Мой первый Великий пост

|
Каждый по-своему приходит к осознанию Великого Поста. Кто-то начинает поститься, еще даже не придя в Церковь, но чувствуя, что ему это почему-то нужно, и лишь позднее понимает смыл Поста. Кто то, знакомый с Постом с детства, считая его чем-то привычным, вдруг по-иному, глубоко начинает осознавать происходящее…

Покаянный урок

Владимир Гурболиков, первый заместитель главного редактора журнала «Фома»:

Владимир Гурболиков. Фото: "Фома"

Владимир Гурболиков. Фото: “Фома”

Для меня самым большим уроком и драгоценным воспоминанием стал мой самый первый Великий Пост, который наступил вскоре после того, как я крестился. Впервые мне довелось поучаствовать в великопостных молитвах. На моих глазах разрушенное здание храма постепенно вновь превращалось в храм. В начале поста не было даже временного алтаря, а в день Воскресения Христова служили пусть во временном, но алтаре.

И потом ночью все вместе сидели за одним большим столом, праздновали Пасху, и ощущение у нас был как у членов первохристианской общины.

Первый пост, переживания страшных событий жизни Спасителя и первая Пасха в родном храме — все это оставило очень яркие воспоминания. За них я благодарен приходу храма Иоанна Богослова на Бронной, в котором я все это пережил.

В целом главный, очень ярко выраженный урок поста для меня — осознание того, насколько ты слаб без Бога, без Его помощи. Насколько сам по себе ты недостойный человек. Пост дает еще более яркий, чем в обычное время, покаянный урок.

Когда-то были люди, которые в пост уходили в пустыню, прощаясь друг с другом. Уходили, возможно, навсегда. А я никуда не ухожу, остаюсь с собой, со своими пристрастиями, со своими грехами и ничего не могу в себе сдвинуть. И вот именно на фоне поста, великопостных молитв, на фоне того, что вспоминаешь из церковной жизни, соотносишь все это со своим поведением, со своей собственной жизнью и понимаешь, насколько ты сам по себе без Бога, без плача к Нему, слабый и тщеславный. Насколько ты любишь себя и потакаешь себе, мало что делая для ближнего.

Пост, согласно древней традиции — это время, когда даже сами по себе изменения в пище — способ сэкономить ради милосердия, радия милостыни. Раньше мясо стоило невероятно дорого, и отказ от мясной пищи сохранял средства и позволял насытить голодающих.

Делиться с ближними. А это не всегда удается. Актуальной и сложно выполнимой остается даже шутливая заповедь, что главное в пост — людей не есть.

Так что пост — очень большой урок смирения, боль совести перед лицом страданий Христа, Который пытается помочь тебе.

Настройка инструмента

Владимир ЛучаниновВладимир Лучанинов, главный редактор издательства «Никея»:

Мой первый пост был туманным началом пути. Сначала я понял, что Бог не только существует, но еще и безмерно меня любит, значит, необходимо сделать какой-то шаг, ответить на эту любовь. Это было скорее обращение: «Вот, Господи, я пытаюсь что-то делать. Не знаю, правильно ли? Но я попробую, наверное, в этом должен быть смысл».

Со временем, познакомившись с мудрыми книгами, посоветовавшись с опытными людьми, я уяснил, что пост — тонкая настройка антропологического музыкального инструмента, рождающего гармоничное звучание духа, души и тела. Чуть позже, я увидел, что не только со мной, но и со всеми моими знакомыми ничего подобного не происходит, напротив, в период поста учащаются разного рода падения и сбои, но сами эти «духовные неудачи» дарят христианину незаменимый опыт смиренного и честного представления о самом себе.

Но самое ценное, как мне кажется, я понял еще позднее. Замечательно, если человек, принявший самого себя, со всей свой развращенностью, трусостью, алчностью, все-таки продолжает идти к цели. Бесконечно спотыкаясь, он встает не со стиснутыми зубами и кислой миной, углубляясь в себя, а подсмеиваясь над собой, с улыбкой, взирая на Милосердного Бога. Если человек идет, не забывая и не подменяя главной цели поста, Бог рано или поздно подведет его к ней.

Возможно, всего лишь один миг смиренного ощущения своей целостности и прикосновения к величию Бога даст мощный духовный импульс, удерживающий на долгое время от греховных падений, понуждающий человека искать образ Бога в своих ближних, искать Его в окружающем мире, стремиться к той высшей любви, о которой все больше мы лишь рассуждаем.

Через теорию

Ирина Языкова, искусствовед:

Ирина Языкова

Моя бабушка была верующей, так что словосочетание «Великий Пост» я слышала с детства. Но не считала, что оно может быть как-то связано и со мной. В подробности и смысл поста я не вдавалась, знала только, что есть какие-то специальные ограничения. Мне вообще казалось, что Великий Пост — нечто длительное-предлительное: как не придешь к бабушке, она постится.

Потом, когда я стала входить в церковную жизнь, я поняла, что есть несколько постов, и они отличаются по смыслу.

Когда я всерьез стала интересоваться христианством, я считала, что, прежде всего, нужно понять и осознать все, что связано Церковью. Например, много читала про Великий Пост, постепенно стала ходить на постовые службы, и только потом уже стала поститься осознанно. Очень постепенно мне стало ясно, что пост имеет ко мне самое прямое отношение, что в нем есть мудрость: к Пасхе нужно готовиться, идти, совсем не правильно, если она наступает сразу за обычными буднями, нет такой радости, как когда ты проживешь вместе с Церковью несколько напряженных недель.

Личный пример

Алексей Варламов, писатель:

У меня Великий Пост ассоциируется с человеком, благодаря которому я оказался в Церкви. Это мой хороший студенческий друг, ныне профессор Духовной академии Алексей Константинович Светозарский.

Мы вместе учились в университете в начале 80-х годов, и уже тогда он был человеком верующим, воцерковленным, и помню, как меня поразило, насколько он был духовно богаче, интереснее, сложнее, чем все мы, компания молодых охламонов. Он же был и первым, кто среди нас постился. Тогда в голове не укладывалось, что он делает и для чего. Почему он не ест мясную пищу, выстаивает долгие службы, переписывает от руки молитвы и совершает еще какие-то вещи, смысла которых мы даже не понимали.

Но при этом он был настолько просветленным, настолько все выходило у него естественно, радостно, светло, настолько он никого из нас не принуждал поститься, что первые мои воспоминания о целесообразности и даже какой-то легкости поста связаны с этим человеком и его личным примером. Мне казалось, что если он так делает, то это — правильно.

Подготовила Оксана Головко

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Протоиерей Андрей Ткачев: поститься как впервые

Как не превратить пост в диетологические упражнения? Как избежать проблем с окружающим миром? В какой мере…

Игумен Петр (Мещеринов): Противоядие от расцерковления

Почему человек, оставляя своё новоначалие, оставляет и Церковь, а порой и Самого Христа

Людмила Иванова: Театр – наглядное пособие по тому, как надо жить

И если актеры играют по-настоящему, так, что ты им веришь, это и есть живое!

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: