Типичная история, или почему разводятся молодые родители?

|

Почему семьи, в которых недавно родился малыш, и, казалось бы, все должно быть хорошо, оказываются на грани развода? Чем тут можно помочь? Размышляет практикующий психолог и многодетная мама Екатерина Бурмистрова.

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2012/11/IMG_6028_s_pr.jpg

Екатерина Бурмистрова. Фото Юлии Маковейчук

В семейных центрах, с которыми я сотрудничаю, занимаются и с парами, которые только готовятся стать родителями, и с семьями, в которых есть совсем малыши, и с детьми-подростками, и с их родителями. Нередко одну и ту же семью можно видеть на тех или иных занятиях много лет, наблюдать одних и тех же людей на разных этапах семейной жизни. Моя программа «Семья растет» создавалась для комплексного психологического сопровождения семьи, и в ней есть модули для каждого периода жизни семьи и ребенка.

Перед глазами это прокручивается как серия моментальных снимков: вот беременная пара с нежнейшими отношениями. Вот они же, очень счастливые и дружные, хотя и немного усталые, с малышом. Вот эти же ребята на занятиях с «годовасиком» или двухлеткой — видно, что ругаются и смотрят друг на друга без былой приязни. Потом два варианта: либо пришли, беременные вторым, либо пропали на какой-то период времени, и появились уже на консультации. Если мне „повезло“, то просто с конфликтами, а если „не повезло“, то сразу разводиться или в конфликте на стадии неремонтопригодности отношений.

Тех людей, которых наблюдаешь еще с беременности, воспринимаешь как своих, и их особенно жалко. Жалко всех разводящихся, но этих — как-то иначе. Возможно, потому, что свечение обоюдной любви во время беременности — это своего рода икона их отношений, которую Господь дал увидеть и мне, чужому, в сущности, человеку.

И последующее трагическое изменение отношения друг к другу воспринимается как искажение плана, замысла об этой паре. Звучит это, возможно, патетически, но это наиболее точное описание того, что я испытываю.

Что же происходит с парой? Что творится с отношениями? Почему так часто вместо преображения происходит вырождение?

По сути, у меня нет ответа на эти вопросы. Современная российская семья — феномен новый и слабо изученный. Всем известно, что последние двадцать с лишним лет никакие исследования не проводились, не финансировались. Исследования современной российской семьи осталось на обочине стремительного потока социальных изменений. Но есть догадки, опыт, эмпирика, редкие статьи на смежные темы.

То, что изложено дальше — лишь мнение и предположение, и я буду рада услышать возражения и альтернативные версии, другое видение событий или иное их разъяснение.

Причины кризиса отношений в молодой семье

Считается, что основными причинами возможного кризиса отношений могут быть:

  • притирка характеров;
  • освоение бытовых ролей, распределение обязанностей;
  • выстраивание новых отношений с семьями родителей, широким социальным окружением;
  • вхождение в роль родителей.

Этот текст посвящен в основном последнему пункту списка.

Все или почти все — эгоисты, так как росли в избытке внимания и заботы

Это малоприятная, но — данность, касающаяся тех взрослых, которые росли как единственные дети в семьях.

Привычка получать, а не давать, с ранних лет ставшая способом жизни и не претерпевшая изменений — одна из причин кризиса молодой семьи с маленьким ребенком.

И младенцы, и дети-дошкольники требуют каждодневного, фактически ежеминутного внимания. Это очевидно. Забота о детях приносит большую радость, но не только ее. Помимо радости, и папа, и мама могут ощущать хроническую усталость, иногда опустошенность, отсутствие времени и сил на необходимые вещи.

И если материнское утомление связано в основном с детьми, то отцовское, скорее всего, иной природы. В семьях, где есть маленькие дети, папа с большой вероятностью становится единственным „добытчиком“.

У психологов и социологов существует термин „иждевенческая нагрузка“. В семьях с маленькими детьми, одним работником и отсутствием систематической помощи нагрузка эта весьма велика. Отцу семейства все время что-то нужно делать — и дома, и на работе.

Потребитель не склонен отдавать — жизненная философия может идти вразрез с реальностью каждодневной жизни семьи

Идеологически человек может быть вполне готов отдавать, с христианских или иных позиций. Но это — как-то абстрактно, слишком далеко от реальности. Теоретически (например, с позиций веры) человек может быть согласен с тем, что ближних нужно любить. Но требование фактически ежеминутной заботы и самоотдачи может сводить его с ума.

Обычно причина таких состояний не осознается, и человек не понимает, почему ему плохо, почему он раздражен, угнетен, подавлен. Он и хотел бы заботиться о жене (муже), малышах. Но он с молоком матери всосал, что нормальное состояние — когда заботятся о нем самом. И уходят долгие месяцы, а иногда и годы, чтобы переучиться.

К сожалению, отношения могут оказаться недостаточно крепкими.

На мой взгляд, верующим супругам даже с большим эгоизмом „в анамнезе“ все же проще: правильные установки, пусть еще не ставшие пониманием сердца, помогут преодолеть трудности этого рода. Важно только, чтобы человек с неофитским пылом не начал воспитывать и „смирять“ не себя самого, а супруга, деток.

На этой стадии развития семье могут помочь дружеские отношения с парами, некоторое время назад прошедшими „испытание постоянной заботой“ и научившимися находить радость во взаимной отдаче. Можно надеяться, что такие пары окажутся в ближнем окружении молодой семьи. Но если их нет — стоит пытаться искать семейных людей, для которых такая жизнь — не бремя и тяжесть. В приходе, в семейных центрах, на прогулке в парке.

Немало есть и женщин с неосознаваемой „психологией потребителя“.

Для них материнство может быть связано с непонятного рода депрессией, систематическим снижением настроения. Причиной тому могут стать не только гормональные перестройки, но и ущемляемый эгоизм. Очень непросто все время отдавать, если ты привык заботиться о себе, получать внимание.

Двум „детям“ может быть непросто выработать договор „кто-кому-что-должен-отдавать“.

И недовольство часто перерастает в конфликт.

Неумение совмещать роли

«Если я — мама, значит я всегда только или в основном мама. 24 часа в сутки, 7 дней в неделю», — прямо таким образом вряд ли это оформлено у кого-либо в сознании. Но если забота о маленьком ребенке почти физиологична и естественна, то все остальное отодвигается на второй, нет, даже на третий план. А второе место уверенно занимают либо домашнее хозяйство, либо работа (в том случае, если молодая мама рано вернулась к профессиональной деятельности).

Совмещать роли матери и супруги, матери и дочери органично удается далеко не всем.

Более того, это фактическое вытеснение ролью мамы всех остальных ролей и заметно-то становится далеко не сразу, а скорее постфактум. Когда какие-то из отношений явно начинают «западать» или разваливаться. Не потому что женщина специально невнимательна к мужу или собственным родителям, друзьям. А потому что все ее «валентности» может занять материнство. Ситуация эта наиболее часто случается в семьях с первенцами. Но иногда бывает и так, что первый ребенок дается и матери, и паре вообще легко, потому что сил много, «личная мощность» большая. И не хватать ни на что кроме детей начинает позже — на втором, третьем малыше.

Конечно же, есть семьи, избавленные от подобных эксцессов. В таких парах женщина обладает умением — увиденным у собственных родителей или у иных значимых людей, интуитивно изобретенным — сочетать семейные роли без особого напряжения. К сожалению, таких случаев меньше, чем тех, о которых идет речь в этой статье.

Ритмы работы «ответственных и сознательных» не оставляют сил и времени на семью. Не просто на ее функционирование, а на жизнь в ней.

Ребенок с большой буквы, затмевающий все.

Материнство, связанное с огромной тревогой, ответственностью, желанием сделать все с ребенком и для ребенка только наилучшим образом, а может быть любая иная, личная, уникальная ситуация приводит к тому, что каждый день с утра и до поздней ночи все мысли и действия матери заняты только ребенком (детьми).

Исторический контекст

Казалось бы, что в этом плохого? У нас очень поддерживается стереотип жертвенного материнства. И образ матери, отдающей детям все, самое необходимое, последнее, встречается в немалой части отечественных (особенно в советское время созданных) книг, кинофильмов. Почти в каждой семье существуют истории, связанные с почти героической жизнью матери. И были долгие десятилетия, когда это было действительно необходимо.

