ТЭФИ как компенсация

|

Проблемы национальной телевизионной премии ТЭФИ и учредившей ее Академии российского телевидения (АРТ) обозначились еще в середине нулевых. В 2007-м разразился кризис – из состава учредителей вышли телеканалы НТВ и ТНТ, а государственный медиахолдинг ВГТРК со всеми своими каналами («Культура», «Россия-1», «Россия-2», «Вести 24») перестал участвовать в церемонии. Всего, что к этому привело, не перечислить — основные претензии сводились к тому, что корпоративные интересы при голосовании превалируют у академиков над профессиональными, представительство каналов и компаний в АРТ непропорционально, и борьба получается нечестной.

За прошедшую с тех пор пятилетку в телеакадемии сменился председатель (в 2008м году этот пост занял Михаил Швыдкой), академиков стало вдвое больше – пять с половиной сотен, — выросло число учредителей, изменились правила выдвижения и способы голосования. Но вернуть ТЭФИ былую славу и статус награды отражающей мнение всего телесообщества, так и не удалось. В последние годы церемония кочевала из зала в зал и выглядела все бледнее. После отказа Первого канала и «России-1» ее транслировать, уделом общенациональной премии стали не самые общедоступные каналы, что тоже не прибавило ей популярности.

В 2008м телетрансляции и вовсе не было. Юбилейную 15ю церемонию награждения в 2010м чуть не отменили, но потом все же провели в Питере. Затем наступил перерыв в полтора года – казалось, премии конец (о ее клинической смерти Константин Эрнст говорил еще в 2008 году). Нынешний год показал, что пациент скорее жив – ТЭФИ состоялась в Москве, транслировал ее самый массовый в стране Первый канал, но о выздоровлении говорить не приходится, кризис продолжается.

Накануне 17й церемонии стало известно об исключили из числа ведущих Ксении Собчак – как она полагает, из-за оппозиционных взглядов. Организаторы постарались опровергнуть такую трактовку не только словом, но и делом: отсутствие Собчак компенсировали наличием вполне оппозиционных Татьяны Лазаревой и Михаила Шаца, кое-какие смелые реплики этих и других ведущих оставили в телевизионной версии.

Компенсировать одно другим давно вошло у кризисной ТЭФИ в привычку. Отсутствие каналов НТВ, ТНТ и ВГТРК компенсируют награждением выходящих там программ, отмечая самые достойные из тех немногих, что все-таки выдвинуты (по правилам, выдвигать их могут и производители). На сей раз передач, показанных на каналах ВГТРК, стало чуть больше, чем прежде, хотя и не в самых громких номинациях. Впрочем, общее число присланных конкурсных работ снизилось – 504 против позапрошлогодних 623х. Зато количество номинаций увеличилось с 46 до 50.

Это хоть и подправило, но не отменило академический обычай сравнивать несравнимое. В номинации «художник-постановщик», например, на этот раз соревновались авторы нарисованного на компьютере «Мульта личности» с теми, кто оформлял совсем не виртуальную церемонию открытия 7х зимних Азиатских игр. А в категории «информационно-развлекательная программа» преспокойно соседствовали юмористический «Прожекторперисхилтон» и познавательная программа для детей «Хочу знать с Михаилом Ширвиндтом».

Некоторым, правда, приходилось делать обратное: соревноваться самим с собой, как Ивану Урганту, ведущему «Большую разницу», с Иваном Ургантом, ведущим «Прожекторперисхилтон». Или как «Жестоким играм» производства «Красной студии» — с очень похожим на них форматом «Большие гонки» той же студии.

Трудности, которые возникают у большинства участников ТЭФИ со свободным словоизьявлением в эфире, компенсируются голосованием за тех, кто может себе это позволить – спецприз академии вручили телеканалу «Дождь». Телеакадемики и раньше отмечали смелость своих коллег, достаточно вспомнить, сколько премий у «Недели с Марианны Максимовской» (РЕН-ТВ) и как много членов АТР проголосовало в прошлом году за награждение опальной Мананы Асламазян. Но сейчас это выглядит особенно красноречиво. И само сопоставление новичка церемонии, маленького фрондирующего «Дождя» — с утомленными цензурой телемонстрами; и получение этой награды непосредственно из рук члена партии «Единая Россия» Марии Кожевниковой.

По какому принципу отбирают вручающих и ведущих, по традиции покрыто мраком. Почему именно эти люди ведут именно эту часть церемонии? Усмотреть за этим концепцию, изменением которой, по словам организаторов, и вызвано было отстранение Собчак, так же сложно, как понять, почему «Орфея» за лучший сериал вручает Марина Голуб, а развлекательных ведущих поздравляет Арина Шарапова.

Так же загадочен выбор концертных номеров. Допустим, понятно, почему открывается праздник песней «Если у вас нету ТЭФИ», хотя бы и в исполнении шансонье Дениса Майданова. Но потом ход церемонии прерывает то пантомима Юрия Гальцева сотоварищи, то соло Сергея Мазаева, никак сюжетно с телевидением не связанные. Организаторы как будто не определились, что будет на сцене – телевизионный капустник или гала- концерт. Профильные номера, вроде выступления выдвинутых на ТЭФИ «Поэта и гражданина» с написанным по случаю стихотворением, телезрители не увидели.

Зато увидели певицу Зару с песней «Опустела без тебя земля», которую залу пришлось слушать стоя – на фотоновом экране шла нарезка с лицами телевизионных деятелей, ушедших от нас в прошлом году. Но в телетрансляции разглядеть их было трудно – Зара интересовала режиссера гораздо больше. Какие бы чувства эпизод ни вызвал по ту сторону – у телевизора ощущалась преимущественно неловкость.

Только к одному номеру никаких вопросов – из мюзикла «Времена не выбирают», написанного президентом телеакадемии Михаилом Швыдким. Ведь ТЭФИ и проводилась в стенах Театра мюзикла, где этот спектакль играется. И худруком которого также является Михаил Швыдкой.

Пафосные церемонии вроде киношного «Оскара» или телевизионной «Эмми» в США предполагают размах, блеск, парад звезд, причесок и нарядов, толпы сочувствующих в зале и на подходах к нему. Эти лекала и раньше были для нашей ТЭФИ великоваты. Но сейчас несоответствие парадной формы непарадному состоянию отрасли прямо бросается в глаза.

Операторам пришлось постараться, чтобы пустые кресла в зале не попадали в кадр. А ведущие и участники на этот раз уже не старались делать вид, что все безоблачно и прекрасно. Горькие замечания о том, насколько приятнее было бы собраться в полном составе, просачивались и в телеверсию. Не говоря о явном ощущении общей растерянности, которое не поправить никаким монтажом. Монтаж, конечно, многое оставил за кадром – телезрители не узнали, чем конкретно было вызвано обращение актрисы Нонны Гришаевой к залу со сцены: «Я посмотрела на то, что здесь происходит и хочу сказать – надо все-таки быть добрее друг к другу». Но звучало это тоже красноречиво.

Дело, конечно, не в церемонии. «Оскар» далеко не всегда блещет стройностью сценария и качеством номеров. У «Эмми» тоже бывали и провалы, и отмена эфира, и свой кризис. Ни звезды, ни сцена Большого, ни трансляция по Первому не прибавят ТЭФИ веса. И, в общем, не так важно, насколько все это интересно зрителям. Премию, в конце концов, вручают раз в год. Важнее то, что происходит до и после. И не столько со зрительской, сколько — с той стороны экрана.

Премия — просто статуэтка, пусть даже и отлитая по эскизу Эрнста Неизвестного. Никакой собственной ценности в ней нет – это условность, символ. Знак, что люди имеют какой-то общий язык, общие критерии, общие ценности. Что они – сообщество.

В нашем телесообществе общего — очень мало. Горизонтальные связи развиты слабо. Нет творческого союза. Нет профсоюза. Ценности для всех примерно одинаковые – но не общие, а такие, которыми предпочитают обладать порознь. И не только телеакадемики, а никто, от самого малого ассистента до самого большого босса, не привык противопоставлять корпоративным интересам – профессиональные. Надо ли удивляться, что телевизионщики 5 лет не могут договориться о членстве в телеакадемии.

Удивительно как раз то, что АРТ и ТЭФИ еще живы, и даже ухитряются собираться вместе и отмечать достойных. Никто не спорит, что Александр Архангельский, Марианна Максимовская и большинство других лауреатов 17й церемонии ТЭФИ достойны своих наград. Даже если кто-то получает их не в первый раз, и примерно за то же, за что и прежде. Не важно, в который раз кого награждают, важно, чтобы за дело — а не потому, что нет выбора.

Архангельский, Максимовская и телеканал «Дождь» не только заслужили награды от лица всего телесообщества. Они заслужили и того, чтобы добывать их в честном бою. В полную силу, на равных, с равными. Иначе это не награда, а компенсация. За неявку соперников.

Они, впрочем, тут, поблизости – сидят в зале голосуют за тех, кто не отказался от борьбы.

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Владимир Познер попросил организаторов ТЭФИ отказаться от названия и статуэтки

Журналист заявил, что нынешний порядок выбора победителей далек от демократического

Николай Солодников: Жизнь нашей страны – движение «сквозь зиму»

Диалоги Открытой библиотеки и шанс услышать человека

Программа «Жди меня» перестанет выходить на «Первом канале»

Причиной закрытия стали разногласия производителя передачи и телеканала по кандидатуре ведущего

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: