Рок, скаутинг, уличная миссия

Наш предыдущий материал о миссионерстве вызвал дискуссию. 6 мая на Крутицком Патриаршем подворье в Москве прошел очередной Георгиевский парад скаутов. Православные миссионеры считают скаутинг одним из перспективных направлений миссии. О том, какие приемы есть в арсенале миссионеров, участники парада рассказали корреспонденту «НС» диакону Федору Котрелеву.

Православная миссия по сравнению с протестантской и католической, не говоря уже о сектантах, часто выглядит бледной, робкой и пассивной, считают сами миссионеры. Многому нашим миссионерам еще необходимо учиться – у тех же протестантов. По словам настоятеля московской церкви св. ап. Фомы иерея Даниила СЫСОЕВА, «проблема в том, что у нас очень слабая внутренняя мотивация нести людям слово Божье – во всяком случае, она гораздо слабее, чем у протестантских и даже католических проповедников, и этому мы у них должны поучиться. Так же как и миссионерской смелости: миссионер не должен оглядываться на власти, ждать каких-то разрешений. Почему-то протестанты собирают свои общины и в Саудовской Аравии, и в Китае! А у нас этого очень мало».

Настоятель московских церквей Сошествия Святого Духа на Лазаревском кладбище и прп. Сергия Радонежского игумен СЕРГИЙ (Рыбко) говорит, что «у нас сейчас утрачен сам дух миссионерства. Еще древние пророки упрекали пастырей что они пасут самих себя. А сейчас миссионерствуют лишь очень немногие батюшки, и то, в основном молодые. А как станет такой миссионер чуть постарше, миссионерский огонь из него уходит, и он все больше думает, как бы чего не вышло. Часто миссионерство не поощряется архиереями: я знаю несколько случаев, когда молодые пастыри пытаются что-то сделать, а владыки вмешиваются, да и отсылают их на такие глухие приходы, где и семью не прокормишь. Не на пользу миссии и то, что многие представители нашего священства – люди еще брежневского воспитания, и они не могут принять новых реалий».

Клирик Патриаршего Крутицкого подворья, сотрудник Синодального отдела по работе с молодежью иером. ДИМИТРИЙ (Першин) полагает, что нашими миссионерам «не хватает умения организовать интересную дискуссию – то, что очень хорошо умеют делать протестанты и католики. Очень важен для миссионера и уровень образования, а у нас он остается довольно низким, причем, как у мирян, так и у духовенства. А откуда ему взяться, если у нас святоотеческая литература выходит мизерными тиражами? Недавно вышло новое издание Златоуста – три тысячи экземпляров – это же мизер! А еще одной ошибкой наших миссионеров является подмена миссии, ведущей к Богу, миссией, ведущей к государственности или идеологии. Часто православие представляется как идеологический ресурс, например, средство возрождения империи, а это совершенно неправильно! Примером такой подмены может служить известная книга «Проект Россия».

И все-таки, православная миссия живет и развивается. Какими же приемами пользуются современные миссионеры? Игумен Сергий (Рыбко) рассказал, что самым удачным своим миссионерским проектом считает создание при храме в Бибирево культурного центра для неформальной молодежи. «Туда ходит до тысячи молодых людей, причем, не только неформалов, есть и самые обычные ребята. В центре постоянно репетируют около десяти рок-групп. Сначала я боялся, что люди старшего поколения нас не поймут. Ничего подобного: они первые пришли благодарить. Говорят: “Cпасибо, батюшка, раньше я не знала, где мой Пашка шляется до утра, а теперь знаю, что он у вас в храме на гитаре играет”. Я предоставил им небольшое помещение, метров 20-25, хотел купить инструменты, но они сказали: мы не хотим обременять храм, сами купим». По словам отца Сергия, ребята не предоставлены сами себе: «С ними занимается мой старый друг еще по хипповской системе, который закончил в свое время семинарию, но потом, правда, опять ушел в хиппи. Я ему плачу небольшую зарплату, около двух тысяч в месяц. Да и сам я иногда захожу в клуб по вечерам: на чай. Во время таких чаепитий мы беседуем, и я вижу, что многие из ребят стали ближе к Церкви. Сначала меняются тексты песен: вместо бесконечного i love you появляются песни о жизненных проблемах, богоискательстве. Потом и в храм потихонечку идут». Дисциплина в культурном центре тоже миссионерская: курить не возбраняется. «Пусть курят, что же с ними поделаешь, — говорит отец Сергий. – А вот с выпивкой так: о крепких напитках и, тем более, о наркотиках речи и не возникало, но пиво я разрешил. А ребята сами сказали: мы сюда не пиво приходим пить, а работать, заниматься. Пиво мы и дома попьем, а здесь все-таки храм».

Иеромонах Димитрий (Першин) считает одной из самых перспективных миссионерских методик скаутское движение. «Ведь с одной стороны, это очень массовое явление – сегодня в мире скаутов около 30 миллионов – а с другой стороны, скаутинг предполагает веру в Бога, и кто сумеет повести за собой скаутов, тот и приведет их к свое вере. Будет это протестант – приведет в протестантизм, будет православный – в православие. В этом году мы отметили 100-летие скаутского движения. В новой России скаутинг развивается с 1991 года, и за это время русская Церковь сумела воцерковить скаутские методики, что-то поменять в них, что-то добавить. Сейчас мы имеем пять воцерковленных скаутских организаций в России. Самая активная из них – Следопыты. Еще есть хотя и светская, но ориентированная на Православие организация – «Юные разведчики». Есть также очень активные священники, работающие со скаутскими методиками: это прот. Сергий Шастин, настоятель Крутицкого подворья в Москве и председатель братства следопытов, глава новороссийского отделения Следопытов свщ. Алексий Сидоренко, в Кемерово свщ. Сергий Семиков, в Липецке свщ. Геннадий Комков и еще пара десятков человек. Но, конечно, учитывая, что в России 30 тыс. священнослужителей, это очень мало. Правда, многие батюшки занимаются скаутингом на своих приходах, в рамках воскресных школ, и это очень радует».

По мнению свщ. Даниила Сысоева в городских условиях очень перспективна уличная миссия. Он рассказал, как организовано уличное миссионерство в его приходе. «Каждую неделю группа из двух наших миссионеров отправляется на окрестные улицы. У каждого миссионера обязательно на груди висит бейджик с указанием, что он представитель Русской Православной Церкви и с иконкой. Это необходимо для того, чтобы миссионера не приняли за сектанта. Мы подходим к людям и спрашиваем: крещеный человек или нет, если крещеный, давно ли исповедовался и причащался. Если некрещеный, предлагаем поговорить о Боге, прийти в храм, узнать больше. Кстати, очень много людей говорят, что они и крещеные, и в церковь ходят, но не знают, что такое исповедь и причастие. Еще у наших миссионеров обязательно с собой две листовки: “Как подготовиться к исповеди и причастию” – для крещеных и “Вечный Бог зовет к Себе” – для некрещеных. В результате таких встреч завязывается беседа, знакомство». Но самое главное, по словам отца Даниила, начинается дальше. «Вот человек заинтересовался. Хорошо. Но дальше встает вопрос: куда пойти, где узнать больше? И если человеку уже при первой встрече не указать, где его ждут и где его примут, можно считать, что миссия провалилась. Так было в позапрошлом году, когда семинаристы раздавали Евангелие, а потом люди спрашивали: что дальше, куда идти? Поэтому необходимы так называемые миссионерские приходы, то есть такие приходы, где готовы к приходу ничего не знающих людей со стороны. Я попытался создать такой приход в наем храме ап. Фомы на Кантемировской. И наши миссионеры обязательно раздают приглашение с указанием, куда приходить».

Миссионеры выделяют две основные ступени миссии: привлечение внимания и личное общение. «Задача миссионера – создавать информационные поводы, создавать интерес к своей вере, интерес к Богу», — считает иером. Димитрий (Першин). «Самыми успешными миссионерами были древние пророки. Они ходили голыми, ели кал, женились на блудницах – и все для того, чтобы достучаться до людей», — говорит иг. Сергий (Рыбко).   «Шумные акции – это только предшественники миссии, — уверен свщ. Даниил Сысоев. – Сама миссия начинается позже, когда люди начинают задумываться, и когда им в форме, например, кружков по изучению Православия дают ответы на вопросы. Самым успешным православным миссионером современности я считаю отца Даниила Боинторо из Индонезии, — говорит свщ. Даниил Сысоев. — Он был мусульманином, но Господь явился ему во время чтения Корана и велел идти за собой. В условиях страшных гонений на Христианство он за 20 лет деятельности организовал в Индонезии 17 приходов. А начинал он просто с создания групп по изучению Священного Писания, со встреч и бесед. Вообще, я считаю, что общение от сердца к сердцу – это и есть самая успешная миссионерская технология».

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Наш Патриарх – против течения, а мы?

Надеюсь, что Господь еще потерпит нас на нашей земле