Баба Лена: «Свои 90 лет хочу отпраздновать в Италии»

|
Елена Михайловна Ерхова, прославившаяся в Сети как баба Лена, первым делом предупреждает, что пока занята беседой с местными красноярскими журналистами, но через полчаса с удовольствием поговорит с корреспондентом «Правмира». В первое путешествие из родного Красноярска бабушка отправилась в 83 года. С тех пор жители многих стран не раз встречали эту пожилую женщину: то верхом на верблюде, то на мотороллере. Как жила баба Лена до того, как отправиться в первое путешествие? Почему тяжелейшие обстоятельства не сломили ее духа, упорства, а, главное, не убили в ней какого-то почти детского любопытства и любви к жизни? Обо всем этом, а также о том, как повидать мир, если есть только пенсия - она рассказала Марии Черновой.

– Ой, я сейчас постоянно с кем-то говорю. Да, прям на части рвут, но я не жалуюсь. Наоборот, рада с новыми людьми познакомиться, поговорить. Знаете, в последнее время мне прямо везет на знакомства с хорошими людьми: все новые друзья мне очень помогают.

Началось все с Катеньки, мы с ней познакомились во Вьетнаме. Это она меня разрекламировала в соцсетях. С тех пор с кем я только не встречалась! Съездила в Москву вот недавно. Удивилась: меня повсюду узнают. В самолетах пассажиры, стюардессы – все просили сфотографировать. Это хорошо, что узнают, теперь нет никаких задержек из-за моего паспорта (в графе «Дата рождения» у Елены Михайловны Ерховой стоят цифры 00.00.1927 из-за послевоенной неразберихи. – прим.ред). А три дня назад только вернулась из небольшого путешествия в Израиль. Меня туда возили ребята с НТВ. В клинику – там пытались договориться по поводу операции на глазах. Они меня подводить стали.

– И как, удачно?

– Израильские врачи сказали, что менять хрусталик уже поздно, раньше надо было обращаться. Зато прописали мне очки специальные. По приезде повез меня внук заказывать их в нашей оптике, так меня там напугали. Сказали, мол, не отвечают за результат, возможно, очки эти мне вовсе не помогут, а наоборот – ослепну вконец. Заволновалась я, даже давление подскочило. Но потом подумала, да и решила – рискну. Думаю, израильские врачи не глупее наших. Зрение, конечно, хочется вернуть: в путешествиях важно все рассмотреть своими глазами. Еще я очень люблю делать фотографии. Вот опять целую кучу привезла – ребята из телекомпании меня повсюду фотографировали и на прощание распечатали все фото, еще на один альбом хватит.

znimok-ekrana-2016-11-02-o-20-06-29

Несмотря на проблемы со зрением, баба Лена считает это время самым лучшим в своей жизни и собирается продолжить ездить по миру.

– Мне в каждом новом месте так нравится! Вот в Израиле хоть и недолго побывала, а будто в раю, – смеется собеседница. – Недолго пробыли, но столько всего увидеть успела: и место, где Иисуса крестили, и место, где Его распяли на горе Голгофа. И помолиться в храме Гроба Господня в Иерусалиме удалось. В Храме мне подарили освященную икону распятого Христа. Верю ли я? Конечно, с малых лет. Да разве без Бога возможно было бы вот это все: моя прекрасная жизнь сегодня, путешествия? Нет. Без Бога, как говорится, ни до порога.

К слову, «прекрасная» жизнь у бабы Лены началась всего шесть лет назад, когда она позволила себе после долгих уговоров отправиться к подруге в гости в Германию.

– Уж она меня несколько лет все уговаривала, а я как-то непривычная к этому была. То есть лет в сорок я было потихоньку начала выбираться из СССР: то в Болгарию, то в Польшу. Но потом навалились домашние дела, заботы – новая квартира, ремонт. Не до поездок стало. И переучить себя было сложновато. Но мне так понравилось в Германии, что я потом и в Чехию навострилась ездить – там уже не первый год лечусь в санатории в Карловых Варах. А потом переключилась и на восточные страны – туда же дешевле путевки стоят.

unnamed-1

Стоимость путевок для Елены Михайловны, действительно, важный момент. Она их покупает сама на деньги, отложенные с пенсии.

– Пенсия у меня большая – 24 тысячи рублей, примерно половину откладываю на путешествия. И раз в год могу себе позволить поездку. В последнее время, правда, они подороже стали – уже не 100 тысяч, к примеру, а все 150 нужно. Очень дорого, конечно, если сравнить с 55 тысячами, за которые до этого ездила во Вьетнам. Но накопить все же можно. Нет, у внука и дочери не беру. У них своих проблем хватает, что они – еще на мои затеи деньги тратить будут. Вон внук до сих пор жилье снимает – это 20 тысяч рублей, вынь да положь. Его квартиру пока не достроили, ему приходится арендовать.

Да и вообще я сама прекрасно справляюсь, мне много не надо. Из вещей беру с собой только 3-4 смены одежды да фотоаппарат. Даже тонометр уже выложила – очень много места занимает. Знаете, у меня же за эти шесть лет с путешествиями здоровье даже получше в целом стало. Вот в Израиле я даже не чувствовала перепадов давления, а вернулась в Россию – и началось. Видимо, климат мне не так подходит. А там, в пустыне, меня все заставляли воду пить – думали, обезвоживание скоро будет, а мне нормально, даже лучше чувствовать себя стала.

– Вы завели себе «Инстаграм» в Израиле, стали выкладывать фото…

– А это Николай, режиссер из команды НТВ, мне завел страничку, размещал мои фото со своего аппарата. У меня самой-то мобильного телефона нет, только вот домашний. Я своим и не звоню из поездок, только по прибытии и перед отъездом кого-нибудь прошу позвонить, что долетела, или предупредить, чтобы встречали в аэропорту. Не знаю, буду ли брать себе сотовый, пока и этого (стационарного) хватает.

unnamed

К излишествам баба Лена с детства не привыкла. В три года она осталась сиротой вместе с младшей сестрой.

– Мама умерла родами, был отец. Когда мне было три года, он уехал в Ленинград, и с концами. С тех пор я жила у теток: до 15 лет они меня перекидывали как мячик – то у одной поживу, то другая подержит. В общем, горя хлебнула. Моя младшая сестра умерла еще маленькой. Как-то лежим с ней на печи: засыпала – она дышала, наутро – уже нет. Это от голода, конечно. Мы тогда в деревне страшно недоедали.

Теперь, когда смотрю по телевизору передачи или рекламу, где говорят, мол, вот это детям вредно, а это – чистый яд, я прямо смеюсь. Мы ведь тогда несколько лет жили на травах, зимой заваривали их – это и ели. Платья резали. Кожу? Какой! Ее отродясь не было в бедных деревнях – ни ремней, ни сапог. Вот я одна из трех детей выжила (младшая еще младенцем умерла) – чудо же! Без Бога не обошлось.

Потом, как большая стала, работать начала – в 15 лет уже землю пахала. Тогда уж тетки стали меня наперебой звать пожить у них. Сначала на лошади пахала – это хорошо, а пришла война, всех лошадей забрали – на быках приходилось пашню делать. Вот тут намучалась: они же упрямые, как встанут – ничего с ними не сделаешь. Вообще ребята в то время все делать умели: пахать, сеять, убирать урожай.

Потом я замуж вышла, но больно неудачно. У нас по всей родне такая напасть: у бабки моей дед картежником был, а мне алкаш попался. Из родной Оренбургской области переехала к его семье, в Ташкент, а там – мамочки! – одни пьяницы меня встретили. Они и пропили быстро все приданое, что я с собой привезла. Вот я тогда часто у Бога спрашивала: «За что? Почему мне такой муж достался?» Ведь сватался ко мне красивый парень, хороший – нет, выбрала этого военного. Думала, дисциплинированный, значит, если служит. Его в 42-м году как призвали, так только в 50-м он вернулся. Думала еще, что война его уму-разуму научила, но куда там…

Спасала работа: в Ташкенте я устроилась на молокозавод, с 8 утра и до 10-12 ночи молоко сбивала в масло. Пока план на день не сделаешь, домой идти нельзя. Там же жарко: сливки, если на ночь оставишь, потом ведь не соберешь. Так что я за день до 2 тонн масла набивала. Висела по всем доскам почета завода, каждый месяц меня перефотографировали – поэтому я к этому делу привычная.

znimok-ekrana-2016-11-02-o-20-07-01

Любила свою работу, и там меня ценили, но уехать пришлось. Причем быстро. Когда мужа отправили в лечебницу от алкоголизма лечиться, я бросилась прочь с дочкой, ей уже 18 лет к тому времени было. Уехала, куда был обмен, не разбираясь (тогда в СССР квартиру же можно было только обменять или просто бросить), – в Красноярск. Здесь устроилась в столовую на комбинат, подавала обеды рабочим. В 55 лет вышла на пенсию. Сначала не ездила никуда, надо было помочь родным, а потом все дела переделала, появилось время – вот и решилась на поездки. И затянуло меня.

Тридцать лет баба Лена не просто сидела на пенсии – до недавнего времени она постоянно вязала вещи на продажу, выращивала цветы. А в последние годы каждая копеечка шла на заветную мечту – уехать в очередную экзотическую страну.

– 90 лет хочу встретить в Италии. Если не получится, поеду в Германию к подруге. Вообще, заветная моя мечта – это, конечно, Доминикана или Мексика. Но я уже консультировалась в турбюро, туда очень дорого билеты стоят, пока не потяну. Рим – тоже ведь будет хорошо? – спрашивает собеседница. И тут же сама отвечает:

– Будет просто прекрасно! У меня вообще сейчас началась такая прекрасная жизнь, хочется только все успеть. И очень не хочется умирать до тех пор, пока все, что хочу, не увижу. Я и бояться перестала. Раньше была боязливая, а сейчас вот девчонки спрашивают: «Баба Лена, как вы вот эти страшные блюда есть не боитесь?» А я перестала бояться. Любопытно очень.

 

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии