Сотни расшифрованных страниц: «Афонский период жизни архиепископа Василия (Кривошеина) в документах»

|

Афон готовится к юбилею 1000-летия русского монашества на Святой Горе, который намечен на 2016 год. К этой дате приурочено окончательное издание, не имеющее аналогов, – 25-ти томная серия «Русский Афон ХIХ-ХХ веков».

Этот проект поистине должен приоткрыть завесу над неизвестными страницами истории Святой Горы. Настоящей «кузницей кадров» ученых монахов на протяжении нескольких веков был Пантелеимонов монастырь на Афоне. Но трагические события XIX-XX веков низвели и практически уничтожили эту традицию.

Одним из последних «ученых монахов», проживших в этом монастыре, был монах Василий (Кривошеин) 1900-1985. Офицер, ученый, богослов, монах, архиепископ – вся жизнь Всеволода Александровича Кривошеина, ставшего владыкой Василием, сама по себе чрезвычайно интересна.

События ХХ века – революции, войны, геополитические противостояния, борьба идеологий, порой открытая, а зачастую «подковерная» – крутили и несли его в своей воронке так, что порой Божье присутствие и заступничество становились настолько очевидными, что его собственные слова по отношению в себе – « спасенный Богом!» – воистину провидческие.

XV том, который только что вышел из печати, это «Афонский период жизни архиепископа Василия (Кривошеина) в документах». В него вошли до сих пор не известные редкие материалы из архивного фонда Свято-Пантелеимонова монастыря.

Только лишь для небольшого представления читателей и исследователей привожу здесь отрывки из двух писем богослова А.В. КАРТАШОВА (1875-1960), одного из основателей Св.Сергиевского Богословского Института в Париже.

Письма А.В. КАРТАШОВА монаху Василию на Афон:

25/12 июля, 1939 г., Рим 

Дорогой отец Василий. Получил вчера Вашу открытку от 6/19 июня. Сам я был в отпуске и вернулся в Рим 20 сего месяца. Я действительно хотел подробно ответить Вам на ваше письмо от 17/30 марта; но до сего времени не собрался не столько из-за лени, сколько из-за отсутствия мыслей и всяческого вдохновения. Вы спрашиваете о моем мнении о новом Папе (Пии XII) и о Солоневиче ( трудно, я думаю встретить двух лиц более противоположных по духовному внешнему облику).

О первом личного мнения не имею: знающие его говорят о Пии XII как о человеке большой духовности и полном нравственных достоинств. Что же касается политики, можно предполагать. Что он пойдет по старому руслу: по крайней мере первые месяцы его управления подтверждают это мнение, и нет оснований рассчитывать, что Ватикан изменит своё ошибочное отношение к русской Церкви.

Иван Солоневич нам известен своей замечательной книжкой « Россия в концлагере», после прочтения которой, брат мой написал ему сочувственное письмо. Это дало повод Со-вичу просить брата взять на себя так сказать представительство его газеты в … его политическую работу в эмиграции вобщем можно считать полезной, несмотря на ряд непоследовательностей, часто отсутствия такта как в саморекламе, так и нападках на политических противников.

Его заслуга, что он своими талантливыми статьями встряхнул заплесневевшую эмиграцию и совершенно раскрыл проникавшую всюду дезинформацию о Советской России ( в духе выгодном большевикам!). Боюсь и я, что Солоневич является как бы прообразом будущей России; но Дай Бог, чтобы пришла скорее хотя бы такая Россия, лишь бы кончились мучения народа русского.

Времена, нами переживаемые, не сулят ничего хорошего, так как всюду делается много абсурдного, а очевидные вещи проходят незамеченными. Кто знает истинную жизнь современной Сов. России? И как будут описывать эмиграцию (с её разбродом в умах) через сто лет? Так всё сложно, что не берусь делать выводов; но как и раньше утверждаю, что без правильного разрешения русского вопроса Европа не выйдет на мирный путь. Вся страна в долгу у национальной императорской России, и пора это осознать в год 25 летия вступления её в мировую войну.

Личная моя жизнь течет по-прежнему мало меня удовлетворяя. Во время отпуска побывал во Флоренции, Венеции, Падуа и Вероне и провел 10 дней на природе любуясь красотами природы и творениями художников, этими талантами и гениями итальянского народа….

15(2) VIII,1939г., Париж 

Антон Карташёв

Антон Карташов

В прошлом году в июне меня свозили в Чехословакию (по поводу юбилея Крещ. Руси). Побывал и в нескольких монастырях и пообщался с эмигрантами и даже с карпато-русскими «товарищами» Советов с их думками «рабоче-крестьянской властью», о которой даже в СССР уже не вспоминают.

Это все большевики 1917 года, о них уже никто и понятия не имеет. Конечно, есть прицерковное меньшинство, не приемлющее большевизма. Русская церковь, благодаря этой полу варварской массе, имеет очень грубый, духовно примитивный настрой. Духовенство – недоучки из чужаков.

Вообще то, и Америка и русские в частности, не возбуждают к себе симпатий своей дикостью. Простота Карпато-русских ужаснее Америки.

Я пробыл там 4 месяца (!!!) и могу многое сказать в пользу Парижа, а в Америке целина и дикарство, ничего не понимают и не знаю даже поймут ли когда-нибудь, что такое православие. А учебный год после этого был для меня сложностью: двойное количество лекций и проч. Вот одна из причин, что я так запоздал свою переписку, и только сейчас заглаживаю свои долги.

От 28 сент.- до 17 окт., будет проходить VИ Византологический сезд в Алжире, организуемый французами ( в частности проф. Gabr . Mиllet). Собираемся поехать туда с. О.Г. Флоровским, половину оплатят французы. Мой доклад «Первое крещение Руси в 861».

Я лично убежден, что сейчас войны не будет. Сговорятся на компромиссах, но вообще играют с огнём. И года через полтора что-то лопнет и прорвется. Б-ки, конечно, обманут желающих обманывать себя «союзников» и угостят их новым Брест-Литовским «миром». А Россия от потрясений воскреснет! Состояние эмиграции во Франции очень трудное: безработица, дороговизна и измор и зачисление в войска умирать «за нечто»??? То есть французских граждан, тo есть какими мы не являемся и лишены этого права.

В наш Бог. Инст., просятся преподавать Карпато-русские ( и студенты тоже). Их ужасает усиление ( под Венгрией) церковного украинизма. Это конечно может понизить уровень нашей умственной культуры, но очевидно нужно для украинского православия, надежда, что хоть как-то их просветить, а то они уж совсем ушли в национализм.

Храни Вас Господь, сердечно Ваш А. Карташов.

( посылаю вам трем брошюру, оттиск ст.из. Белград.Владим. Сборника)

Книга эта готовилась в тесном сотрудничестве с семьей ( Н. и К. Кривошеиных). На протяжении 2 лет мы скрупулезно расшифровывали и переводили письма и документы. Книга вышла действительно огромной, аж 800 страниц, и весит она 2,5 кг. Её можно приобрести в Москве на Афонском Подворье.

Для тех, кому приобретение этой книги будет по разным причинам невозможно, Издательство Св. Пантелеимонова монастыря предоставила версию для скачивания в PDF.

***

Не только мы, а тем более владыка Василий, не могли представить себе, что благодаря чуду прогресса – скану, интернету и телефону – мы сможем продолжить работу над его архивами.

Эти сотни архивных документов находились в Пантелеимоновом монастыре, где почти с 1924 года он ждал своего часа и прилежных монашеских рук: сначала разборка, сканирование, обдумывание замысла издания, потом неожиданное предложение о работе над этими страницами – прилетело к нам в Париж, в виде подробного письма-предложения.

Мы еще не видели всего объема работы, а если бы знали – то засомневались бы!? Но работа началась и постепенно она стала каждодневной, неотъемлемой частью нашей жизни, неким мирским послушанием.

Книга наполнена историческими материалами и необыкновенными адресатами, о всех здесь не рассказать, нужно раскрыть том.

Письма отца Софрония (Сахарова) написаны все разными почерками, многие из них, в период 1936-37 гг, писались видимо под его диктовку, он тогда болел, перенес операцию.

Монах Василий (Кривошеин) и иеродьякон Софроний (Сахаров), 1933г. Афон

Монах Василий (Кривошеин) и иеродьякон Софроний (Сахаров), 1933г. Афон

Истинным открытием оказались письма протоиерея Г.Флоровского, не только содержанием и откровенными признаниями, где он пишет владыке «я сердит на себя, плохо молился на Афоне и думал только о собственных переживаниях»; или его беспокойные мысли о невозможности найти собеседника по душе, о его одиночестве и метании в поиске «своего» места « то ли остаться на приходе и проповедовать, а то ли уйти с головой в богословские писания».

Письма русско-французского богослова Мирры Ивановны Лотт-Бородиной – алмаз мысли, глубины, знаний! С ними пришлось потрудиться не мало, так как в желании переписать их, не упустив слов, пришлось преодолеть с помощью лупы, работы с двумя мониторами, трудности ее почерка, которые были связаны с болезнью суставов « я с трудом пишу, пальцы плохо слушаются, боли в спине, мне тяжело подолгу сидеть».

Личность отца Давида Бальфура – столь сложная, непоследовательная и даже загадочная – вполне подтверждает сии эпитеты по мере чтения его писем, в которых он делится с владыкой о своих сомнениях. В равной степени это имеет отношение и к человеку совершенно забытому, отцу Силуану,  в миру Роман Стрижков, который стал впоследствии настоятелем в старческом доме Сан Женевьев де Буа.

Письма из Белграда В.А. Маевского, который долгие годы был секретарем патриарха Сербского Варнавы (Росича) – охватывают интереснейший предвоенный период взаимоотношений между разделенными Церквями, предсоборные встречи, Собор, личные впечатления, а также послевоенный период (швейцарский). Письма А.В. Карташова, отца Кассиана (Безобразова) приоткрывают нам неизвестные календарные страницы их жизни, передвижения в пространстве и уточняют многое в их биографиях.

Переписка охватывает практически весь период жизни русских людей в эмиграции, их волнения, надежды, предчувствия, лихорадку неминуемой второй мировой войны, вплоть до 1951 года. Почти в каждом из писем предвоенного периода звучит тревога, обреченность, не говоря о тупиковой ситуации, в которую было ввергнуто в те годы разделенное тело Русской Церкви.

Увлекательны письма Кирилла Александровича Кривошеина, младшего брата владыки. Он хороший рассказчик и помимо всего прочего знаток литературы, богословия и искусства. Как и все 5 братьев Кривошеиных, он был полиглотом. На протяжении всех десятилетий пребывания владыки на Афоне, он был его постоянным корреспондентом.

Для нас самих (Н и К) личность Кирилла стала настоящим открытием! Связь с братом-монахом не прерывалась у него вплоть до 1947 года, (даже из немецкого плена в 1940-41 г. он продолжал ему писать) когда по невыясненным до сих пор обстоятельствам владыка был арестован в Греции и исчез с поля зрения до 1950 года.

Переписка владыки с корреспондентами обрывается внезапно, последнее письмо от Д. Пандазидиса ( многолетнего друга владыки) датировано тем же 1947 г.; тревога, паническое беспокойство, ( было с чего!), потому что «Вы ушли, к нам не вернулись и внезапно вообще исчезли с горизонта. Помните, когда были у меня и вошла наша дочка встревоженная и предложила поехать в А., где был пойман молодой человек, большой приятель покойного моего сына и наш дальний родственник. Он был арестован…»

26 сентября 1947 г. в Салониках состоялся суд. По обвинению в сотрудничестве с немецкими оккупантами трибунал постановил приговорить группу русских и болгарских иноков к тюремному заключению: монаха Василия — к двум годам.  

Кроме того, ему, несомненно, припомнили то, что он несколько лет вел в Киноте наряженную борьбу против ограничительных мер греческого правительства, препятствовавших притоку на Афон послушников из Восточной Европы.

В этой книге есть письма владыки датированные 1950-51 гг., по которым вырисовывается картина его возвращения из заключения на острове Марконис и спасительное предложение от отца Николая Гиббса уехать в Оксфорд.

Письма Кирилла во многом есть исторический источник о положении в Евлогианской церкви в Париже, взаимосвязи РПЦЗ с Московской Церковью, о качаниях и нестроениях происходивших в Свято Сергиевском Институте 30-х годов.

Тут и фигура протоиерея С. Булгакова, разногласия, осуждение его, в котором одним из судьей/арбитров был призван протоиерей Г. Флоровский. Кирилл пишет о «Фотьевском братстве» и обители « Нечаянная радость», руководимый матушкой Евгенией Митрофановой.

О матери владыки Елене Геннадиевне Кривошеиной (урожд. Карповой) – почти ничего не было известно. Могло казаться, что женщина, рожденная в XIX веке, вела домашний и замкнутый образ жизни, целиком посвятив себя воспитанию детей и блестящему, талантливому мужу – министру земледелия А.В. Кривошеину.

Страницы писем Е.Г. это сочетание имен ушедшего XIX века и парижской эмиграции. Из ее рассказов о жизни в Париже мы узнаем подробности о семье Карповых – Морозовых, о её дружбе и верности старым друзьям и соратникам её покойного мужа А.В. К., с которыми она оставалась в контакте и которым по возможности помогала, поддерживала материально и духовно.

От неё мы узнаем подтверждение, что Крестный отец владыки был Василий Васильевич Розанов 1856-1919, русский религиозный философ, литературный критик и публицист. Он дружил с семьёй Кривошеиных, часто бывал у них на Сергиевской улице в Петербурге.

Не будем перечислять всех адресов и корреспондентов, предоставим читателям открыть для себя неизвестные имена или наоборот, известные личности раскрывающиеся с неожиданной стороны. 

В обязанности монаха Василия, кроме секретарской должности (грамматикocа), входит перепискa с администрацией Афонa, Вселенскoй Патриархиeй и с греческими правительственными учреждениями, a также деловaя перепискa по экономическим вопросам.

Греческий паспорт владыки

Греческий паспорт владыки

В нашей книге приводится целый ряд новых документов, которые проливают свет на сложные взаимоотношения со Вселенским Патриархатом и имеют непосредственное отношение к насельникам и монахам Св.Пантелеимонова монастыря.

В бытность отца Василия антипросопом в Карее (1925, 1931, 1933 и 1940) ему пришлось работать с документами, адресованными патриархам Василию III и Фотию.

Постепенно, благодаря новым материалам, мы приближаемся к разгадке ареста и заключения владыки. Уже опубликованы некоторые догадки в прежних книгах, где подробно рассказывается о неизвестной доселе никому истории исчезновения монаха Василия с Афона в сентябре 1947 г. и его прибытии в Оксфорд в феврале 1950 г.

Вот слова, которые приводятся в книге пресвитера Бориса Бобринского: «В 1950 г. я, окончив Сергиевский институт в Париже, находился в Афинах, где работал в Национальной библиотеке с рукописями трудов святителя Григория Паламы. Тогда-то в городе и появился монах Василий (Кривошеин). Измождённый, голодный, в прохудившемся подряснике как будто после пребывания в каком-то островном монастыре».

Впоследствии отец Борис часто встречался с ним и в библиотеке, и в русской церкви святого Никодима, а письма, которые мы публикуем здесь, – полностью подтверждают это заключение.

О причинах исчезновения владыки с Афона и его прибытия в Афины в том виде, в котором встретился с ним отец Борис, долгие десятилетия было ничего неизвестно. Для русского читателя и церковного историка завеса, приоткрывающаяся только сейчас над теми далёкими событиями 60-летней давности, особенно важна, потому что она проливает свет и на политическую ситуацию того времени, раскрывает (неожиданно!) даже не знакомому с этой темой человеку труднейшее положение, в котором оказалось монашество на Афоне, невольно попавшее в клубок церковно-политических конфликтов.

Всю свою жизнь архиепископ Василий оставался настоящим «бойцом». Вот один из примеров: Игорь Кривошеин с сыном Никитой, в 1967г., встречали владыку в Москве в аэропорту «Шереметьево-2». Их допустили дожидаться архиепископа в таможенном зале.

Один из таможенников приблизился к владыке и очень вежливо спросил: «Простите меня, но я должен задать Вам один вопрос: Нет ли в Вашем чемодане «литературы?» Владыка совершенно не смутился и ответил: «Нет». Как только все вышли из здания аэропорта и отдалились, он тихо сказал: «Я ответил чистую правду. У меня нет никакой литературы в чемодане, но под рясой её много, и весит она непомерно».

Безошибочно можно утверждать, что из всего православного духовенства на Западе, и это независимо от юрисдикционной принадлежности, владыка Василий был тем, который реальнее и глубже всех знал, понимал и анализировал «советскую действительность», делал это любя и в твёрдой уверенности её временности и преходящности. Он верил в объединение разрозненных ветвей Церкви и он оказался прав!


(1) Папа Пий XII до интронизации Эудже́нио Мари́я Джузе́ппе Джова́нни Паче́лли, итал. Eugenиo Marиa Gиuseppe Gиovannи Pacellи; 2 марта 1876 года, Рим, Итальянское королевство 9 октября 1958 года, Кастель-Гандольфо, Италия) папа римский с 2 марта 1939 года, провозгласил догмат о Вознесении Девы Марии и символически посвятил мир Непорочному сердцу Марии в 1942 году. 18 октября 1967 года Папа Павел VИ начал процесс беатификации Пия XИИ. Стал первым папой, избранным из государственных секретарей, начиная с Климента ИX в 1667 году. Во время своего понтификата Пий XИИ канонизировал 8 человек, в том числе Пия X, а беатифицировал — 5.

(2) Иван Лукьянович Солоневич 1891, село Рудники, Пружанский уезд, Гродненская губерния, Российская империя 27 апреля 1953, Монтевидео, Уругвай) — русский публицист, мыслитель, исторический писатель и общественный деятель. Получил широкую известность как автор книг об СССР (Россия в концлагере и другие) и теоретик монархизма.Участвовал в Белом движении и антисоветском подполье. Бежал из концлагеря, жил в эмиграции в Финляндии, Болгарии, Германии, Аргентине и Уругвае. Издавал газету «Голос России» в Болгарии и «Наша страна» в Аргентине. Организовал «народно-монархическое» движение, пропагандировал идею самобытной русской самодержавной монархии, критикуя не только социализм, но и вообще любые попытки устройства государственной жизни России путём внедрения заимствованных извне идеологий.

(3)«Россия в концлагере» — собрание автобиографических очерков Ивана Лукьяновича Солоневича, посвященных его жизни в СССР, аресту, нахождению в концлагере и побегу из него через советско-финскую границу. Первая публикация начата в парижской газете «Последние новости» в 1935 году.

(4) Иван Солоневич сразу занялся организацией издания своей газеты. При содействии К. В. Левашова Солоневичу удалось получить в своё распоряжение убыточную газету «Голос Труда», и первый номер газеты, переименованной в «Голос России», вышел 18 июня 1936 года.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Архиепископ Василий (Кривошеин): Офицер, монах, богослов

Ничто не предвещало петербуржцу, студенту исторического факультета в миру Всеволоду Александровичу Кривошеину, четвертому сыну министра при…

Валаам: остров Преображения

Монахи не раз принимали мученическую смерть, но обитель возрождалась вновь

Патриарх призвал настоятелей монастырей отказаться от дорогих атрибутов власти

По словам Предстоятеля Русской Церкви, игумены и игумении следует больше думать об аскетическом подвиге