«У нас в классе много таких, как я…ненормальных»

|
Запретить игры, соцсети, мессенджеры, все запретить. Контролировать уроки, друзей, свободное время, все контролировать. Загрузить, не пускать, орать, пороть. А как насчет любви? Директор тюменского детского медиахолдинга "Академия радости" Марина Солотова написала на своей странице в facebook о роли родителей в псковской трагедии.

Про Псков. Сейчас будет длинно.

Мой стаж работы с подростками – 36 лет. То есть начинала я в далеком 1980 году. Поэтому мне есть, что рассказать о наших детях – и тех, кто давно уже не дети, и тех, кто пока еще в возрасте, который принято называть «трудным».

Я сегодня не буду делать реверансы. Накипело потому что.

В далеких 80-х мы с моими тогдашними ребятами ставили спектакль, который назывался «Трудное детство». Сценарий писали сами. Говорили про школу, семью, несчастную любовь про все, что делает детство трудным. Так вот. Можно брать сценарий и ставить спектакль завтра. Ничего не изменилось, кроме разве что появления соцсетей. Но главное остается главным. В спектакле была сцена о детских самоубийствах. Мы серьезно изучали материал. Читали записки, которые оставляли ребята. Разговаривали с теми, кого удалось спасти. Ни один из них не собирался на тот свет по-настоящему.

По тогдашней статистике большая часть самоубийств приходилась на время с 18 до 19 часов. Они знали, что родители с минуты на минуту вернутся с работы. И думали, что мама с папой успеют, а заодно поймут, что надо что-то делать. Мы читали эти записки со сцены. И поняли одну очень простую вещь, банальную до противности. Мы заканчивали эту часть спектакля словами, которые я помню 30 лет: «Если бы мы называли настоящую причину ухода из жизни, звучала бы она примерно так: «Мне не хватало любви». Любите нас живыми».

Ничего не изменилось. НИЧЕГО.

Сегодняшнее утреннее занятие в мастерской журналистики я начала с разговора о том, что произошло. Некоторые смотрели трансляцию в «Перископе» или как там он называется. Теперь внимание. 7 РОДИТЕЛЕЙ ИЗ 7 ВЧЕРА ПОСЛЕ ПРОГРАММЫ «ПУСТЬ ГОВОРЯТ» РВАНУЛИ В СОЦСЕТИ ОБСУЖДАТЬ ЭТО ДЕЛО СО СВОИМИ ФРЕНДАМИ!!!!! Нужны комментарии?

Еще раз внимание. Тем, кто во всем обвиняет плохих дяденек из «ВКонтакте», толкающих наших детей на этот шаг. Я спросила сегодня ребят: если бы у них была возможность вместо зависания «ВКонтакте» провести это время с родителями, что бы они предпочли. Можете мне не верить. Но 7 человек из 7 сказали, что выбрали бы родителей. Правда, с оговоркой: «Смотря, что делать». Они хотят гулять с нами в парке. Читать вслух книжки. Играть в «Монополию». Готовить необычный ужин. Смотреть кино. Монтировать домашнее видео. Слушать рэп. Разговаривать про любовь и слушать истории, как мама познакомилась с папой, хоть сотый раз. Они не хотят отчитываться об оценках в школе!!!

0005vavtbyvle5j9-c122-f4

infobae.com

Теперь тем, кто считает, что тех, кого похоронили, мало пороли. Мои ребята сказали: «Тогда это случилось бы раньше».

***

Несколько историй. Настоящих, из жизни. У меня есть ученица, которую бьют за четверки. Родители считают, что она должна быть отличницей, потому что может, и свои ресурсы надо использовать по максимуму. В сентябре девочка потеряла ключ и не смогла вовремя вернуться домой. А телефон забыла дома. Так бывает. В результате, ее наказали. В течение месяца она могла выходить из своей комнаты в трех случаях – в школу, на кухню и в туалет. Книги и компьютер забрали. Телефон тоже. Что делать надо было ребенку, знаете? Вот и я не знаю.

Мы провели журналистский эксперимент и позвонили с этим вопросом на телефон доверия. То есть поставили на громкую связь и слушали, как девочка рассказывает эту историю тому, кто считается психологом. Слукавили только в одном: девочка сказала, что она сейчас наказана, что идет вторая неделя. «Что мне делать?» плакала девочка. Она правда плакала, потому что история все еще ее не отпускает. Та, которая считается психологом, на другом конце провода тупо наезжала на ребенка. «А как ты учишься? А ты позвонила маме, сказала, что потеряла ключ? Ну и что, что забыла телефон – можно у подруги попросить. А в школу ходишь? Ну вот, а говоришь, что никуда не отпускают!» Потом та, которая считается психологом, просто ушла. Просто положила трубку на стол и ушла, мы слышали стук каблуков. Через несколько минут вернулась и спросила: «Ты еще здесь? Ну… попробуй поговорить с родителями. До свидания».

У меня есть ученица, которая пару недель назад в Лукашино полночи проплакала у меня на груди. Такое случается, потому что там, на тренингах, из детей начинает выходить все то, что они долго держали в себе. Мы говорили о том, что девочка ночами сидит в соцсетях. «А где мне еще общаться?! – кричал ребенок. – Я боюсь спать одна! А мама уходит играть в бильярд! Она замуж выходит, и мне придется переехать к ее мужу в коттедж! А я его ненавижу, он всегда смеется над тем, что я картавлю, а мама говорит, что ничего страшного, и чтобы я привыкала, потому что мне в жизни это пригодится!» Я встретилась с мамой и поговорила про бильярд. Мама сказала, что играет она ночью, а ночью ДЕТИ ДОЛЖНЫ СПАТЬ.

У меня есть мальчик, который весь прошлый год делился с ребятами настоящей трагедией: постоянные конфликты родителей. Они ссорились каждый день. Громко. Мама даже на месяц уходила. А в апреле мама позвонила мне и сказала, что следующий месяц мальчик ходить на занятия не будет, потому что у него тройка по геометрии. Я не выдержала. Я сказала маме, что она пытается лишить ребенка единственного места, где ему интересно и где его слышат. Что трудно учить геометрию, когда за стенкой два одинаково любимых человека орут друг на друга матом. Что пусть себе не ходит, если вместо наших занятий он пойдет с папой в спортзал. И много что еще сказала. Мама услышала, слава Богу.

***

Я могу рассказать еще с десяток-другой таких историй. Историй про вполне благополучные с виду семьи.

Да, и мы видели своих родителей по полчаса в день. Но у нас не было дяденьки из «Контакта», который раздает рецепты. А у наших детей он есть. И пока наши дети нужны этому дяденьке больше, чем нам, он будет нас побеждать. Потому что ему все равно, какую оценку получил ребенок в школе. Потому что у него хватает времени разговаривать с подростком так, что ребенок убежден: его понимают. Потому что пока мы с вами сокрушаемся по поводу этого дяденьки в фейсбуке и призываем его четвертовать, другой такой же дяденька уже регистрирует страницу и начинает дружить с нашими детьми. Ключевое слово – ДРУЖИТЬ.

Им правда не хватает любви. И общения. Не про школу – они вообще не любят про нее говорить. Они убеждены: нас не волнует ничего, кроме оценок, которые на самом деле ровным счетом ничего не значат. И вообще школа ничего не значит, но это – другая тема.

Девочка в 14 лет ложится в постель с мужчиной не потому, что из нее прет либидо. Ну, ведь не прет же в 14 лет? Она ложится в постель, потому что думает: это и есть любовь, которой ей не хватает.

Ребенок не должен слышать, как ссорятся родители! Я замучилась объяснять взрослым людям, что в случае войны детей эвакуируют первыми!  Чаще всего виноватым в родительских ссорах ребенок считает себя. Тут два варианта: 1) если бы меня не было, они смогли бы устроить свою жизнь, а так вынуждены мучиться друг с другом и 2) я для них ничего не значу, потому что они даже ради меня не хотят быть вместе.

Родители обязаны читать страницы своих детей в соцсетях. Что хотите говорите мне про доверие, про то, что вы и так все знаете, что он вам доверяет. НЕТ! Попробуйте под другим именем зарегистрироваться в ВК и напроситесь к ребенку в друзья. Много нового узнаете, правда. Только если вы – умный родитель, вы не будете использовать эту информацию в формате: «Я все знаю, лучше бы ты посуду помыла, прежде чем… (далее – варианты)». Вы просто будете знать и делать выводы. И грамотно действовать. А тем, кто отстаивает право детей на тайну переписки, отвечаю: мы на войне с дяденькой, а на войне все средства хороши. Только побеждает тот, у кого тактически все грамотно.

***

Если вы хоть раз в случае публичных разборок заняли не сторону ребенка, а противоположную, он не будет вам доверять. Никогда больше. И не придет за помощью в случае необходимости. Неправ? Бывает, и нередко. И тогда мы говорим учительнице, которая ругает ребенка при вас: «Спасибо, Марьванна, до свидания». А дома, наедине, пытаемся понять: ПОЧЕМУ?!

Я не говорю о вседозволенности. Я говорю о недостатке внимания. А его много не бывает. Чрезмерная опека – бывает. Желание прожить вместо ребенка его жизнь – бывает. Желание выдрессировать – бывает. А внимания не бывает много! Не надо путать внимание и рабство. Ребенок должен быть уверен: его любят любым!

Фото: Generation Gap / xflickrx

Фото: Generation Gap / xflickrx

Еще одна история. Звонит бабушка, которая воспитывает внучку с рождения. В истерике. «Она отказывается быть девочкой! Она кричит, что однополая любовь и браки между женщинами имеют право на существование!!!» Мне лично все понятно. Девочка пытается убедиться в том, что она нужна любая. Принимаем решение: бабушка вечером спокойно говорит, что подумала и поняла, что если девочка хочет стать мальчиком, то они начинают копить деньги на операцию. Больше к этой теме девочка не возвращается.

Из обсуждения в ФБ: « Думаю, родители не совсем при чем. Любовь хоть как транслируется и считывается ребенком. Основная вещь: дети стремятся к признанию каким-то социумом, а там не берут».

1. Родители априори при чем. Потому что они родители. И если они ни при чем в случае ухода ребенка из жизни, то они тогда вообще зачем?!

2. Не считывается. Вот не считывается и все. Им нужны доказательства. Постоянно. Отнюдь не материальные.

3. Да, стремятся. И если «не берут» в одном месте, надо искать другое. Где вы будете уверены, что не навредят. А ребенка услышат. В Тюмени, навскидку – «Вега», поисковики Артура Ольховского, «Интервал» Саши Курапова, ну и ваша покорная слуга. Наверняка еще с десяток «каких-то социумов» наберется, если озадачиться. Вполне себе такая компания будет в помощь родителям, которые с утра до ночи на работе. Чем больше времени ребенок проводит в полезных местах, тем меньше – в интернете.

Полезные места – это там, где слышат, понимают и разговаривают. Для моей племянницы Сашки это – театральная студия. Для моих алма-атинских ребят таким был пионерский штаб. Для сотен тюменских ребятишек – Башня и Генсаныч (кроме перечисленных). Школу сразу вычеркиваем – она давно перестала быть местом, где что-то делается в интересах ребенка.

Они могут жить без соцсетей. На выездах мы всегда в первый день просим сдать телефоны всего на ночь. Говорим: завтра утром заберешь. Честное слово, забывают забрать до конца смены!

Человек уходит из жизни, когда он перестает чувствовать и понимать ее ценность. Не жизни вообще, а собственной. Перестает понимать, что он нужен. Даже если он остался на второй год. Даже, если он украл в магазине шоколадку. Даже, если он не поступит в ВУЗ. Даже, если он не моет за собой посуду. Все равно нужен.

Из уст моих ребят:

…Я плохой сын, потому что у меня 3 по физике.
…Я поеду в Лукашино, если папа выйдет из запоя.
…Я мечтаю стать режиссером, но мама говорит, что я не поступлю ни за что.
…У нас в классе много таких, как я – ненормальных.
…Я попросила маму помочь, а она сказала, чтобы я сама решала эту проблему, потому что уже взрослая.
…Отчим меня наказал за то, что я разговаривал с папой по телефону.

И последнее. За все, что происходит с нашими детьми, несем ответственность мы, родители. И никто больше.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Рэпер Баста принял участие в богослужении в гатчинском храме

Пресс-служба епархии публикует фотографии, на которых рэпер запечатлен в богослужебном облачении

Власти предлагают ужесточить контроль за интернетом после псковской трагедии

В Кремле прошло заседание, на котором обсуждалась история в Стругах Красных

Лев Шлосберг: Псковским подросткам не хватило слов «Я тебя люблю»

"Никто не сказал спасительные слова. Никто не смог заговорить по-человечески. Они никому не поверили".