22 июня: сделать днем национальной скорби…

22 июня, что эта дата значит для нашей страны, для нашей истории, для нас? Что это было – начало конца или начало возрождения? Почему нужно внести этот день в календарь официальных государственных памятных дат?

Рассказывает Юрий Пивоваров, академик РАН, директор Института научной информации по общественным наукам (ИНИОН) РАН. 

Думаю, что 22 июня 1941 года – раз и навсегда одна из важных дат в Российской истории.

Но она несколько заслонена от нас Великой Победой и великим праздником 9 мая, который уже очевидно становится главным праздником российского народа.

То, что мы, празднуя 9 мая, почти напрочь забываем о 22 июня – неправильно. Любой школьник  ответит про 9 мая. А про 22 июня? Только лишь то, что началась война, и мы начали отступать. Не более.

Война и память о ней – это не только память о победе, высочайшем подвиге нашего народа, но и память о страдании, о жертвах, о поражениях. 22 июня – скорбная эпохальная дата — именно об этом. И этот день должен стать национальным днем скорби. Любое привлечение внимания к 22 июня средств массовой информации, всеми мыслящими людьми в обществе просто обязательно.

Это не значит, что надо посыпать себе голову пеплом. Это значит —  помнить о тех страданиях, муках, которые мы испытали.

Я родился намного позже этого дня, но все мои близкие – отец, дяди – воевали. Через них, могу сказать, напрямую связан с этой датой. Как и все, живущие сегодня в России.

День 22 июня интересен для историков в том числе и тем, как народ воспринял известие о том, что началась война. Не надо забывать, как два года до нападения Гитлера на СССР, мы находились с ним в союзе. Был заключен пакт Молотова–Риббентропа и всякая антифашистская пропаганда оказалась практически свернутой.

С другой стороны, некоторой части интеллигенции трудно было поверить, что немцы – нация, давшая миру столько философов, поэтов, художников – способна на такое. У меня был учитель — профессор Николай Никанорович Разумович, из интеллигентной семьи с дворянскими корнями, добровольцем пошел на фронт, и он говорил: «Для меня, мальчика, воспитанного на немецкой культуре (русская культура всегда находилась под большим ее влиянием), убить немца – была страшная трагедия».

Были чувства, которые зафиксировали органы НКВД, которые были обязаны за настроением в обществе: некоторые люди были рады, что немцы напали на СССР. Они еще не знали о тех зверствах, что несет нацистский режим, а были наивно уверены, что порядочные культурные немцы освободят страну от ужасов сталинизма.  Ведь перед этим была коллективизация, большой террор, практически в каждой советской семье были пострадавшие.

У некоторых при известии о начале войны началась паника, возникали невероятные слухи, разговоры…

Когда же стало ясно, что мы терпим грандиозные поражения, панические настроения стали увеличиваться…

Но очевидцы зафиксировали и массовый подъем патриотического чувства. Тысячи и тысячи людей записывались на фронт…

Советский режим, который нещадно обращался с собственным народом, по существу, получил легитимность именно во время войны, начавшейся 22 июня.   Ведь другого режима не было, а именно советский – боролся с Гитлером.

22 июня – начало возвращения патриотизма. Советские люди вновь стали превращаться в русских людей, снова обрели историю, Отечество. Это способствовало поднятию национального духа. Достаточно вспомнить поэзию Константина Симонова, он был талантливым поэтом, но не гениальным, а в дни войны он пишет гениальные стихи – «Жди меня», «Помнишь, Алеша, дороги Смоленщины» –  по существу – молитвы в светской форме. Или – музыку Дмитрия Шостаковича…

Я говорю “русские люди” – имея в виду не только этнически русских, а представителей всех народов, которые воевали бок о бок и для которых Россия была родиной…

Но мы не должны забывать, что 22 июня – это и день нашего стыда. Потому что наше начальство «проспало» войну, оно бездумно доверяло Гитлеру, бездумно и безграмотно начало вести военные действия…

Нужно помнить об этом, чтоб подобное больше не повторялось в российской истории. Это и урок нынешний политическим деятелям, занимающимся внешней политикой – быть предельно осторожными в своих договорах, союзах…

А то, как нередко пытаются подавать войну в СМИ, в кинематографе – гламурно, сводя ее к победе, к ярким танковым ударам, к красоте мундира и орденов – думаю, что это характерно практически для любой страны. Это неизбежно. Но мы не должны на это покупаться.

Повторяю, многомерная история не может быть сведена только к победе, потому что там было очень много всего. Прочтите, например, произведения (особенно поздние) Виктора Астафьева, Василя Быкова и других великих русских писателей…  Война – страшная трагедия, ужас. Она показала не только высшие качества советского человека…   Мы не должны забывать и о власовской армии, о коллаборационизме на завоеванных территориях, так же, как не должны забывать зверства НКВД, которые проходили в то время как страна страдала от фашистских бесчинств.

И при этом война действительно стала подвигом народа, когда мы не только освободили пол России и пол Европы, завоеванные фашистами, но и начали внутреннее освобождение от тоталитарного сталинского режима. Не будь победы в войне и этого поколения победителей, у нас не было бы ХХ съезда, не было бы «оттепели» и перехода от жестокой к своему народу форме социализма к более щадящей, не было бы возрождения России.

Начало этому – 22 июня.

Ленин, Троцкий – пытались превратить русского человека в ивана, не помнящего родства, без корней, без религии, без традиций. Война показала, что это – невозможно. Люди не готовы умирать ни за что, за какую-то идею коммунизма. А вот за Родину – готовы.

И, может быть, если бы не было того страшного поражения 1941 года, то и не было бы такой великой победы. Осознание, что стране, всей жизни может наступить конец, заставило опомниться, очнуться, подняться.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Хорошо ли мы знаем историю церковного поста, понимаем ли его смысл, знаем ли устав?
Врачи спорят о том, как подтверждать эффективность лечения

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: