Размышления контрреволюционера

|
Призрак бродит по Европе, призрак… революции. Последнее время он всё чаще материализуется вблизи границ России.
Размышления контрреволюционера

Как становятся революционерами

Позабыты не только предупреждавший о «бессмысленности и беспощадности» русского бунта А.С. Пушкин. Так и не подсчитанные до конца жертвы «бескровной» февральской революции, переросшей в полномасштабную Гражданскую войну. Позабыты уроки уже и нашего времени – «бархатной» революции августа 1991-го, а потом и октября 1993-го. Кем-то за аксиому велено считать, что абсолютно все проблемы народа сконцентрированы в несправедливой власти, которую необходимо срочно поменять не иначе как революционным путём!

Этот бунтарский дух в русском народе удивительно живуч. Привычка решать всё радикальными методами, не сдерживая себя никакими ограничениями; получение немедленного удовлетворения своим желаниям; уверенность в своей правоте; проявление нетерпения и принятие только своей «правды» — вот признаки настоящей «свободы» — той самой бациллы революции, приводящей в итоге к большой крови и ещё большим страданиям.

Природа всех революций и бунтов антропологична и зарождается в самом человеке, в его сердце, т.е. она, прежде всего, личностна, духовна и лишь опосредованно связана с социальными, экономическими, политическими и другими причинами. Не напрасно Церковь чётко называет и имя первого революционера и мятежника – бывшего ангела света бесплотного Люцифера, восставшего против Творца и его миропорядка и низвергнуто за это с Небес на землю архангелом Михаилом!

Однако, эта простая мысль постоянно ускользает от образованного человека или оказывается непонятной обывателю, воспитанному на марксистских догматах и в материалистических координатах: «бытие определяет сознание»; вот он, бедолага, и начинает манипулировать своим правом быть услышанным: «Дайте мне то, что я прошу (хочу, требую и пр.) и тогда я стану законопослушным!». На лицо недовольство внешним: властями, законами, порядками, обществом и прочим, при отсутствии желания без революций и потрясений самому измениться внутренне.

Доказано не только историей, но психиатрией и социологией, что на уровне внутриличностном, мятеж и революция это – конфликт с самим собой и как результат: депрессия, сумасшествие, шизофрения, суицид; на межличностном – это драки, поножовщина, скандалы, ссоры, семейные конфликты; на социальном – Сенатская и Дворцовые площади, пистолетные выстрелы Каховского и залпы «Авроры». За тысячелетия – ничего нового. По тем же правилам и параметрам развивались события на Манежной площади и киевском Майдане Незалежности, где революционеры-бунтари демонстрировали тот же радикализм, непримиримость, нетерпимость и агрессивность.

Для всех бунтов, мятежей, восстаний и пр. разновидностей хаоса характерна одна конечная цель – вопрос власти. Она камуфлируется организаторами под более понятные толпе лозунги и требования «свободы» и «справедливости». Реализуются они по разному: от якобинской гильотины для врагов той самой «свободы» — до ваххабитской фетвы на уничтожение инакомыслящих; от построения коммунистического рая на земле — до всемирного халифата. Заказчик таких «проектов века», как правило, один и тот же – первый мятежник и революционер. Отсюда и вопрос: бывают ли «хорошие» революции?

Времена меняются, но не меняются законы, приводящие в действия т.н. революционные массы. Один из них гласит, что революции без денег не делаются. С советских времён нам усиленно вдалбливали, что революция – это святое и поэтому бескорыстное дело. Так ли это? Ответить на это вопрос можно, изучив опыт прошлых революций. Давайте, с этой целью эксгумируем «труп», так называемой «первой русской революции».

Старые мифы о главном

Революционные события декабря 1905 года, центром которых стала Москва, зрели давно. Проблемы в огромной Империи, конечно, были, но нельзя сказать, что они были нерешаемы. С конца XIX века Россия постепенно наращивала темпы производства, серьёзно тесня европейские страны по многим экономическим показателям. Росло благосостояние народа. Цены на продукты питания были самыми низкими в Европе. Вполне совершенны были и законы Империи. Например, оценивая российский закон о социальном страховании и пенсиях работникам, президент США У.Тафт нехотя признавал: «Русский Император создал такое совершенное рабочее законодательство, каким не может похвастаться ни одно демократическое государство».