Времена не выбирают. И нам, похоже, досталось другое время: сытость, изобилие, даже излишество. Отсутствие — слава Богу! — недостатка в необходимом. Не надо отдавать последнее яблоко ребенку, можно и ему дать, сколько он захочет, и себя не забыть, и мужа.

Оказывается, что семейные стереотипы — вещь весьма негибкая, и современные матери продолжают «отдавать ребенку все», не чувствуя, что это не является необходимым. Что иногда это неполезно, и даже вредно.

Во времена достатка для развивающейся личности ребенка гораздо полезней, если первый и лучший кусок достанется не ему, а папе, потому что папа много работает. Или пожилой бабушке, которая так много сделала для всех в семье. Или маме — потому что она кормит малыша. Это лучше для ребенка, потому что так он понимает свое место в семье, значимость роли других людей, и от этого чувствует защищенность.

Гораздо спокойнее не быть центром семейной системы, пока ты еще мал. Но часто именно мамы, с их непомерной зацикленностью на потребностях детей, поворачивают штурвал семейного корабля в другую сторону: «Погоди, сначала поедят дети! Пюре тебе не хватило, свари сосиски! Сначала почитай детям, уложи их, а после, если силы останутся, поговорим».

То, что «для» и «про» детей, выходит на первый план.

То, что про взрослых, «дотируется по остаточному принципу».

А поскольку часто в семьях с маленькими детьми сил и времени нехватка, остатка не остается. И желая для детей самого лучше, мы своими руками, не осознавая того, делаем неустойчивым дом, в котором им расти.

Ребенку, растущему в полной семье, полезно понимать, что не он — самый главный. Что не только он — объект всеобщего внимания и заботы. На мой взгляд, «простое» перераспределение внимания и оздоровит общую атмосферу семьи, и избавит ребенка от избыточного, вредного внимания. А возможно, вернет супругам понимание, зачем же они вместе.

За то, что все не совсем так, отвечает не только женщина.

Ребенок оказывается на «царском троне в семье» часто с молчаливого согласия отца. Мужчина не желает входить в детали и частности воспитания, думая, что женщины в этом разбираются лучше. А возможно, отец пробовал что-то менять, но устал бороться и понял, что жену «не сдвинешь», и дистанцировался, ушел в работу.

Можно ли что-то сделать, чтобы не попасть в стандартную ловушку «хронического недовольства отношениями и малышом на троне»?

— не забывайте, что главное для детей — это расти в гармоничной семье, в которой взрослые относительно довольны жизнью;

— оставляйте время на что-то значимое для вас, кроме ребенка: личные отношения, хобби, дружеское общение;

— при появлении недовольства друг другом пробуйте разговаривать и договариваться;

— если вы не можете понять, что именно идет не так, попробуйте задать себе следующие вопросы:

  • как давно мы разговаривали с супругом не о хозяйстве и малыше?
  • есть ли у меня внутреннее согласие на то, чтобы супруг(а) посвящал некоторое время чему то, что ему по душе (разумеется, кроме алкоголя и экранов)?
  • какой процент времени примерно на моем лице пребывает гримаса недовольства?
  • есть ли ощущение, что все ближние меня только используют без всякой благодарности?
  • умею ли я благодарить за любое, даже самое небольшое участие в каждодневных делах?

Думаю, сами вопросы могут прояснить ваше состояние и качество отношений в семье.

По моему глубокому убеждению, семья с маленькими детьми вполне может быть не всеобщей каторгой и не местом тотального и разрушительного материнского самопожертвования, а местом, где всем почти всегда хорошо и уютно, и где каждый, в меру своего возраста и личных особенностей, учится заботиться о других и не быть несчастным.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Муж уходит налево: Кто виноват и что делать?

«Как он мог?» – первый вопрос. И второй: «За что мне это?»

Архимандрит Андрей (Конанос): Дети-«бунтари» – это проверка нашей души

Можно ли в воскресенье говорить, что Бог есть любовь, а в понедельник раздавать тумаки

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: