Ювенальные суды: для чего? Объясняет Елена Альшанская

, |
Создание специализированных ювенальных судов необходимо. Такое мнение сегодня высказал председатель Верховного суда РФ Вячеслав Лебедев. По его словам, тема, у которой сейчас не больше сторонников, чем противников, будет поднята на Всероссийском съезде судей. Руководитель благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская в разговоре с «Правмиром» сказала, почему, на ее взгляд, слово «ювенальный» пугает многих россиян и чем на самом деле занимаются ювенальные суды.

У нас в стране возникла очень странная путаница с понятием «ювенальной юстиции». То, что большинство жителей России, в основном, благодаря СМИ, понимают под этими словами, ни в одной стране мира не понимается точно так же.

По сути ювенальной юстицией люди называют свои страхи по отношению к возможному вмешательству государства в дела семьи, в частности, по вопросу изъятия из семьи ребенка.

Между тем, ювенальная юстиция в общечеловеческом представлении — это судебная система, рассматривающая дела несовершеннолетних отдельно от дел взрослых. Более того, ювенальные суды в большинстве стран вообще не рассматривают дела об изъятии детей. Обычно этим занимаются гражданские или административные суды.

Ювенальные суды, в первую очередь, решают вопросы правонарушений, совершенных несовершеннолетними. Их идея довольно проста — ситуация, когда 13-летняя девочка, которая украла помаду в супермаркете, поддавшись агитации своих подружек, не является абсолютно той же ситуацией, что преступление, осознанно совершенное взрослым человеком.

Важно, что в данном случае на суде обычно присутствуют психолог и соцработник, которые обладают хоть какой-то квалификацией, связанной с особенностями развития ребенка. Основная их задача — найти возможность помочь человеку измениться не с помощью исправительных заведений, а с помощью исправительной практики. Например, можно обязать его отработать украденные вещи или пройти переобучение. Т.е. главная задача — вернуть ребенка в социум до того, как он станет закоренелым преступником. А у судьи, который штампует дела о краже поросят, насилии и мошенничестве, просто нет возможности, знания и времени адекватно рассмотреть дело о краже помады.

Ситуация с подростками-правонарушителями должна рассматриваться с превентивной точки зрения. Наша задача — сделать так, чтобы негативный опыт ребенка был у него единичным или поскорее закончился. Но закончился не потому, что мы его посадили в тюрьму, а потому что взрослые нашли правильный подход к нему. Потому что ситуации бывают разные: детский проступок может быть элементарной попыткой проверки границ, которые есть у каждого подростка, особенно когда дети друг друга провоцируют. А может быть, виной всему тяжелая жизненная ситуация, например, голод, который заставил ребенка совершить преступление.

В любом случае, к детям нужен другой подход — не такой, который применяется к взрослому преступнику. В этом смысле ничего страшного и пугающего в ювенальных судах я не вижу.

Другое дело, что у нас действительно это понятие настолько испорчено СМИ, которые называли ювенальной юстицией все, что попадется под руку, что я бы посоветовала называть это «судами для несовершеннолетних», чтобы в итоге людей не путать. А учитывая уровень родительских страхов, наверное, необходимо на данном этапе ограничить сферу деятельности этих судов вопросами правонарушений, совершенных несовершеннолетними.

Ювенальным (детским) называется суд, который в пределах своей компетенции рассматривает уголовные, гражданские и административные дела, по которым одной из сторон является несовершеннолетний. К основным задачам ювенальных судов относятся защита детей и их реабилитация. В настоящее время специализированные детские суды действуют во многих странах Европы, Азии, Латинской Америки, Канады и США. В ряде регионов России несколько лет назад были запущены пилотные проекты по созданию ювенальных судов.

Записал Роман Кизыма

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Елена Мизулина предложила новые формы ответственности для родителей

Сенатор предлагает более мягкие меры семейно-правовой ответственности

Глава Верховного суда: Создание ювенальных судов необходимо

При этом Вячеслав Лебедев признает, что у этой идее множество противников — вопрос будет поднят на…

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: