческое потомство. Вспомним и житие святого Георгия, который убил этого змея. Современная либеральная биоэтика вращается вокруг денег и оправдывает эти детские жертвоприношения маммоне. Направление либеральной биоэтики – антинатализм – состоит из контрацепции, абортов и эвтаназии. Сегодня это общее направление развития этики, человеческой безбожной морали.

Церковь – категорически против! Церковь напоминает нам житие Пимена Многоболезненного, святой Матроны. Церковь предупреждает, что разрешение детской  эвтаназии  – это еще один шаг общества в геенну.  Мы должны осознавать одно – сегодня убиваем мы, а потом убьют нас. Это – конец человечности.

Записала Юлия Скрипник

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Эвтаназия – это повесить трубку, не договорив

Священник Андрей Мизюк о главной новости из Бельгии

В странах, легализовавших эвтаназию, осуществить её становится всё проще – доклад

Неизлечимая болезнь перестаёт быть единственным показанием к «ассистируемому самоубийству»

Эвтаназия: 20 доводов против

Цены на «хорошую смерть» растут, все чаще эвтаназии подвергают престарелых родителей

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!