Сажать нельзя

|

В Госдуме продолжают обсуждать законопроект об оскорблении религиозных чувств верующих. Утром 18 марта СМИ сообщили, что якобы парламентарии отказались от намерения ввести в Уголовный кодекс соответствующую статью, как это планировалось изначально. Однако, уже в полдень председатель комитета Госдумы  по делам общественных объединений и религиозных организаций Ярослав Нилов заявил ИТАР-ТАСС, что понятие “оскорбление религиозных чувств” все-таки сохранится в законопроекте и войдет в Уголовный кодекс. Затем это утверждение дезавуировал глава президентского совета по правам человека Михаил Федотов.

Что же происходит на самом деле?

В Думе сегодня в очередной раз собрались представители религиозных объединений, члены президентского совета по правам человека, Общественной палаты, депутаты. В рамах «круглого стола» по совершенствованию законодательства о защите религиозных чувств граждан они обсуждали известный законопроект, внесенный в Госдуму 26 сентября 2012 года депутатами всех фракций. Совет по правам человека и Общественная палата РФ дали отрицательные заключение на него, указав на неопределенность формулировок, а выделение законопроектом ряда религиозных объединений, составляющих “неотъемлемую часть исторического наследия”, счел дискриминационным по отношению к иным верующим. Проект закона предусматривает внесение ряда поправок в УК РФ. В частности, предлагается дополнить его новой статьей, которая предусматривает наказания за “оскорбление религиозных убеждений и чувств граждан и/или осквернение объектов и предметов религиозного почитания (паломничества), мест, предназначенных для совершения религиозных обрядов и церемоний”. В случае публичного оскорбления обрядов религиозных объединений и публичного оскорбления религиозных чувств граждан предусмотрены штрафы до 300 тыс руб либо обязательные работы на срок до 200 часов, либо лишение свободы на срок до 3 лет.

Он получил отрицательные заключения Совета при президенте по развитию гражданского общества и правам человека /СПЧ и Общественной палаты. Основных претензий было две.

Первая: религиозные чувства не могут быть предметом уголовного права в силу неопределенности и размытости этого понятия.

Вторая: законопроект предусматривал защиту чувств верующих лишь принадлежащих к религиям, составляющим «неотъемлемую часть исторического наследия», и в таком виде, по мнению СПЧ и ОП дискриминировал остальных верующих. Например, язычников, протестантов, католиков и многих других.

СПЧ предложил отказаться от введения специальной статьи «Оскорбление религиозных чувств», а проблему решать через поправки в действующие статьи УК, в частности 148 статью (Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповеданий) и ряд других, например «Вандализм».

Таким образом, полагали члены СПЧ, удастся решить и проблему защиты верующих от посягательств на храмы, кресты и другие символы, и уйти от юридически размытых формулировок, чреватых произволом. Против этого выступали представители Русской православной церкви и мусульманских организаций, и отчасти иудеи. Да и многие парламентарии были этим недовольны.

Тем не менее, утром выяснилось, что депутаты Госдумы вроде бы согласились с предложениями СПЧ. Но не совсем. Ярослав Нилов, комментируя сообщения СМИ, подтвердил готовность депутатов исключить из законопроекта положения о религиях, составляющих «неотъемлемую часть исторического наследия» в интересах сохранения конституционного равенства всех перед законом. По его словам, Дума намерена защищать права всех верующих зарегистрированных религиозных организаций. И даже предположил,  что это будет как раз по схеме предложенной СПЧ – через поправки в действующие статьи УК. Но вот формулировку об оскорблении религиозных чувств депутаты намерены сохранить. “Думаю, что сохранятся формулировки об оскорблении религиозных чувств. Будет ответственность за любые действия, направленные на оскорбление религиозных чувств. Должно остаться, оно есть в мировой практике”, – отметил глава комитета.

А вот председатель СПЧ Михаил Федотов в ходе «круглого стола» сказал : “Мы постепенно сближали позиции и пришли к достаточно оптимальному варианту, когда все становится на свои места, когда вопрос об оскорблении религиозных чувств граждан относится не к вопросам богохульства, а к вопросам защиты свободы совести”. “За богохульства в средние века полагался костер, но в современном обществе речь идет о защите прав граждан на свободу совести, свободу вероисповедания”, – напомнил председатель СПЧ.

“Мы договорились с представителями депутатского корпуса, что эта статья пойдет (в УК) не под номером 243, а 148 (Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповеданий), то есть речь идет, чтобы вопрос был решен в статье о защите свободе совести”, – сообщил он. “Кроме того, мы договорились, что будет усилена ответственность за воспрепятствование деятельности религиозных организаций с использование служебного положения, с применением насилия или угрозы насилия”, – добавил Федотов. Он выразил сожаление в связи с тем, что компромиссные поправки не были представлены участникам “круглого стола”.

И позже, после завершения заседания Федотов заявил журналистам: “Такого правонарушения, как оскорбление религиозных чувств нету, такого определения (в согласованных с депутатами поправках к Уголовному кодексу) не будет». “Предметом уголовно-правового деликта (проступка) может быть только действие. Действия могут быть нацелены на определенную вещь, на определенный результат. Это называется умысел. Умысел может быть направлен на оскорбление религиозных чувств. Разницу чувствуете? Это тонкий юридический вопрос”, – подчеркнул глава президентского совета по правам человека. При этом, по словам Михаила Федотова, “сроки наказания будут значительно меньше” (чем предусматривалось изначально внесенным депутатами законопроектом).

Разницу почувствовать действительно сложно. Возможно, она доступна лишь профессиональным юристам. Но ощущение возникает такое. Дума формально пошла на уступки, формально учла мнение СПЧ и ОП – невозможно же их игнорировать постоянно. Ведь раньше членам Совета и общественникам не удалось добиться существенных поправок в законопроекты о НКО-«иностранных агентах», о митингах, о запрете усыновления российских сирот американцами. Как-то нехорошо получается. К чему тогда все эти общественные дискуссии и обсуждения? Но ключевым положением законопроекта о защите религиозных чувств было именно уголовное наказание за их оскорбление. Оно, видимо, и сохранится.

Тем более, что позиция Русской православной церкви и мусульманских организаций принципиально не изменилась. Глава отдела по взаимоотношениям Церкви и общества РПЦ протоиерей Всеволод Чаплин в ходе «круглого стола» вновь повторил: «Нельзя осквернять как символы дорогие для верующих, так и символы дорогие сторонникам того или иного мировоззрения”, – сказал он. “Много есть споров о формулировке оскорбления религиозных чувств или чувства верующих, но мы знаем, что и в праве, и в политике уважаются национальные чувства, честь человека – все эти чувства достаточно общие”, – указал священник.

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2012/03/IMG_2517_s3.jpg

фото Юлии Маковейчук

Его решительно  поддержал и представитель мусульман Шафиг Пшихачев, подчеркнувший необходимость именно уголовного преследования оскорбителей. Да и раввин Зиновий Коган заметил, что «сакрализация и политизация инцидентов раскалывает общество, но равнодушие к таким инцидентам еще больший грех».

Борис Клин, специальный корреспондент ИТАР ТАСС для портала «Православие и мир»

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!