Ещё один взгляд на опеку: Всегда ли семья лучше детдома?

|
Интернет переполнен сообщениями «Помогите! Органы опеки отбирают ребёнка». Как помочь семьям, находящимся в сложной ситуации? Можно ли сделать что-то, если мать решила от него отказаться? Всегда ли нужно помещать детей в детдом, даже если в их родной семье пьют и употребляют наркотики? Корреспондент Правмира побывал на семинаре команды по профилактике социального сиротства фонда «Волонтёры в помощь детям-сиротам».

Семья в кризисе

К сожалению, арсенал методов, которые могут применить в нашей стране сотрудники органов государственной опеки, не блещет разнообразием. Они решают, оставить ребёнка в семье или поместить его в детское учреждение. Основанием для последнего служит прописанная в законе «угроза жизни и здоровью ребёнка». Однако на практике эта «угроза» может быть очень разной – от регулярных побоев, которым подвергается малыш, до отсутствия в холодильнике продуктов к моменту прихода комиссии.

Олеся Деснянская, психолог, сотрудник фонда Волонтёры в помощь детям-сиротам

Методы, которыми в таких случаях могут действовать частные фонды, гораздо разнообразнее. Однако главное их отличие от государственной опеки – основная идея.

Главная ценность в работе таких организаций – семья. Они исходят из того, что в абсолютном большинстве случаев ребёнку будет гораздо лучше в родной семье, какая бы она ни была, чем в казённом учреждении. Если же вопрос о том, правильно ли мы поступаем, всё-таки возникает, нужно просто вспомнить и понять, что такое кризис.

Разнообразные кризисы – возрастные, экзистенциальный или кризис отношений – вообще довольно частые состояния человека. Соответственно переживают их и семьи.

Для кризиса характерны очень разные проявления – неуверенность в себе, опустошённость, паника, неспособность адекватно понять ситуацию и на неё реагировать, эмоциональная нестабильность, снижение интеллектуальных способностей.

При этом надо понимать, что разные элементы кризисной ситуации обычно «цепляют» один другой. Например, эмоциональная нестабильность, неадекватная реакция могут привести к потере работы, а это, в свою очередь, – к финансовым проблемам, потере жилья и т.д. Нередко в кризисных семьях подобные проблемы накапливаются поколениями.

Помощь кризисным семьям

Как результат – большинство обычных советов в таких семьях не только неприменимы, но и могут восприниматься с агрессией. То есть, женщине из кризисной семьи нельзя просто сказать «иди устройся на работу, распредели бюджет, рассчитайся с долгами» – она посчитает, что эти советы «из другой жизни».

Следует также различать «депрессию» в нашем бытовом понимании – то есть, просто небольшую усталость, которая «лечится» шоколадкой и вечером с пледом и книжкой, – и клиническую депрессию, которая требует вмешательства врача.

В итоге программа поддержки для каждой семьи разрабатывается фондом индивидуально, исходя из её конкретных ресурсов. Где-то достаточно просто подключить к ситуации ресурс ещё одного человека – волонтёра, который пройдёт с подопечным по инстанциям, поможет пообщаться с чиновниками, оформить необходимые документы. В других случаях необходимо вмешательство целой команды – юристов, психологов, куратора.

При этом фонд не работает:

– с семьями с алкогольной и наркотической зависимостью;

– семьями, вовлечёнными в криминальную среду;

– семьями, где есть реальная физическая угроза жизни ребёнка.

Фонд и его программы

Сегодня фонд «Волонтёры в помощь детям-сиротам» – это 20 штатных сотрудников и около полутора тысяч волонтёров. Фонд ведёт работу в нескольких направлениях.

Профилактика социального сиротства – это работа с неблагополучными семьями, направленная на то, чтобы ребёнок, по возможности, не попал в отечественную систему сиротских учреждений.

Работа в детских домах направлена на то, чтобы облегчить жизнь детей, уже попавших в детдома. Это не только работа волонтёров, но и доставка в Дома Ребёнка вещей, памперсов и др.

Работа по устройству в приёмные семьи нацелена на то, чтобы ребёнок находился в казённых учреждениях как можно меньше.

Работа по предотвращению отказов от детей и проект «Тёплый дом». У фонда есть договор с Московской областью: если в каком-то роддоме мама заявляет о намерении отказаться от ребёнка, к ней выезжает психолог, выясняет причины отказа, помогает ещё раз более тщательно оценить собственные ресурсы.

Для мам, основная проблема которых – отсутствие жилья, фонд организовал приют «Тёплый дом», где мама с новорожденным ребёнком может прожить до года (в отдельных случаях – больше). Благодаря приюту в 2012 году удалось предотвратить 9 отказов, там жило 11 мам.

Чаще всего в приют попадают родившие женщины не просто без жилья, но с целым набором проблем – например, мигранты с напряжёнными отношениями в  собственных, родительских семьях. Тогда за время, пока мама с ребёнком живёт в приюте, волонтёры помогают оформить документы, наладить отношения с родственниками, найти работу и жильё. Помощь в виде продуктовых и вещевых посылок получают и многие выпускницы приюта.

Проект «Помощь семьям в сложной жизненной ситуации». Иногда выясняется, что семья, из которой опека изъяла детей, на самом деле вполне может их воспитать, просто на момент прихода комиссии в доме не было, например, продуктов. В этих случаях фонд делает всё возможное, чтобы дети были возвращены в семью.

Проект «Сопровождаемое проживание» предназначен для мам, имеющих ментальную инвалидность. В таких случаях с мамой постоянно проживает соцработник – сотрудник фонда; к ситуации также подключается врач – профильный специалист по основному заболеванию мамы.

В рамках проекта «Зрелое родительство» психологи помогают родителям научиться лучше понимать собственных детей.

В разные годы фонд успешно работал со случаями, в которых государственная опека приняла бы однозначное решение о помещении детей в детдома.

Помощь кризисным семьям

Четверо детей и десять собак

Например, среди подопечных фонда была семья с обоими родителями – выпускниками коррекционных детдомов. Неблагополучная ситуация там развивалась на протяжении нескольких поколений.

Впервые попав в квартиру этих подопечных, испытали шок даже волонтёры: помимо четверых детей от шести до тринадцати лет там жил десяток собак, полчища тараканов, а ремонта не было много десятилетий. О том, чтобы приводить в такое жильё сотрудников государственной опеки, не могло быть и речи.

Оба родителя работали, но бюджет семьи был крайне скудный, правильно распределить его мама не могла. С государственными органами родители тоже общались сложно. Однако при этом работники фонда заметили, что все члены семьи очень тепло относятся друг к другу.

Помещение детей в детский дом в этом случае с большой долей вероятности привело бы к тому, что через несколько лет они повторили бы родительский сценарий уже в собственных семьях. Поэтому было решено семью сохранить.

Сегодня в квартире сделан ремонт, с семьёй постоянно работает куратор фонда, который следит за тем, чтобы дети посещали школу.

 Замкнутый круг

Другими подопечными фонда стали родители мальчика-инвалида из Астраханской области. С точки зрения государственной опеки, их ситуация была неразрешима: пока мама сидела дома с ребёнком, денег на его содержание и лечение не хватало, как только собиралась выйти на работу – опека грозилась забрать ребёнка за недостаточный уход.

Семья находится на попечении фонда с 2010 года. Сегодня мама сидит дома с сыном, тому сделано несколько операций. Несмотря на тяжёлую инвалидность, мальчик эмоциональный и радостный – он совсем не напоминает детей из «системы».

 В приют с двумя высшими образованиями

Однажды среди обитательниц «Тёплого дома» оказалась очень необычная мама. Москвичка с двумя высшими образованиями, бывшая обладательница двух квартир, которые к тому времени были проданы «чёрным риелторам».

Вскоре работники фонда заметили, что мать ведёт себя неадекватно и с ребёнком общается через раз. Родственников у неё не было.

В итоге женщина получила помощь по профильному психиатрическому заболеванию. Сейчас её состояние стабильно, с ней регулярно работает психолог, который настраивает её на необходимость поддерживающего лечения. Женщина устроилась на работу, её отношения с ребёнком тоже налаживаются. В семье постоянно проживает соцработник – штатный сотрудник фонда.

Все перечисленные проекты – дорогие, но они дешевле того, во что обходится содержание ребёнка в государственном детдоме.

Помощь кризисным семьям

 «Заповеди» волонтёра

Из своего опыта общения с кризисными семьями сотрудники фонда вынесли несколько принципов, которые стараются объяснить и потенциальным помощникам.

 Негативный опыт не исчезает

Важно понимать, что все кризисные семьи имеют очень печальный жизненный опыт. Зачастую – это опыт жизни в таких обстоятельствах, с которыми не справились бы сами добровольные помощники и доброхотные советчики. И от кратковременного изменения ситуации этот опыт никуда не девается.

Кроме того, любой опыт семьи имеет основания и достоин уважения. Например, если из проблемной семьи убрать собак, то в квартире, возможно, станет чище. Но вот кормящая и лечащая собак мама, не имея предмета самотерапии, в этом случае вполне может запить.

 Удочка лучше рыбы

Первая помощь семье вполне может быть материальной (лучше не деньгами, а вещами, продуктами), но при этом важно иметь в виду – когда-нибудь с подопечными придётся расстаться.

Между собой работники фонда иногда шутят: дескать, волонтёры – как родители: подопечные уходят из поля зрения фонда, а потом иногда возвращаются – с новыми детьми или в следующем поколении. Но при этом генеральной задачей всегда остаётся, оказав человеку помощь в наиболее сложной ситуации, научить его в дальнейшем решать свои проблемы самостоятельно.

 Подходим безоценочно

Один из залогов успешной работы волонтёра – умение безоценочно, без лишних эмоций подойти к любой ситуации. Важно помнить: даже если мама приняла решение отказаться от ребёнка – это её право.

В таких ситуациях важно позаботиться о психологическом состоянии мамы – проследить, чтобы она, по возможности, провела все «ритуалы прощания» с ребенком – дала ему имя, оставила что-то на память, завершила для себя историю общения с ним, чтобы потом начать жить своей отдельной жизнью.

 Право на эмоции

При этом волонтёр имеет право испытывать в отношении подопечных любые эмоции – злость, раздражение, гнев.  Важно только, чтобы они не выливались в саму опекаемую семью. Для работы с ними внутри фонда существует служба психологической поддержки. Если ситуация в семье чем-то задевает волонтёра лично – он должен передать работу с ней другому сотруднику.

 Волонтёр должен быть твёрдым

Нужно обладать достаточной твёрдостью для того, чтобы, с одной стороны, признать: семья имеет право жить по-своему. С другой стороны, в случае очевидной угрозы жизни и здоровью ребёнка волонтёр должен быть готов сам позвонить в органы опеки, которые увезут малыша в детдом.

В сложных случаях решение о дальнейшей работе с семьёй принимаются коллективно. Помимо непосредственных обращений в опеку, это может быть определение границ того, что сотрудники фонда готовы сделать для того или иного человека. Например, подопечному предоставят юридическую консультацию, но воевать за него с работодателем не пойдут.

В любом случае для человека с проблемами дверь фонда никогда не закрывается навсегда.

 Любовь – важное, но не главное

Любовь в семье – не главный критерий, по которому решается, оказывать ли ей помощь.

Например, если после гибели родителей опеку над внуками вынуждены взять на себя бабушки и дедушки, отношения в семье далеко не всегда бывают радостными. Об эмоциях мамы, находящейся в послеродовой депрессии, лучше и не упоминать.

 Право на неблагодарность

Доверие к волонтёрам формируется не сразу. Иногда желание фонда помочь слишком сильно контрастирует с предыдущим опытом подопечных. Выпускники детдомов, за которых все вопросы решали на протяжении многих лет, тоже испытывают заметное желание поступить по-своему.

Поэтому у человека всегда должно остаться право закрыть дверь, сказать «нет». Случаи же, когда семья неожиданно начинает высказывать претензии к качеству помощи, следует воспринимать не как повод для злости, а как признак роста, после которого программу помощи стоит поменять.

Подопечные вообще редко благодарят волонтёров. Например, мама-отказница, благодаря фонду сохранившая ребёнка, чувство благодарности вполне может испытать лет через двадцать.

 «Громкие дети» лучше «тихих»

Плохое поведение ребёнка в конкретный момент – совсем не признак того, что семья с ним не справляется. Может быть, он голоден, болен или устал. Может быть, он вообще так общается с миром.

Гораздо больше, особенно в системе детских учреждений, должны насторожить «тихие» дети. Возможно, они уже потеряли контакт с миром и перестали посылать ему сигналы.

Среди выпускников детдомов именно тихони-отличники имеют гораздо больше шансов начать искать для себя новый источник разнообразных правил и воспитателей со стороны. Нередко им оказывается криминальная среда.

Национальность – ребёнок

Помощь фонда в Москве предоставляется всем обратившимся семьям, независимо от национальности и страны, откуда они приехали.

В случае изъятия органами опеки и помещения в детдом за ребёнка таких родителей всё равно будут платить московские налогоплательщики. А вот, восстановив документы и урегулировав острые вопросы, мигранты нередко уезжают на родину.

 Наркомания бывает разная

Алкоголизм или наркомания не всегда мешают семье самостоятельно воспитывать детей.

Даже если в документах у мамы есть диагноз «алкоголизм», но на протяжении работы с семьёй сотрудники фонда никогда не видели её пьяной, а ребёнка неухоженным; если из-за её поведения не срывались процедуры или походы по официальным учреждениям, которые курирует фонд, волонтёры продолжат с ней работать.

При этом одним из обязательных правил проживания в «Тёплом доме» объявлен «сухой закон». В случае его нарушения маме могут отказать в дальнейшей поддержке.

Обладательницами диагноза «наркомания» у нас также нередко оказываются бывшие наркоманки, несколько лет находящиеся в устойчивой ремиссии. У таких мам зачастую утрачены социальные связи, может не хватать денег, но забота о ребёнке для них – мощнейший стимул не вернуться к прошлой жизни.

В настоящее время фонд «Волонтёры в помощь детям-сиротам» очень нуждается в новых волонтёрах. В частности, ему нужны помощники кураторов для нескольких семей, добровольцы с собственным автотранспортом и психологи.

Более подробную информацию можно получить на сайте фонда.

Если вы не остались равнодушными к этой истории, помогите программе «Профилактика социального сиротства» Благотворительного фонда «Волонтеры – в помощь детям-сиротам»! – сбор ФОНДА ПРАВМИРА.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: