Улыбка победившего

|
Человек человеку – Бог, а улыбаются люди не только потому, что им свезло. Протоиерей Олег Кожушный – о труднодоступном понятии духовного счастья и бытовых радостях.

Есть мнение, что христианство осторожно относится к радости: если в мире каждую минуту происходит беда, веселиться негоже.

Мы настолько привыкли к несоответствию наших идей реальной жизни, что, де-юре называя себя христианами и якобы исповедуя христианскую доктрину, иногда не понимаем ее смысла. Часто ли мы задумываемся, почему наши благочестивые предки готовы были пожертвовать всем, чтобы сохранить чистоту веры и соответствующий ей уклад жизни?

В современном христианском обществе, проповедующем развитие духовности, узаконены аборты, неизменно оправдывается эгоистичное поведение, поощряются бракоразводные процессы.

Никто не станет оспаривать, что единственным действующим законом этого общества является известный латинский афоризм Homo homini lupus est («Человек человеку – волк»), в то время как жизнь христианина сводится к тому, чтобы этот принцип трансформировать в «Человек человеку – Бог», ведь в христианском богословии ближний является образом Божьим после Бога. Если эту идею, правильно понятую, по крупицам воплощать в жизнь, Господь вам даст ощутить то, что называется обычным духовным человеческим счастьем.

Сложно объяснить эту концепцию обывателю, который ищет счастье в формате «95 квартала», когда всё бурлит, взрывается, когда ты по полной программе упакован, и, что называется, жизнь удалась.

Христианство не исповедует такого счастья. Счастье христианина – тихое и незаметное, сопровождающее мудрого человека в течение всей его жизни, несмотря на успехи и поражения, на то, что многие считают лузерством.

Что даёт человеку силы бороться за добро, за правду, в первую очередь Божью? Очевидно, Сам Господь, чьи принципы человек воплощает в жизнь.

В Священном Писании есть слова, озвученные апостолом Павлом: «Всегда радуйтесь, непрестанно молитесь». Мирянам больше известно латинское изречение «Смех без причины – признак дурачины». С точки зрения обычной обывательской мудрости слова апостола Павла парадоксальны: чему же радоваться? Считать ли вменяемым того, кто постоянно улыбается?

А ведь многие христиане, несмотря на гонения, испытания и тяжелую аскетичную жизнь, именно так и делали. Причем это была не знакомая нам натянутая улыбка сотрудника супермаркета, впихивающего кому-то ненужный товар, а улыбка сродни внутреннему озарению, благодати Божьей, улыбка сердца. Улыбка человека, который победил в себе грех. Такую улыбку из себя не выдавишь насильно. Она преображает атмосферу в коллективе, семье.

Я на каждого человека смотрю с надеждой. Верю, что когда-нибудь он сбросит с себя охапку грехов и улыбнется. «Камень с души упал», – говорят о таких ситуациях. У людей, в них побывавших, глаза начинают светиться, но не огнем страсти, связанным с гневом, радостью от неожиданной прибыли или любовью в плотском измерении, а радостью духовной, которую ни с чем не спутаешь.

Счастливый человек может быть беден, неуспешен, неприметен – то, чего многие из нас так боятся, выставляя себя в центр событий и оперируя гордыней. Больше всего боятся неприметности. Отсюда выкладывание всей подноготной в фейсбуке или твиттере, что свидетельствует об оскудении внутренней жизни. Ощущая внутренний дефолт, индивидуум желает получить от кого-то поддержку, оперируя сомнительными показателями вроде «500 френдов в фейсбуке», из которых подавляющее большинство – виртуальны.

Почему так важно делиться внутренними переживаниями с незнакомыми людьми? Ища поддержки со стороны живых людей и не находя ее, человек старается качество компенсировать количеством. Отвыкает с живыми людьми говорить о живых проблемах, потому что в жизни ему попадались маски, да и сам он – маска. Участники трагикомедии в формате «маски-шоу» пожизненно играют роли, которые себе прописали, и в какой-то момент оказываются неспособны снять маску и искренне улыбнуться.

Однажды меня попросили пожертвовать от имени состоятельного человека крупную сумму на детский дом. Я удивился, зачем я понадобился в качестве посредника. А человеку не хотелось, чтобы друзья об этом узнали: не поймут. В глазах посторонних этот человек железный, не знающий милости. Став заложником такой маски, он боится совершить доброе дело, чтобы не показаться другим слабым.

Проблема современного человека, особенно интеллигента, в том, что его пиар-кампании не соответствуют его реальной жизни. Проще ли дается духовная жизнь, если решены бытовые проблемы? Или же к глубокому в нее погружению чаще толкают лишения и испытания?

Я по Божьей милости священствую уже семнадцатый год. Я обычный сельский пастырь, а это значит, что через меня в формате исповеди или дружеской беседы прошло немало людей. Среди них мне не встречались такие, у которых бы не было проблем. Тот, кто говорит ‘no problem’, скорее всего, лжет, он – маска.

Жизнь по принципу «все схвачено» способна удовлетворять человека до тех пор, пока он самого себя может обманывать. К несчастью самого человека, такой стиль жизни заставляет его забыть, что он живет в неидеальном обществе.

Исповедование принципа «После нас хоть потоп» с сопутствующими попытками отхватить все желаемое любой ценой оканчивается неизменно одним сценарием: Господь благословляет, чтобы в душе такого человека зазвучал голос совести, заставляющий переосмыслить стиль поведения и отношение к ближним, задуматься, какой ценой был приобретен успех. И тогда начинаются изменения в человеке, может измениться цель жизни.

Разумным людям свойственно своих целей добиваться, соответственно, прислушавшийся к голосу совести интенсивно ищет ответы на вопросы, ранее его не интересовавшие. К примеру, как побороть в себе взявший верх закон греха?

Именно в такие моменты человек всерьез задумывается над выбором религии и над тем, Кто такой Христос и что Он сделал для человека конкретно, кроме того, что кого-то абстрактного накормил и спас. А для меня Он что сделал? Он помогает человеку бороться с грехом и побеждать его в самом себе, идя через страдания. Другого пути нет.

Существуют ли в Священном Писании примеры здравого гедонизма? Возьмите праведного Иова. Человек имел детей и бизнес, был уважаемым, но в мгновение ока потерял все попущением Божьим.

Погибли дети, угнали стада, сам герой оказался болен проказой – на тот момент страшной болезнью, ведь с прокаженными общались на расстоянии, бросая им под ноги еду. Человек сидел в пепле, одетый в грубую одежду из верблюжьего волоса, сидел и плакал, недоумевая, почему за все хорошее, за верность Богу, такие страдания ниспали на него. Оказавшись в полном одиночестве, в конечном итоге он был вознагражден Богом, прожил много лет в достатке, Господь дал ему новых детей.

Вопрос безбедного земного существования в Библии разрешается положительно. Человек призван быть счастливым. Но если человек вопрос жизненного счастья ограничивает матблагами, семейным благосостоянием, успехами в бизнесе и реализованностью своих талантов, такой человек обречен рано или поздно на духовный вакуум. Начав превозноситься, чрезмерно гордиться своими успехами, он губит душу.

Если вести разговор о соотношении счастья духовного и обывательского, я бы оттолкнулся от понятия золотой середины. Каждому из нас, имеющему бытовые проблемы, близко желание избавиться, желательно в мгновение ока, от этих проблем, но иногда я подспудно даже боюсь, как бы решение этих проблем не повредило моей душе, не заставило меня забыть о том, что вокруг меня живут, а зачастую попросту влачат свое существование люди, для которых жизнь — это одна сплошная проблема.

Верующий человек понимает, что ни один волосок не упадет с его головы без воли Господа. Это не означает, что нужно сидеть и ждать, пока Господь решит твои проблемы, однако не стоит забывать, что на этой земле все творится по воле Божьей.

Когда нам кажется, что зло верховодит этим миром и что в пучине человеческих страстей не осталось ничего светлого, нужна молитва, которая укрепит человека и не позволит ему забыть, кем он является по своему крещению, что объединяет его с ближними. Возможно, именно поэтому наше общество настолько разделено, что верховенство христианской идеи позабыто, и само понимание ее исковеркано.

Нет, христианство не запрещает радоваться, в том числе в пост. Как говорит мой знакомый, «в пост я не завтракаю – только кофе и сигарета». Понятие христианской жизни сопряжено с молитвой, дающей человеку радость. Насколько сильно молитва, связанная с прощением или покаянием, может успокоить душу и преобразить человека и общество вокруг – не описать словами. Двухтысячелетний опыт Церкви говорит о том, что человек, живущий в мире с Богом или хотя бы к этому стремящийся, сеет вокруг мир и радость.

Понять это невозможно, не осознавая целей христианской жизни, которые для многих, к сожалению, закрыты. Небольшой пример: Серафим Саровский каждого человека встречал словами: «Христос воскресе, радость моя». Он каждого человека считал своей радостью и посланником Божьим. Цель христианской жизни – стяжать благодать Духа Святого, иными словами – заработать ее.

Понятны ли эти слова обывателю? Согласен с богословом Георгием Флоровским в том, что сегодня мы все должны переосмыслить христианство, но не отформатировать его под свои потребности, а переосмыслить в самом себе. Даже если это будет для нас невыгодным или призовет нас к тому или иному подвигу.

Почему некоторым кажется противоречивым материальное благосостояние священства, которое, казалось бы, отражает значимость этих людей для общества? В свое время отец Андрей Кураев, ныне одиозный и многими не понимаемый, очень толково высказался по этому поводу. Откуда у Церкви деньги? Образ Иуды, продающего Христа за 30 сребреников, витает в воздухе, когда начинаешь об этом говорить, и витает не зря, ведь искушение материальным благом, тем, что это благо затмит собой все прочее, – очень серьезное.

Не зря святые отцы, перечисляя страсти, сребролюбие ставят на первое место и называют его «корнем греха», корнем взаимосвязанных между собой страстей.

Это не означает, что материальная составляющая находится в пренебрежении у Церкви. На шесть дней работы – лишь один день молитвы. Господь ведь не велел делать наоборот – молиться шесть дней и один работать. Если внимательно прочитать Священное Писание и фразу Христа «Все это вам нужно, но ищите прежде Царствие Небесное», нетрудно понять, что «все это» – это и есть материальные блага.

Именно верную трактовку этого принципа стоило бы исповедовать христианину и Церкви: «все это» присоединится в таком формате и количестве, чтобы не навредить спасению души.

Не раз видел, как материальный достаток меняет человека. Все помнят советскую сказку об ужасном драконе, поработившем общество и берущем со всех дань, на борьбу с которым отправлялись лучшие рыцари.

Когда поединок рыцаря с драконом окончился победой рыцаря, визирь, призвав людей радоваться, обернулся назад с фразой «Слава дракону!», суть которой в том, что рыцарь, побеждая дракона, становился наследником его несметных богатств и тут же превращался в монстра, причем не только в духовном понимании, но даже визуально.

Чем отличаются Ангелы от демонов? Ужасные на вид твари некогда тоже были светлыми творениями, но преобразились вследствие отступничества от Бога. И когда для человека материальные блага становятся смыслом жизни, человек одраконивается. Любой. А у священнослужителя искушение сильнейшее, не зря ведь говорят, что за простым христианином бес ходит, а за батюшкой — семь.

Так как же решается этот вопрос материального обеспечения Церкви? Номинально никто не отменял десятину. Если обратиться к среднестатистической аудитории и спросить, считают ли люди себя христианами, большинство отвечают «да».

Это понятие предполагает принадлежность к конкретной общине. Если вы мне скажете, что вы христианин, я имею полное право спросить у вас, куда вы ходите, где молитесь и кто ваш духовник, ведь быть христианином виртуальным – невозможно. Сегодняшний номинальный христианин часто исповедует буддийские или синтоистские воззрения, хочет – причащается, не хочет – не делает этого, жертвует по желанию…

А ведь церковные правила жестко регламентируют поведение в этом отношении. Если ты, скажем, три воскресенья подряд не появлялся в церкви, не участвовал в жизни общины, ты автоматически оттуда исключаешься. Три недели – достаточный период времени, чтобы определиться: ты с нами еще?

Один из церковных законов обязывает прихожанина играть активную роль в жизни общины, в том числе и материально. Жертвовать не обязательно десятину: можно и больше, и меньше. Так было, кстати, со времен ранних христиан. Доля пожертвований зависела от разных обстоятельств: если человек, скажем, находится в рабском положении, многое он без ущерба для себя вряд ли пожертвует, но если перед нами владелец латифундии, иной должна быть его лепта.

На эти пожертвования христианская община и жила, при этом от 30 до 50 процентов дохода отдавались на благотворительность, то есть, люди помогали сами себе. В среде первых христиан не было бедных именно благодаря такому перераспределению.

Но если говорить о том, как сегодня строятся многие храмы и как в целом организована материальная составляющая Церкви – все это опирается на спонсорство. Если спонсор – верующий благочестивый человек, испытывающий искреннее желание помочь Церкви и братьям по вере, то честь и слава этому человеку.

Я же, к сожалению, не раз становился свидетелем того, когда люди жертвовали на храм в грубой форме, а то и с использованием нецензурной лексики, в качестве собственной пиар-кампании.

Фотосессии освящения предлагают альтернативную картинку, но я прекрасно помню то сквернословие и осознаю, что такие деньги не могут пойти на пользу. Когда приезжает так называемый спонсор, между ним и священником может произойти такой разговор. Я, мол, работаю в госорганах и могу выбить денюжку, поэтому 60 процентов мне, а 40 вам. Возмущены, батюшка? Понял, 50 на 50!

А как происходит материальное обеспечение самого священнослужителя? Многие журналисты любят эту тему: у кого какой лексус или телефон. Но многие ли из прихожан реально жертвуют на храм часть своих доходов? Если бы это было так, на моем храме за 10 лет появились бы золотые купола. Но вот не появились. Я, например, не только священствую на сельском приходе, но еще и на двух работах тружусь, чтобы обеспечить семью.

В подобном положении находится абсолютное большинство обычных пастырей, о которых не принято говорить по телевидению и на радио. Среди обычного духовенства встречаются люди разные, которые в дождь, снег и бурю идут на службу, наставляют умирающих, собирают на благотворительность, усыновляют кем-то брошенных детей, и всех их объединяет то, что это самый незащищенный слой населения.

Я служу 17-й год, и у меня нет отчислений в пенсионный фонд. Поэтому священство этот вопрос решает кто как может. У многих он попросту не решается, человек до конца жизни находится в подвешенном состоянии, не имея возможности заболеть и получить больничный.

Многие люди этого не знают, потому что интереснее смотреть по телевизору на «лексусы» и замки духовенства. Если бы вы представляли, насколько мизерна пропорция «преуспевших»! Для меня этот вопрос больной, поскольку многие люди осуждают священство именно из-за этого его обличья, искаженного шелковыми рясами и часами за многие тысячи гривен.

Мне тут похвастать нечем. Я, если бы даже имел средства, вряд ли бы испытывал желание приобрести такие часы, поскольку к вопросам жизненной упакованности подхожу иначе. Зато мне нужно выучить и выкормить троих детей. Понимаю, это не так много.

У моего кума, к примеру, десятеро детей. У него нет спонсоров и помощников, поэтому полагается он на Бога, на собственные силы и на редких жертвующих. Когда я говорю, что священники живут чуть ли не впроголодь, поверьте, это не метафора. У многих батюшек не выдерживают нервы, когда при всей напряженности их духовной жизни они остаются наедине со своими грандиозными проблемами.

Вот как протекает жизнь священства, и когда я встречаю в СМИ красочные истории, в каких ресторанах завсегдатайствуют попы – мне сложно ответить, почему у одних так, а у других иначе.

Хочется еще раз напомнить о вопросе десятины. Пусть каждый подумает о себе, какую роль в жизни общины играет, чем лично помог своему священнику. А если допустить, что я вам только что пожаловался, а передо мной скрытый миллионер? Существуют же люди, которые предлагают искреннюю помощь, не желая купить совесть священника и завести карманного батюшку. И давайте предположим, что вы мне пожертвовали «лексус». Мало того, что он мне не нужен, мне его обслуживание не по карману.

А если «лексус» – ваша эстетическая потребность? Если вы с детства о нем мечтали? Если не просто священник, но просто любой христианин мечтает о «лексусе», это же катастрофа. Если предел вашего мечтания – посадить свое определенное место в «майбах» или нечто подобное, само это желание свидетельствует о проблемах в духовной жизни.

Среди церковных меценатов можно найти эстетов, собиравших коллекции, которые сегодня находятся в услужении всего человечества. Есть ветхозаветное выражение, которое кратко регламентирует суть наших отношений с Богом. А ведь именно от отношений с Богом зависит отношение к видимому миру, предметам роскоши и так далее.

Что мы можем Богу дать? Да только самих себя, суть свою: «Сыне, даждь Мне твое сердце». Заметьте, не налоговую карточку, не пенсионное удостоверение и не «майбах».

Если человек живет по апостольскому принципу «Все мне можно, но не все мне на пользу и ничто не должно мною владеть», такому человеку ничто не способно навредить. Ведь человек, живущий истинными духовными ценностями, от всех материальных благ ради Христа способен отказаться – от картины ли, от «брабуса», от, извините уж, теплого туалета, если потребуется. Если это нужно будет Христу, если это потребуется для спасения души.

Вы, вероятно, помните из Евангелия разговор Христа с богатым юношей. Юноша считался благочестивым. Давайте представим мажорного парня, который считает себя подкованным и исполняет отеческие заповеди. Заповеди исполняешь, сказал ему Христос, но одного тебе не хватает: иди и всё, что у тебя есть, раздай бедным. Опечаленный юноша отошел от Христа, и тогда Он произнес известную фразу: «Трудно богатому в Царство Небесное войти».

А кто же тогда, позвольте спросить, может спастись, если у всех у нас есть материальные и другие земные привязанности? Если материальное благо, по природе своей стремящееся к распаду, к тлену, обладает человеком, это вопрос того, насколько человек себя осознает христианином, насколько он воспитал свой внутренний вкус, вкус духовной жизни.

Недавно я встретил знакомого, который процесс решения жизненных проблем, которых у него хватает с головой, начал с исповеди за всю жизнь, попросил молитвы у многих священнослужителей и принял таинство соборования. Я до сих пор помню глаза этого человека, эту неподкупную радость и надежду. На что можно надеяться? На то, что как бы ни решились вопросы, на все есть воля Божья, и все свершится к лучшему.

Эту истину в светских СМИ почему-то любят упоминать: «Все, что ни случается, к лучшему». Важнее всего помнить, что Господь никогда не оставит искренне ищущего Его человека.


Журнал «Направо», №1, 2014

189

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Слово и тело

«Сома – сима» (или «тело – темница»), гласит известная языческая пословица. Христианство перевернуло это представление

Как стать священником, или правило парашюта

Я набрался смелости и спросил: «А чего хочешь Ты, Господи?» В телефонном звонке мне сказали «Аксиос!»

Десять чудес в жизни киевского батюшки

Самые обыкновенные чудеса, свидетелем которых стал обыкновенный киевский священник