Стеречь в себе человека

|
Татьяна Краснова – о том, что делает книги Светланы Алексиевич христианскими
Татьяна Краснова. Фото Анны Даниловой

Татьяна Краснова. Фото Анны Даниловой

Моя любовь к Светлане Алексиевич гораздо старше ее новенькой Премии, и я очень рада, что сегодня тем, кто не знал ее книг, их «рекламирует» Нобелевский комитет.

Мне было очень непросто дать их друзьям со словами: «Прочти, тебе понравится!»

Тебе не понравится.

Тебе будет страшно и больно, и главное – ты не сможешь отвернуться, потому что так болит только правда.

И еще – ТАК больно не бывает за чужого. Поэтому говорить о патриотизме и «русофобии» Алексиевич я не буду. На мой взгляд, это чрезвычайно глупый и безнравственный разговор. Из двух сыновей тяжело заболевшей матери любящим и заботливым будет тот, кто признает ее болезнь и всеми силами будет искать врачей и звать на помощь.

Тот, кто будет, надсаживая горло, вопить: «Моя мать ничем не больна, она лучше всех, и не смейте клеветать на нее!» – будет мерзавцем и лгуном, а то еще и вором, который хочет в суматохе стащить что-нибудь ценное из материнского дома. Подставьте на место матери – Родину, и мое сравнение станет еще более прямолинейным. Для меня это очевидно, и спорить тут не о чем.

Голос маленького человека – вот что делает для меня книги Алексиевич сокрушительно христианскими.

Время обогнало и переросло нас. Оно стало выше нас ростом, и мы пропали, потерялись на фоне его тектонических сдвигов. Наши крошечные жизни стали неинтересны, наши смерти видятся трагедией, только если их случилось не меньше ста за один раз…

Мы оглохли и ослепли от бесконечного информационного потока, там некогда плакать и жалеть себя и друг друга.

Алексиевич дает микрофон нашей боли. Усталости. Отчаянию. Главное – нашей любви, прорастающей как трава через асфальт любой эпохи. Нас делается СЛЫШНО. И мы, как мне кажется, вспоминаем, кто мы и что делаем на этом безжалостном ветру Истории.

За пару недель до вручения Нобелевки я слушала Светлану Алексиевич в Петербурге, в проекте «Открытой библиотеки». Она говорила с великим режиссером Сокуровым. Зал – а послушать этих двоих собрался битком набитый полный зал! – хотел знать, как жить и что делать дальше. Вот прямо сейчас, на сломе времен, в кризисе, страхе и неуверенности.

Гениальный Сокуров говорил о мире и войне, о сменах поколений, о глобальных процессах.

Алексиевич несколько раз повторила свой ответ на вопрос «что же делать?» Ее ответ – СТЕРЕЧЬ В СЕБЕ ЧЕЛОВЕКА.

Не дать сделать себя винтиком никакой системы. Не дать сделать из себя «единицу». Не дать убедить себя в том, что твоя жизнь, твоя любовь, твое счастье – ничего не стоят по сравнению с «геополитическими интересами».

Человек у Алексиевич – именно тот человек, к которому пришел Христос.

Маленький. Маленький ровно настолько, чтобы вместить капельку веры и искорку Божественного Света. Пока мы не можем вместить большего, нам нет смысла становиться больше.


Читайте также:

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Русь Святая и Русь окаянная

Протоиерей Александр Ильяшенко – о Нобелевской лекции Светланы Алексиевич и о том, за что «белые» люди…

Неприятная правда пророков

Мы должны внимательно прислушаться к тому, что говорит Светлана Алексиевич