Хамовнический суд Москвы вынес обвинительный приговор участницам панк-группы «Pussy Riot» по делу о скандальной акции в храме Христа Спасителя. Надежду Толоконникову, Екатерину Самуцевич и Марию Алехину осудили на 2 года лишения свободы.

В связи с решением Хамовнического с официальным заявлением выступил Высший Церковный Совет Русской Православной Церкви.

Действия участниц группы Pussy Riot были кощунством, но приговор им наносит ущерб интересам Церкви. Осуждение таких акций – компетенция не светского, а церковного суда, считает протоиерей Алексий УМИНСКИЙ, настоятель храма Живоначальной Троицы в Хохлах (Москва), духовник Свято-Владимирской гимназии:

— Я следил за процессом с самого начала, и у меня сложилось впечатление,  что сегодняшний приговор связан не с защитой интересов Церкви, а с политической репрессией по отношению к этим женщинам. Как любой христианин, я, естественно, отношусь с негодованием к их действиям, которые в сегодняшнем заявлении Высшего Церковного Совета названы кощунством, и я согласен с этим определением, но в самом приговоре вижу только политически-репрессивное содержание.

Мне кажется, что заявление Высшего Церковного  Совета сделано слишком поздно. Такое заявление правильно было бы сделать сразу после той безобразной акции, охарактеризовать ее как кощунство и призвать участниц к покаянию, а главное – объяснить им, в чем они неправы. Ведь судя по заявлению этих женщин девиц в суде, они так и не поняли, что такого они сделали. Они говорят, что в их планы не входило намеренное оскорбление чувств верующих, а они только выражали политический протест. Нет оснований им не верить, но сам протест оказался в форме кощунства. Это надо понять, осудить и постараться объяснить самим участницам. Если бы все это было сделано с самого начала, Церковь имела бы возможность вообще не участвовать в этом политическом процессе. А сейчас, когда постфактум делается заявление, призывы к власти проявить милосердие малозаметны на фоне обвинений в кощунстве.

Получается, что вынесено как бы два приговора. Осуждение Церковью кощунственных действий – тоже приговор, но церковного суда. Такой приговор должен был прозвучать, но намного раньше. А теперь получается, что только после осуждения этих женщин государством Церковь тоже получила возможность осудить их и воспользовалась возможностью.

Они и так понесли наказание, отсидев полгода за поступок, наказания за который в нашем Уголовном кодексе не существует. Нет там статьи о защите религиозных чувств, а есть за разжигание религиозной ненависти и вражды. Но  они не призывали к религиозной вражде, а совершили кощунственный акт против Церкви.  Оценка таких действий как раз в компетенции церковного суда. Он мог дать оценку, призвать к покаянию, и Церкви не пришлось влезать в ситуацию, когда дело превратилось в скандал, раскалывающий общество. В тот самый момент, когда Патриарх призывает к миру и прощению народы России и Польши, мы видим,  как сильно расколот наш народ этим процессом. Я считаю,  что приговор наносит ущерб интересам Церкви, потому что Церковь оказалась выставленной в этом судебном процессе через средства массовой информации как машина для репрессий, чем она не может быть по существу.

Читайте также:

Игумен Сергий (Рыбко): Pussy Riot необходимо наказать, иначе завтра у них будут последователи

Андрей Золотов: Приговор Pussy Riot не поспособствует предотвращению кощунств

Протоиерей Игорь Прекуп: В деле Pussy Riot Церковь подставили

Елена Зелинская: Мои чувства верующего человека этот приговор оскорбляет

Заявление Высшего Церковного Совета в связи с приговором по делу об осквернении Храма Христа Спасителя

Свято место

Архимандрит Тихон (Шевкунов): Церковь простила Pussy Riot с самого начала

Протодиакон Андрей Кураев: Богословие любви и богословие ненависти

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: