Храм в Кадашах и Общество церковных звонарей просят Большой театр вернуть храму колокола

Совместное заявление прихода храма Воскресения Христова в Кадашах и Общества церковных звонарей

7 сентября 2010 года представителями генерального подрядчика реконструкции Большого Театра ЗАО «СУИ проект» и ФГУ «Дирекция по строительству, реконструкции и реставрации» для СМИ были продемонстрированы старинные церковные колокола. По информации ряда телевизионных каналов, среди них находятся колокола, исторически принадлежавшие храму Воскресения Христова в Кадашах.

Кадашевские колокола были изъяты властями и переданы в Большой Театр в 1930-е годы, в разгар богоборчества, нанесшему, как известно, колоссальный урон культурному наследию. В 2004 году храм Воскресения Христова в Кадашах был возвращен к богослужебной жизни. С тех пор община храма прилагает значительные усилия к восстановлению этой московской святыни. Однако колокольня храма до сих пор пуста.

Мы с радостью узнали о том, что сохранены два самых главных колокола кадашевского храма – праздничный и полиелейный благовестники. Праздничный колокол – выдающийся памятник московского колокольного литья: отлитый выдающимся мастером Константином Слизовым в 1787 году, он является самым большим из сохранившихся произведений этого литейщика. В сочетании с полиелейным благовестником, главный колокол составляет основу самобытной гармонии кадашевского звона.

В настоящее время мы знаем множество благих примеров возвращения церковных колоколов из театров в храмы: МХАТ (старая и новая сцена), Государственный Кремлевский Дворец, музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко. Памятно и возвращение колоколов из Гарвардского университета США в Данилов монастырь.

Мы обращаемся к дирекции Государственного Академического Большого Театра и к руководству страны с призывом восстановить историческую справедливость: вернуть колокола на законное место, в храм Воскресения Христова в Кадашах. Это стало бы делом чести для Российских властей и подлинно культурной акцией, реально направленной на возрождение культурно-исторической преемственности нашего общества. Возрожденный кадашевский звон достойно отвечал бы восстановленным звонам Московского Кремля и Храма Христа Спасителя, наполняя колокольным благозвучием центр нашей древней столицы.

Мы надеемся также на возвращение других церковных колоколов из Большого театра их законным владельцам.

15 сентября 2010 года

На сцену выходят колокола

7 сентября средства массовой информации сообщили нам радостную весть: после реставрации в Большой Театр наконец-то вернулись колокола. В семи телерепортажах, которые мы сумели посмотреть в этот вечер, выступали представитель Ген. Подрядчика Михаил Сидоров и первый зам. рук. ФГУ “Дирекция по строительству, реконструкции и реставрации” Марат Оганесян.

Исчезновение колоколов после начала реконструкции Большого Театра вызывало нашу озабоченность: тем более, что постоянно возникали разговоры о какой-то реставрации исторических колоколов. Мы не располагали никакой достоверной информацией на сей счет, даже в пору сотрудничества с Большим Театром над постановкой Сокуровского “Бориса Годунова”.

Попробуем осмыслить сказанное в репортажах. Постоянно упоминается какая-то уникальная звонница Большого Театра. ТВ-Столица утверждает, что высота звонницы 30 метров, и на ней повешены колокола от 2 кг до 5 тонн.

В двух репортажах колокола якобы изготовлены из хрупкого чугуна, в одном репортаже – из меди.

Состояние колоколов до реставрации определено как плачевное. Такое состояние вызвано наличием цементных пятен, известковой пыли и ржавчины на поверхности колоколов. В одном из интервью дается оценка, что в таком состоянии на колоколах играть было невозможно. Была проведено очищение колоколов спец.растворами, сколы исправлены или законсервированы, затем колокола покрыли специальными растворами (в других репортажах – патиной) от пяти до пятнадцати слоев.

После всех этих работ колоколам, вернувшимся на звонницу, якобы гарантировано долговременное использование без проблем.

Все колокола после реставрации были снабжены паспортами, их звучание принимала некая специальная комиссия.

Во всех этих репортажах возможен некоторый процент ошибки: ведь для создания таких репортажей нужно быть подготовленным. Но даже учитывая некоторый разброс в данных у журналистов, сведения, прозвучавшие из уст высокопоставленных компетентных руководителей, вызывают некоторые вопросы…

Звонница – это колоколонесущее сооружение, выстроенное в камне, кирпиче или ином строительном материале для размещения колоколов и совершения колокольного звона. В театре никакой специально выстроенной звонницы никогда не было. Колокола размещались на металлических балках, закрепленных в стене, расположенной за сценой театра.

Материалы, из которых изготовлены колокола – это вовсе не “чугун” и не “медь”, так что журналисты получили неверную информацию. Чугунные колокола изредка применялись в пожарных частях, на вокзалах и в инославных церквях. Медь вовсе не может быть колокольным материалом, поскольку она пластична и не поддерживает звуковые колебания. Настоящий материал колоколов – это колокольная бронза. Так было со времен начала колокольного производства в христианской церкви и так остается по сей день.

Колокольная бронза ни разу не упомянута в репортажах, ни в один колокол не произведено ни одного удара, не показан ни один “отреставрированный” язык: колокола безмолвно отправились за театральную стену на площадке-раме, подцепленной подъемным краном. Может быть, это не настоящие колокола, а какие-то копии?..

Ни одна реставрационная практика в мире не предусматривает расчеканки художественных рельефов исторических колоколов: доводка изображений производится только у новых отливок.

Михаил Сидоров упомянул, что опасные сколы были кропотливо заделаны вручную, а не опасные были законсервированы. Технологиями заделки сколов и заваривания трещин владеют весьма немногие западно-европейские фирмы, посвятившие не одно столетие этому вопросу. В данном случае мы не видим ни представителей такий компаний, ни явных иллюстраций этой реставрационной деятельности.

Не известен таинственный специальный состав, который полностью уничтожил историческую патину (естественный защитный слой бронзы). Также неизвестен химический состав, которым были покрыты колокола “в несколько слоев” (от пяти до пятнадцати) с подогревом. В ряде репортажей звучит слово “патина”, но судя по внешнему виду колоколов, никакой патины на них нет. Такая фактура и рыжий цвет внешней поверхности колоколов напоминает последствия обычной производственной пескоструйки, доступной в любом автосервисе.

Ни в одном из репортажей не были названы по именам неведомые реставрационные мастерские, не выступили какие-либо их представители, равно как и участники “приемо-сдаточной комиссии” и другие компетентные лица. В репортажах мы видим лишь двух представителей подрядчика.

В то же время в России существует опыт научной реставрации исторических колоколов. Самый яркий пример – это Царь-Колокол в Московском Кремле. Историческая патина на Царь-Колоколе не удалена (колокол серебристого цвета), рельефы на Царь-Колоколе не расчеканены реставраторами.

И в то же время, Царь-Колокол является уникальным памятником, вызывающим огромный интерес во всем мире. А теперь давайте представим себе Царь-Колокол, ободранный пескоструйкой до оранжевого цвета…

Среди колоколов, показанных в репортажах, мы видим два колокола, полностью лишенных художественного оформления. Нам известно, что в середине XIX века по Высочайшему Указу в некоторые театры были специально отлиты колокола для сопровождения патриотических спектаклей. То есть история вопроса относится не к 1920-м годам, а к первой постановке оперы Михаила Ивановича Глинки “Жизнь за Царя” в Московском Большом Театре: 1842 год! Вполне возможно, что “гладкие” колокола, которые мы увидели среди прочих, – и есть остатки того первоначального театрального колокольного звона.

С тех пор подборы колоколов в театрах стали распространенным явлением. Количество театров с колоколами значительно увеличилось в годы советской власти благодаря борьбе с религией и по мере закрытия храмов. Примечательно, что на закате советского строя администрации театров стали добровольно передавать свои колокола в действующие храмы и монастыри. Например, в 1988 году Олег Ефремов передал колокола из старого здания МХАТ в Троице-Сергиеву Лавру. Этому примеру последовала и Татьяна Васильевна Доронина, передав из новой сцены МХАТ колокола в храм Большое Вознесение, Иоанна Воина на Якиманке и в Оптину Пустынь. Руководство театра им. Станиславского и Немировича-Данченко передало все свои колокола в московский храм Спаса на Песках. Руководство Кремлевского Дворца Съездов обеспечило колоколами Казанский собор на Красной Площади. Передача колоколов из театров продолжается и в наши дни, и вскоре случится так, что церковный звон Большого Театра действительно станет уникальным…

Следует заметить, что в репортажах нам не называли имен мастеров-литейщиков. А между тем, самый большой колокол (храма Воскресения Христова в Кадашах, по надписи) – это самый тяжелый сохранившийся до наших дней колокол прославленного мастера Константина Михайловича Слизова. Именно Слизов отливал гигантские колокола для Москвы, Петербурга, Ярославля, для десятков храмов России. Большой Успенский колокол Слизова весом почти 50 тонн погиб при взрыве звонницы в Кремле в войну 1812 года.

Известно, что одним из первых колоколов Москвы, откликавшимся на звон Ивана Великого в пасхальную ночь, был большой благовестник храма Воскресения Христова в Кадашах – тот самый колокол, торжественно возвращенный ныне… в ГАБТ.

Второй Кадашевский благовестник XIX века также был показан в телерепортажах. Два кадашевских благовестника, сохранившихся поныне в театре, должны составлять основу исторического звона в Кадашах. Но колокольня пуста…

Церковные колокола – это освященная принадлежность русского православного храма. Звон колоколов должен распространяться на большие расстояния, созывая верующих в храм, возвещая дни церковных и даже некоторых важнейших государственных праздников. Звон колоколов не приспособлен для звучания в закрытых помещениях, и даже театральная акустика не позволяет колокольному звону раскрыться в своей истинной силе и благозвучии. Прежний звонарь Большого Театра, Валерий Алексеевич Диш, много раз рассказывал нам о том, что дирижеры и хормейстеры требовали от него звонить как можно тише, чтобы не сбивать с тональности оркестр и хор.

В то же время, имеется пример благого сотрудничества, когда на новой сцене Большого Театра с блеском была осуществлена постановка оперы Мусоргского “Борис Годунов” под руководством дирижера А.А.Ведерникова и режиссера А.Сокурова. Для сопровождения звоном спектакля были привлечены церковные звонари. В театральном зале звучали колокола-современники событий оперы: колокола XVI – XVII веков, подлинные благовестники Московского Кремля.

Подбор колоколов осуществлялся с учетом гармонического строя хора и оркестра, согласно партитуре Мусоргского. Объемное многоканальное звучание позволяло зрителям почувствовать себя в центре Соборной площади в торжественный момент коронации Государя. В то же время, сбалансированный звук колоколов не мешал исполнителям, хору и оркестру. Инновационная технология на основе опыта подлинного церковного звона – вот что свойственно современному театру высочайшего мирового класса.

Что же касается церковных колоколов, изъятых советской властью и переданных в театр, – то их судьба должна быть решена однозначно. Два года назад вся Россия торжественно встречала колокола Данилова монастыря, возвращенные из вынужденного пребывания в Гарвардском Университете. Было сказано много важных слов о духовном значении этого события, было оказано внимание высших лиц нашего Государства и нашей Церкви. Был задействован значительный материальный ресурс, чтобы осуществить монтаж, транспортировку колоколов и отливку колоколов-копий для Соединенных Штатов Америки взамен возвращенному историческому наследию.

Возвращение колоколов из Большого Театра не потребует столь масштабных материальных усилий – нужна лишь добрая воля руководства и понимание необходимости связи времен.

КОНОВАЛОВ Игорь Васильевич

Председатель Общества Церковных Звонарей

МИШУРОВСКИЙ Константин Александрович

Эксперт колокольной акустики Общества Церковных Звонарей

Web-сайт Общества Церковных Звонарей:

http://zvon.ru

17.09.2010

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Протоиерею Александру Салтыкову исполнилось 75 лет

Прямой и твердый как гранит, настоящий пастырь Русской Церкви

Москвичи собирают подписи за открытое обсуждение застройки Кадашевской слободы рядом с Московским Кремлем

Еще не поздно регенерировать пространственную среду квартала, восстановить утраченные здания в квартале около Кремля

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: