Любить и не терять контакт

Что поможет подросткам из церковных семей остаться в Церкви? Размышляет протоиерей Константин Островский, настоятель Успенского храма города Красногорска Московской области.
Протоиерей Константин Островский. Фото bg.ru

Протоиерей Константин Островский. Фото bg.ru

Когда мы говорим о том, что человек приходит в Церковь, уходит из нее, мне кажется, очень важно разделять – человек приходит в наш церковный быт и человек приходит ко Христу. Это связанные между собой, но разные вещи.

Первый премьер-министр Израиля Давид Бен-Гурион однажды сказал: «Я не хожу в синагогу, но синагога, в которую я не хожу, – ортодоксальная». Так же русский человек не ходит в православную церковь, галичанин не ходит в униатскую, татарин не ходит в мечеть. То есть разница между церковью и мечетью, конечно, великая, но вот суть прихода туда и туда часто одна и та же.

Приобщиться к религиозности или ко Христу

То есть человек приходит к вере отцов, идет в место, куда его мама и папа ходили и, может быть, его маленького водили. Он приобщается к некоей религиозности. Везде есть свои обряды – отмечаются важные события жизни: рождение ребенка, бракосочетание, смерть… У каждого человека есть какая-то религиозная потребность. Она может удовлетворяться в разных местах и разными способами.

В этом смысле Церковь как Тело Христово отнюдь не сводится к религиозности, Церковь бесконечно больше ее. Христос пострадал, умер и воскрес не для того, чтобы мы только приобщались к церковным обычаям и успокаивали свои души благочестивыми обрядами, а для того, чтобы мы в единении с Ним обретали вечное спасение.

Это – всем известные прописные истины. Но если мы только на словах просим Святого Духа: «Царю Небесный, приди и вселися в ны», а на деле не стремимся обрести Его, то Христос нам кажется далеким и абстрактным, зато просфорка и свечка всегда под рукой.

Дети из церковных семей, в отличие от остальных, в большинстве своем в той или иной мере рано приобщаются к церковным обычаям и даже нравственности. В переходном возрасте многие отвергают нравственность, потому что грех манит сильнее, чем навязанное мамой и воскресной школой «не прелюбодействуй» и «не упивайтесь вином»; отвергают зачастую и обычаи, потому что они уже ничему не соответствуют в сердце.

Благодатное пробуждение

Но многие из этих «детей из церковных семей» позже, перебесившись, возвращаются и к обычаям, и даже к нравственности, потому что так всё же легче на душе. Это что касается религиозности.

А что касается спасительной веры во Христа, то тут необходимо особое Божье призвание и отклик на него. Бог, конечно, всех людей призывает к Себе, но беда в том, что мы не просто живем по своим страстям, а пребываем в греховном сне, от которого пробудить человека может только особое действие Божьей благодати.

Об этом подробно пишет святитель Феофан Затворник в книге «Путь ко спасению»: «Пробуждение грешника есть такое действие благодати Божией в сердце его, вследствие которого он, как от сна пробужденный, видит свою греховность, чувствует опасность своего положения, начинает страшиться за себя и заботиться о том, как бы избавиться от своей беды и спастись.

Прежде он был в отношении к спасению слеп, нечувствен и беспечен; теперь и видит, и чувствует, и заботится. Но это еще не изменение, а только возможность изменения и призвание к тому».

Не складывать руки

Такое благодатное пробуждение может произойти и в юности, и в старости, и с человеком, церковным с детства, и с вовсе не знавшим о Боге, и даже с врагом Христовым (вспомним апостола Павла). Тут происхождение и, вообще, внешние обстоятельства не имеют значения, имеет значение свободный отклик человека на призвание Божие. Как сказано в Евангелии: «Много званых, но мало избранных» (Лк. 14:24).

Однако всё это: и греховный сон, и благодатный Божий призыв, и отклик, и потом падения и восстания – происходит в сердцах людей. Снаружи оно не очень видно, а глубина сердечная – совсем непостижима, потому и заповедует Господь: «Не судите, и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены» (Лк. 6:37).

Что же могут здесь верующие родители? Получается, всё внешнее суетно, а призывает на духовный путь Сам Господь, когда и кого Сам же изберет. Значит, ничего не поделаешь, остается смиренно сложить руки? Но это вовсе не так! Смирение состоит не в своевольном бездействии, а в том, чтобы принимать волю Божию и творить волю Божию.

Ясно, что есть благая Божья воля на то, чтобы родители любили своих детей и давали им чувствовать свою любовь, чтобы заботились об их телесном и душевном здоровье. Чтобы приобщали детей к церковным таинствам и к добрым церковным обычаям, учили их молитве и заповедям Божиим, старались всеми силами оградить от греха. И при этом нужно знать, что труды – наши, а плоды наших трудов – от Бога.

Фото: Андрей Якимчук/pravostok.ru

Фото: Андрей Якимчук/pravostok.ru

Молиться о своих детях – естественное даже не дело, а состояние души отца и матери, если они – христиане. Речь идет далеко не только о молитвословиях. Как писал праведный Иоанн Кронштадтский, Бог откликается на всякое желание нашего сердца, выраженное в словах или не выраженное. Важно желание родителей самим быть в Царствии Небесном, и чтобы дети были с ними в Царствии Небесном. Бог слышит это желание и с любовью откликается.

Небходимые знаки любви

Какие можно дать конкретные советы по церковному воспитанию детей? Каждый человек проживает свою уникальную жизнь, поэтому советовать трудно. Личный опыт у меня, как и у всех, ограниченный и не во всём положительный (как бы не научить других своим ошибкам). Какие-то общие мысли можно высказать.

Если хотим церковно воспитывать детей, нужно самим быть церковными людьми и не только обычаи соблюдать, но действительно идти путем Христовым. О молитве за детей уже было сказано.

Принципиально важно не лгать своей жизнью. Дети – они же всё видят. Если видят, что папа и мама в церкви благообразно крестятся, к иконам прикладываются, а дома пьют и ругаются, всех осуждают – в общем, недостойно ведут себя, то у них не будет доверия и уважения ни к родителям, ни к их назиданиям, а заодно подорвется и доверие к Церкви.

Нужно заниматься с детьми, всячески стараться, чтобы у родителей и детей были общие дела (в крайнем случае – игры, но лучше – дела). Это и само по себе ценно, и духовные истины несравненно успешнее передаются в естественном общении, чем в нарочитом: «Сын, давай поговорим с тобой о заповедях Божиих».

Вообще, от моральных назиданий мало проку. Вспомните себя в детстве, как мы реагировали на эти назидания. Даже в самом лучшем случае, когда слышали их от любимой мамы или уважаемой учительницы: «Когда она замолчит!»

Детей надо не только любить, но чтобы они нашу любовь чувствовали. А то я знал одного папу, который сына своего любил, но считал, что детей нельзя хвалить, а только ругать. Это пагубно сказалось на характере молодого человека. Знаки любви необходимы: по волосам потрепать, за плечо обнять, ласково назвать. Всего-то полминуты в день займет, а дети чувствуют и знают, что они любимы. Это, я считаю, важнейший момент в церковном воспитании.

Родительская любовь и ласка должны сочетаться со строгостью. «Чти отца твоего и матерь твою», − такая же заповедь Божия, как и заповеди о любви. В общении с родителями дети учатся общению с Богом, и если мальчику или девочке позволяется ругать или даже ударять своих родителей, если у них нет благоговейного страха перед отцом, это мешает утвердиться в их сердцах и страху Божию.

Как бы дети себя ни вели, родители должны до последней возможности стараться не терять с ними контакт. А он зачастую пропадает при наступлении переходного возраста. Как обыкновенно бывает? Ребенок ласковый, послушный, всё маме и папе рассказывает – они думают, что так будет всегда. Вдруг, как будто ни с того, ни с сего, у дитяти появляются грубость, непослушание.

Родители сначала пытаются понять, в чём дело; в ответ чадо огрызается. Тогда и чадо в ответ получает ругань, а то и побои. И если родители вовремя не опомнятся, то могут совершенно потерять контакт с ребенком, и это в то самое время, когда общение особенно важно. А если нет общения, то нет и никакой возможности положительно воздействовать на ребенка.

Если же рядом есть любимый и любящий, уважаемый взрослый, с которым установились глубокие, доверительные отношения, то подростку, даже если страсти вынесут его за пределы Церкви и он впадет в тяжкие грехи, то потом, когда он опомнится, будет куда вернуться. Поэтому на первом месте контакт, едва ли не любой ценой.

Портал «Православие и мир» и независимая служба «Среда» проводят цикл дискуссий о приходской жизни. Каждую неделю – новая тема! Мы зададим все актуальные вопросы разным священникам. Если вы хотите рассказать о болевых точках православия, своем опыте или видении проблем – пишите в редакцию, по адресу discuss.pravmir@gmail.com.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Эх, Машенька, я думал, ты хорошая девочка!

Говорить подростку, что Бог его накажет, – это преступление

Как нельзя исповедовать подростка

Подростку нужно увидеть, что в него верят. Никто не любит, когда его учат жить.

Как возглавить юношеский максимализм

Научиться говорить на языке подростков и всегда быть в контакте