Сложности были, скорее, в другом. В русском обществе с быстротой ветра распространялись либеральные веяния, не одно десятилетие дующие из прорубленного Петром европейского «окна». Они же поработили волю, расслабили ум и разложили души людей, поставленных на стражу Закона и Порядка. Те, кто по долгу службы должны принимать принципиальные решения, сквозь пальцы смотрели на то, как над Россией и их головами собирались тучи.

Центральная власть в лице монарха, со своей стороны, сколько это было возможно, шла на уступки и компромиссы: ещё больше смягчала законодательство; издала Манифест 17 октября о свободах и созыве Думы; завершила неудачную войну с Японией на невыгодных условиях и т.д. Однако эти меры не способствовали умиротворения т.н. общественности, ориентированной на западные, либерально-республиканские ценности. А определённые силы в лице большевистской партии и эсеров вообще устраивала только революция – вооружённый мятеж. Решение о её проведении было принято на III съезде РСДРП, проходившем в Лондоне в апреле 1905 года, в разгар русско-японской войны. Т.е. заказ был сделан и проплачен. Кем? Силами, заинтересованными в ослаблении России. О них – ниже.

С советских времён принято было считать, что московское восстание было всеобщим, массовым. Однако максимальное количество вооружённых дружинников-боевиков в те дни едва достигало четыре тысячи человек. Для полуторамиллионной Москвы того периода – это меньше одного процента, капля в море. Второй миф – якобы именно рабочие были костяком т.н. народных дружин – его движущей силой. Реально же зачинщиками и главарями выступили эсеры и большевики: А.Соколов, Н. Рожков, В.Шанцер, М. Владимирский, М. Васильев-Южин, Е. Ярославский (Губельман), З.Литвин-Седой и другие. Из них прямого отношения к рабочему классу практически никто не имел. Факты упрямо свидетельствуют, что настоящих пролетариев, выступивших с оружием в руках против законной власти, было немного. Среди них отдельные рабочие типографии Сытина, фабрик Шмита, Прохорова, Морозова и железнодорожных мастерских. Были в рядах московских боевиков и кавказцы из числа студентов московских вузов.

Тех из рабочих, кто не хотел принимать участие в беспорядках, дружинники принуждали силой, заставляя строить их баррикады или просто бастовать. Таким образом, общими усилиями к 7 декабря им удалось привлечь к забастовке почти 100 тысяч рабочих. Требования носили в основном экономический характер и были в своём большинстве властями удовлетворены. Однако механизм кровопролития был уже запущен.

Сейчас прольётся чья-то кровь

Кровь пролилась 9 декабря 1905 года у дома И.Фидлера, где собралось около 200 вооружённых боевиков, среди которых больше всего было студентов. Они намеревались захватить Николаевский (ныне Ленинградский) вокзал, но были заблокированы в доме войсками и полицией. Предложение сложить оружие и сдаться, они отклонили, а вскоре, в завязавшейся перестрелке осколками от брошенной бомбы был убит руководивший операцией офицер. Это боестолкновение и послужило началом открытого противостояния. После этого впервые заговорили пушки. В городе начали возводиться баррикады, сбитых с толку полицейских, не получивших внятных команд и инструкций от начальства, разоружали или убивали. Одним из первых боевиками был на глазах семьи убит главный сыщик московской полиции А.Войлошников. Участились нападения на воинские патрули и различные госучреждения, полилась кровь. А городские власти бездействовали или мало того — оказывали поддержку бунтовщикам! Ненадёжными оказались и войска московского гарнизона. Только треть солдат подчинилась приказам командующего гарнизоном и заняла центр города.

Боевики чаще всего действовали исподтишка. Вот как описывал их тактику участник тех событий Л. Троцкий в своей книге «Наша первая революция»: «Идёт грузинская дружина – одна из самых отчаянных, в составе 24 стрелка, идёт открыто, парами… навстречу 16 драгун с офицером. Дружина строится и берёт маузеры на изготовку. Едва показывается разъезд, дружина даёт залп. Офицер ранен, передние лошади ранены, взвиваются на дыбы; в рядах замешательство… «Теперь уходите», — говорит толпа, — сейчас привезут орудие. И действительно, скоро появляется на сцену артиллерия. После первого же залпа падают десятки убитых и раненых из безоружной толпы, которая никак не ожидала, что войска будут стрелять по ней. А в это время грузины уже в другом месте вступили в перестрелку с войсками…»

Ситуация, казалось, висела на волоске. Спасли её решительные действия государя и назначенного им генерал-губернатором Москвы адмирала В.Ф. Дубасова. По его инициативе в город начали прибывать верные присяге части из Петербурга. Из москвичей, в пику боевикам — дружинникам, были созданы добровольческие отряды милиции, члены которых вооружались револьверами и резиновыми дубинками. Надо сказать, что боевики были вооружены куда лучше не только милиционеров и полицейских, но даже регулярных войск. У них, помимо ножей, револьверов, ружей, гранат, пулемётов были и самые новые образцы вооружения. Например, самозарядный пистолет «Маузер» С-96, который был принят на вооружение Русской армии только накануне Первой мировой войны. И стоил он недешево.

С 15 декабря войска, совместно с полицейскими и казаками начали очищать город от бунтовщиков. В ходе этой операции в руки властей попали неопровержимые доказательства – документы и письма, свидетельствующие о главных спонсорах революции. Из захваченных документов стали известны и тарифы, по которым оплачивался «труд» дружинников. За ночное «дежурство» рядовой боевик получал 3 рубля, командир боевой десятки – на 30 копеек больше. Напомним, что зарплата квалифицированного рабочего в то время составляла примерно 35 рублей – в месяц.

Действуя жёстко и решительно, войска, среди которых особенно отличились гвардейцы-семеновцы (командир полка полковник Г.И.Мин), смогли задушить революцию. По данным сводки из РГА ВМФ в боях на улицах Москвы в декабре 1905 года погибло 32 боевика, 34 воинских и полицейских чина и 267 гражданских лиц.

Вскрытие показало…

На какие же всё-таки деньги велась революция? Кто был заказчиком? Очевидно, что и большевики, и эсеры были лишь исполнителями, что подтверждают документы и обширные мемуары главного большевика В.И.Ульянова-Ленина.

Известно, что прежде всех в поражении России была заинтересована Япония, на чьи деньги закупалось и завозилось в страну оружие. За спиной императора Страны восходящего солнца стояла её союзница – Англия, почуявшая в России опасную соперницу и всеми способами пытавшаяся её ослабить. Не остались в стороне и США, чей президент Т.Рузвельт прямо признал, что его страна в случае выхода вооружённого конфликта за рамки обоюдного, поддержит японцев. Эти две мощные державы и являлись главными кредиторами революционеров через японцев, чей представитель, разведчик и дипломат полковник Акаси провёл громадную подрывную работу.

Большую помощь революции оказали старообрядцы. Среди них было немало людей богатых, обладавших большим капиталом. Из 25 наиболее знатных и богатых купеческих родов Москвы, половина была – старообрядцами. Противопоставляя себя традиционной Православной церкви, они становились врагами и государства, являясь своего рода пятой колонной для Российской империи.

Невозможно не отметить и роль в революции других, скрывавших своё существование сил.

Когда мечтать — вредно!

Вывод, который напрашивается после препарирования «трупа» первой русской революции и сопоставления фактов назревающей нынешней, такой: тайная, подрывная война против России продолжается. Поменялись только некоторые заказчики и исполнители. Ну и, конечно, суммы, выделяемые на революцию. Сегодня они исчисляются куда большими цифрами!

Но главное не это. Не потушен главный реактор революций, её кипящий, клокочущий котёл в мятежных душах граждан, чающих зажить счастливее, свободнее и, главное, справедливее нынешнего! Но, друзья, вспомните уроки прошлого, задумайтесь: возможно ли насилием изменить что-либо в лучшую сторону, не меняясь при этом самим?

Роман ИЛЮЩЕНКО

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Александр Кравецкий: “Гражданская война продолжается в наших головах”

Одни сносят памятники Ленину, другие устанавливают памятники Дзержинскому

Епископ Тихон (Шевкунов): Мы не собираемся «шельмовать историю»

И чем глубже и честнее, не обманываясь, мы будем знать ее, тем больше мы узнаем самих…

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: