А будет ли автокефалия?

|
Историк Владимир Поляков прислал свой отклик на интервью греческого журналиста Афанасия Авгериноса с митрополитом Прусским Элпидофором (Вселенский Патриархат) по вопросу автокефалии Украинской Церкви.

Какими бы непреклонными ни казались позиции митрополита Элпидофора, сама по себе его точка зрения имеет свое значение в наше время, когда на кону стоит вопрос единства мирового православия.

«Вселенский патриархат убежден в том, что, чем больше существует сложностей, тем острее мы испытываем необходимость в проведении соборов и встреч и поддержании диалога, чтобы мы могли, сподобившись сошествия Духа Святого и помощи Господа нашего Иисуса Христа, преодолеть эти трудности», – говорит наш собеседник, расценив как «проявление богословской и экклезиологической неполноты отсутствие РПЦ на Святом и Великом Соборе Православной Церкви». Охарактеризовав Церкви, принявшие в конечном итоге решение о неучастии в cоборе, как «сателлитов Москвы», за исключением разве что Антиохийской кафедры, владыка утверждает, что они просто подводили аргументацию «под заранее принятое Ρусской Церковью решение взять курс на разобщение». «Общепризнанно, что неучастие Москвы и других Церквей не было вызвано их теологическими, экклезиологическими или каноническими убеждениями», – подчеркнул в этой связи иерарх.

Прежде всего, удивляет оценка, которую митрополит Элпидофор дает решению Московского Патриархата отказаться от участия в Критском соборе, называя его «заранее принятым» и фактически обвиняя Русскую Церковь в преднамеренном срыве собора. Как видно, митрополит Элпидофор считает, что Московский патриархат в принципе не способен иметь собственную «теологическую, экклезиологическую или каноническую» позицию по поводу своего участия или неучастия в созываемом Константинопольским патриархом соборе, а может лишь интриговать и ставить палки в колеса этой инициативе Фанара, априорно оцениваемой исключительно в позитивном ключе.

Таким образом, по логике митрополита Элпидофора Москва была обязана направить на Критский собор своих представителей, независимо от своего отношения к данной инициативе Константинополя, а тем более — к заранее заготовленным Фанаром проектам соборных документов. То есть получается, что делегация Русской Церкви должна была сначала принять участие (в том числе — финансовое) в этом, надо заметить, весьма недешевом мероприятии, дать грекам использовать себя в качестве массовки, изображающей мнимое единство православного мира, а заодно и личный триумф патриарха Варфоломея и его курса на строительство в православном мире некоего восточного аналога папства, а уж только потом заявить о своем несогласии с предлагаемыми (а скорее — навязываемыми) Фанаром решениями.

Митрополит Элпидофор, похоже, и сегодня продолжает смотреть на Россию и Русскую Церковь горделивым взором средневековых византийцев, видевших в русских лишь «северных варваров», неспособных к выработке самостоятельной богословской или канонической позиции и призванных выполнять роль «дойных коров» Константинопольской патриархии. При этом нежелание подчиняться диктату Константинополя, как видим, митрополит Прусский, как и тысячу лет назад, фактически приравнивает к мятежу, отказывая в праве смотреть на вещи своими собственными глазами.

И уж вовсе за рамками элементарного приличия остается высказывание митрополита Элпидофора о поместных Православных Церквях, отказавшихся участвовать в Критском соборе, как о «сателлитах Москвы». Похоже, что пресловутый «дух эллинизма» (а проще говоря, тривиальный греческий национализм) застит глаза иерарху Константинопольской Церкви настолько, что он даже уже не замечает, как скатывается на откровенное хамство. Митрополит Элпидофор, как видно, вообще отказывает поместным Церквям (прежде всего — не греческим) в праве иметь собственную позицию, считая, что их свобода сводится лишь к альтернативе — примкнуть к Москве или Фанару.

В то же время митрополит Элпидофор полагает, что «скрепы еще не разрушены, каналы общения еще не перекрыты, но просто РПЦ должна приложить побольше усилий к тому, чтобы вновь завоевать доверие не только Константинопольского Патриархата, но и десяти Православных Церквей, которые задела закулисная деятельность с ее стороны, приведшая к неучастию и других Церквей». «Это Церковь с многочисленной паствой, с которой Вселенский Патриархат в трудные времена делил все тяготы пути Православных народов, так что закулисные действия не могут служить для нее примером зрелого поведения», – подчеркнул его Высокопреосвященство.  

До боли знакомую риторику использует митрополит Элпидофор! Отсутствие на Критском соборе «других Церквей» иерарх считает возможным объяснить только одним фактором — закулисной деятельностью Московской патриархии. И не поймешь, то ли владыку Элпидофора перед тем, как он формулировал свою точку зрения, обстоятельно проконсультировали в Вашингтоне и Брюсселе, то ли в Константинопольской патриархии просто решили, что в своих отношениях с Русской Церковью нужно следовать вектору, общему для «всего цивилизованного мира», которому Фанар так старательно демонстрирует, что тоже готов идти с ним в ногу.

Отвечая на наш вопрос о созванном наконец в июне 2016 года, несмотря на все разногласия, соборе, который производил впечатление мероприятия, проводимого под высоким патронажем американского Госдепа, митрополит Элпидофор назвал эти оценки «малохудожественным вымыслом» и пояснил, что «Вселенский патриархат, неся на себе бремя ответственности по проведению собора, привлек к организации американских греков, имеющих соответствующий опыт, в том числе орден архонтов Патриархата, состоящий исключительно из церковных деятелей, служащих в Американской Архиепископии и не имеющих никакого другого отношения к государственной службе, американской или какой бы то ни было другой».

Вот уж, действительно, какие могут быть подозрения в отношении Фанара по поводу патронажа Госдепа и финансовой поддержки из-за океана! Ведь речь идет об истинных джентльменах, известных своей кристальной честностью и неустанной заботой о церковном единстве, а не каких-то интриганах из Москвы, чья «закулисная деятельность» «общепризнана» и без всяких доказательств.

Критский собор. Фото: orthodoxie.com

Что касается автокефалии Украинской Церкви, митрополит Элпидофор высказался категорично, на уровне несогласия даже с прежними компромиссными позициями Фанара, предполагавшими в том числе согласие остальных Православных Церквей: «Предоставление автокефалии поместной Церкви вот уже почти 1350 лет подлежит исключительной юрисдикции и компетенции Вселенского Патриарха и Священного Синода Константинопольской Церкви.

По поводу заявления митрополита Элпидофора о том, что «предоставление автокефалии поместной Церкви вот уже 1350 лет подлежит исключительной юрисдикции и компетенции Вселенского Патриарха и Священного Синода Константинопольской Церкви», хотелось бы заметить следующее.

С основанием на месте древнегреческого Византия императором Константином Нового Рима — Константинополя и перенесением в него столицы Римской империи началось возвышение епископской кафедры в этом городе. В 451 году Четвертый Вселенский (Халкидонский) Собор принял свое 28-е правило, которым усвоил архиепископу Константинополя патриаршее достоинство и даровал ему второе место в диптихах после папы Римского. Причем, обосновывалось это всего одним единственным аргументом: статусом Константинополя как второй столицы империи и местопребывания императора.

Так что неплохо было бы сегодня напомнить Константинопольской патриархии, что без малого уже шесть веков ввиду гибели Византийской империи и обращения ее столицы в турецкий Стамбул нет ровным счетом никаких оснований для неумеренных амбиций Фанара. Но в Константинопольской патриархии, как остроумно было сказано, до сих пор, похоже, так и не заметили, что Империя Ромеев давно канула в лету.

В этой связи также хотелось бы напомнить, что, когда в 1593 году Восточные патриархи (и Константинопольский в их числе) издали грамоту о признании патриаршего достоинства за Москвой, в ней в обоснование данного шага также содержалось упоминание опять-таки 28-го правила IV Вселенского Собора. То есть Москва получала патриаршество как новая столица православного царства — тот самый пресловутый Третий Рим, над которым так любят теперь иронизировать и потешаться греческие иерархи, некогда полностью признававшие данный факт.

Что же касается притязаний Фанара на исключительное право даровать автокефалию другим Церквям, то надо отметить, что вплоть до начала ХХ века Константинопольская патриархия была вынуждена считаться с тем, что в большинстве стран Старого и Нового Света православные приходы существовали почти исключительно в юрисдикции Русской Православной Церкви. Никаких заявлений относительно того, что лишь Константинопольский патриарх обладает правом дарования автокефалии тогда не было и в помине. В ту пору даже заикнуться о подобном не смели ни Фанар, ни другие древние патриаршие кафедры, существовавшие исключительно благодаря заступничеству за них перед турками со стороны российских императоров и щедрой финансовой помощи из России.

Но все буквально в одночасье изменилось после российской революции 1917 года, когда не стало Российской империи, а для Русской Церкви настали тяжелейшие времена гонений. Константинопольская патриархия тогда, напротив, заигрывала с большевиками и поддерживала инспирированный ими обновленческий раскол, с помощью которого советы разрушали в России Православную Церковь. Одновременно Фанар не только стал стремиться в порыве панэллинизма подчинить своей юрисдикции греческую диаспору в Европе и Америке, но и собрать в свою юрисдикцию в этих странах всех православных, численность которых в Западной Европе и особенно в Америке к началу ХХ века существенно возросла в результате миграционных процессов, вызванным политическими катаклизмами.

Фото: patriarchia.ru

Именно тогда в оправдание своих действий Константинопольская патриархия стала использовать весьма спорную собственную трактовку древних церковных канонов, на чем и стала строить стратегию собирания под своим омофором православной диаспоры во всем мире. Прежде всего, искаженному толкованию было подвергнуто все то же 28-е правило IV Вселенского Собора, которое, в частности, определяет: «…токмо митрополиты областей Понтийской, Ассийской и Фракийской и так же епископы у иноплеменников вышереченных областей поставляются от вышереченнаго святейшаго престола святейшия Константинопольския церкви…». Несмотря на то, что в данном правиле абсолютно четко и недвусмысленно говорится исключительно об «иноплеменниках» Понта, Асии и Фракии, то есть регионов, в территориальном отношении непосредственно прилегающих к Константинополю по обе стороны от проливов, Константинопольский патриарх волюнтаристски присвоил себе статус духовного лидера всей православной диаспоры за исключением Африки, отнесенной к юрисдикции патриарха Александрийского, и Ближнего Востока, считающегося, хотя и в довольно неопределенных рамках, юрисдикцией патриарха Антиохийского.

Однако, Вселенский Патриархат, несмотря на свое право самостоятельно наделять автокефалией, не игнорирует остальные поместные Церкви, как это засвидетельствовано самой историей Церкви до сего дня.  В случае с Украиной это возложено на специальную делегацию, наносящую визиты и проводящую встречи с Предстоятелями Православных Церквей в целях распространения объективной картины состояния вопроса и, разумеется, в целях развенчания распространяемой дезинформации и вводящих в заблуждение сведений. «Критерием и целью для Материнской Церкви в данном случае служит не автокефалия сама по себе, поскольку таковая не является самоцелью», – подчеркнул иерарх и заключил: «Однако, ей отдается предпочтение с церковной точки зрения, как наилучшему и наиболее каноническому решению в данный момент, потому что только это сможет послужить единению православного народа Украины, который, как известно, полностью разобщен».

Эти слова греческого митрополита поистине полны откровенного лицемерия и неприкрытого цинизма. Во-первых, конфиденциальные переговоры с предстоятелями и иерархами других поместных Православных Церквей, которые ведет Фанар с целью побудить их встать на сторону Константинопольского патриархата в украинском вопросе, митрополит Элпидофор пытается выдать за достижение консенсуса по вопросу о предоставлении и признании автокефалии. Во-вторых, греческий иерарх даже не удосуживается вспомнить о том, что накануне Критского собора поместные Церкви договорились о совсем ином понимании всеправославного консенсуса в вопросе дарования автокефалии, которую решено было предоставлять лишь в том случае, когда все поместные Церкви выразят свое согласие на этот шаг. И ни о каком признании за Константинопольским патриархом «права самостоятельно наделять автокефалией», которое он сам себе присвоил, речи при этом не шло.

При этом вновь, уполномочив себя единолично судить других и назначать виновных, Фанар обвиняет Русскую Церковь в распространении «дезинформации и вводящих в заблуждение сведений», которые благородно вознамерился «развенчивать». Какими-либо доказательствами при этом митрополит себя опять-таки не утруждает — зачем, если виновный и так уже назначен!

На вопрос, в чем же состоит эта «распространяемая дезинформация», был дан следующий ответ: «То же самое мы слышали и десять лет назад, в 2008 году, когда готовили официальный визит Вселенского Патриарха Варфоломея на Украину при президенте Ющенко и митрополите Киевском Владимире (Сабодане). Тогда Русская Церковь развернула точно такую же информационную кампанию среди всех остальных Церквей, угрожая расколом, Армагеддоном, концом света, утверждая, что Патриарх едет на Украину, неся раскол и т. д. и т. п. Однако, ничего из этого не произошло, так что и в настоящий момент у меня не вызывают беспокойства вся эта риторика со стороны Московского Патриархата».

И вновь митрополит Элпидофор бросает в адрес Русской Церкви голословные обвинения, которые сопровождаются откровенной ложью! Греческий иерарх не может не знать, что в 2008 году «ничего из этого не произошло» только по одной единственной причине: тогда патриарх Варфоломей, несмотря на происки Ющенко, все же так и не отважился объявить об автокефалии Украинской Церкви в условиях решительного протеста со стороны Русской Православной Церкви и патриарха Алексия II. Следует также отметить, что в 2008 году предоставление автокефалии Украинской Церкви планировалось по сценарию, который предусматривал покаяние лже-патриарха Киевского Филарета (Денисенко) перед патриархом Варфоломеем и его последующий переход в Константинопольскую юрисдикцию в сане митрополита, но не патриарха. Раскольничий лидер в конечном счете отказался на это пойти.

Патриарх Варфоломей в Киеве. 2008 год. Фото: Mykhailo Markiv/Reuters

Очень жаль, что более чем реалистичные предупреждения со стороны Московского Патриархата относительно возможных драматических последствий вмешательства Фанара в церковные дела на Украине митрополит Элпидофор именует «риторикой», которая «не вызывает беспокойства». Впрочем, ожидать от горделивого эллина обеспокоенности по поводу проблем, которые могут возникнуть у «варваров», похоже, действительно, не приходится. А зря, ибо на Фанаре, похоже, до сих пор не понимают, что в результате их неуклюжих действий в Киеве, уже не просто усугубится раскол в церковной жизни Украины, но драматические последствия этого затронут весь православный мир. Так что несостоявшийся архитектор нового «Вселенского собора» вполне может войти в историю как новый «кардинал Гумберт».

В ответ на указание на то, что Украина погружена в гражданскую войну, в которой правительство подвергает артобстрелам целые области, а у самого президента, который и подал прошение об автокефалии, руки обагрены кровью своих сограждан, владыка ответил, что как архиерей и как человек церкви не поддастся искушению комментировать политические расклады и политических деятелей. «Это выходит за рамки моей компетенции и моей должности», – заявил иерарх и пояснил, что «решение церковного вопроса не усугубит и без того наихудшее положение, которое, как вы и описали, существует в данный момент на Украине, но, напротив, полагаю, что оно может способствовать умиротворению, единению и успокоению страстей вокруг религии».  

Митрополит Элпидофор вновь демонстрирует редкостное лицемерие. Показательно, что он даже не отрицает виновности режима Порошенко в кровопролитии на Донбассе, он лишь, подобно Пилату, умывает свои руки и абстрагируется от неприятного политического контекста, предпочитая сделать вид, что он парит высоко над политикой.

Как мантру Элпидофор повторяет фразу о том, что решение об автокефалии «может способствовать умиротворению, единению и успокоению страстей вокруг религии». Хотя при этом митрополит, безусловно, прекрасно понимает, что ничего подобного не произойдет, потому что к существующим сегодня на Украине церковным сообществам — каноническому православному, раскольническим и униатскому — лишь добавиться еще одно, созданное с подачи Фанара, потому как даже при всем цинизме деятелей Константинопольской патриархии невозможно будет предоставить автокефалию ни Украинской Православной Церкви, которая об автокефалии не просила (о чем она недавно во всеуслышание заявила, когда украинские иерархи посетили Фанар), ни откровенным раскольникам, а значит предварительно придется создавать на Украине некую церковную структуру в непосредственной юрисдикции Константинополя. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять: ее появление лишь усугубит противостояние на Украине и будет способствовать дальнейшей эскалации насилия на религиозной почве. В особенности, если новоявленная церковь фанариотов попытается отобрать у Украинской Церкви Московского Патриархата ее приходы или, тем более, такие святыни, как Киево-Печерская и Почаевская лавры. Очевидно, что свои веками намоленные храмы и монастыри приверженцы Московского Патриархата просто так не отдадут, а значит, неизбежно будут новые конфликты, и не исключено, что с кровавым исходом — религиозные войны, как показывает исторический опыт, увы, обычно бывают самыми ожесточенными. И митрополит Элпидофор, несомненно изучавший церковную историю, наверняка, об этом знает, но предпочитает делать вид, что данный вопрос «выходит за рамки моей компетенции».

При этом владыка подчеркнул, что прошение о предоставлении автокефалии, поданное президентом государства не является его личной просьбой: «Мы искажаем всю суть, рассматривая этот вопрос с такой точки зрения. Президент Украины принес в Фанар прошение украинского народа после одобрения его парламентом подавляющим большинством голосов. Следовательно, автокефалия не представляет собой предмет желаний лично президента страны, и Вселенский Патриарх в данный момент призван вопрос, который касается не только лидера этой страны».

А вот подобное высказывание митрополита Элпидофора даже лицемерием трудно назвать: здесь уже просто все поставлено с ног на голову. Будь у деятелей Фанара хоть капля совести и искреннего намерения уврачевать раскол на Украине, они должны были бы прямо назвать вещи своими именами и заявить, что обращение Порошенко к патриарху Варфоломею — это грубейшее попрание не только церковных канонов, но и Конституции Украины, предполагающей отделение Церкви от государства и свободу вероисповедания. Голоса политиканов из Верховной Рады, многие из которых являются греко-католиками (как, например, активно ратующий за автокефалию спикер Рады А. Парубий) или вообще неверующими, митрополит Элпидофор готов признать «прошением украинского народа», а вот о сотнях тысяч писем приверженцев Украинской Православной Церкви, направленных на Фанар с просьбой не вмешиваться в церковную жизнь Украины, греческий иерарх даже не вспоминает.

Нельзя было не спросить Его Высокопреосвященство о том, что же это за упомянутые им «церковные власти», которые обратились с просьбой об автокефалии, в то время как ни одна признанная и каноническая Церковь на Украине не выдвигает таких требований, так что по нашему мнению его позиция вполне может вызвать различные формы противодействия. «Если кто-либо антиканоничен, это не означает, что он не существует», – ответил митрополит Прусский и разъяснил: «Тот факт, что он объявляется раскольником, не отнимает у него права просить о своей реабилитации и об урегулировании своего ущербного положения у своей Церкви, а сочтя, что именно его Церковь ставит его в несправедливое положение, обратиться ко Вселенскому Патриарху, направив ему церковную апелляцию, так называемое “экклито”.

Митрополит Элпидофор, как видим, делает феерический прорыв в области канонического права, заявляя о праве раскольников на «свою реабилитацию» и «урегулирование своего ущербного положения». Аналог этому, пожалуй, можно найти лишь в развитии западной демократической идеи, которая к началу XXI века в благородном порыве защиты прав меньшинств пришла к апологии практически любых форм извращений. Вот и митрополит Прусский сходным образом готов творчески развивать каноны Православной Церкви, устраняя из них устаревшее, как ему кажется, понятие «покаяние» и заменяя его «реабилитацией». В таком случае, действительно, от схизматиков можно и не требовать старомодного раскаяния в учинении раскола, мучительно решая при этом вопрос о безблагодатности их иерархии и таинств.

Именно потому, что на Украине существуют раскольники и неканоничные, которые пытались обратиться к своей церковной юрисдикции и оказались отвергнуты, они могут, по нашему мнению, вполне правомерно обратиться во Вселенский Патриархат для рассмотрения вопроса и пересмотра их положения с вынесением не подлежащего обжалованию решения.

Разумеется, митрополит Элпидофор не стал опускаться до объяснений, кто, когда и на основании каких канонических правил наделил Константинопольского патриарха столь обширными правами — по сути, по образцу папы Римского восточного обряда. Откуда у него право отменять законные приговоры, вынесенные церковным судом других Поместных церквей?

Однако в связи с тем, что митрополит Элпидофор явно намекает на возможность пересмотра дела Филарета (Денисенко) важно отметить и другое. В 1992 году бывший митрополит Киевский и всея Украины лишился своего поста, а затем был низложен отнюдь не только за свою раскольническую деятельность, но также и за диктаторский образ управления Украинской Церковью, а главное — за аморальный образ жизни, и данный факт тогда подтвердило большинство украинских архиереев. Неужели Фанар готов сегодня пересматривать и эти факты, ставшие основанием для вынесения анафемы Филарету? Не много ли берет на себя Его Константинопольское Всесвятейшество, и не боится ли оно в полном соответствии с канонами Православной Церкви само подпасть под действие анафемы, вступив в общение с тем, на кого она абсолютно законным образом была наложена? Быть может, в 78-летнем возрасте стоило бы подумать о душеспасительных вопросах?

На данный момент, разумеется, Патриархат не приступал к рассмотрению апелляции, поданной кем-либо с Украины. Вероятно, в будущем Патриархат перейдет к рассмотрению дел по таким уже поданным апелляциям. Однако, что касается прошения об автокефалии, поданного канонической Церковью, я полагаю, что не следует делать акцент именно на этом соображении. Я бы предпочел поставить вопрос в другой плоскости: может ли сегодня каноническая Церковь на Украине подать прошение об автокефалии, даже если захочет? Всем нам известно, каким образом обстоят дела в Московской Патриархии. Кто дерзнул бы на такой шаг, оказался бы извергнут из Церкви по самой упрощенной процедуре».

А вот это вообще неописуемо! С иезуитской изощренностью митрополит Элпидофор пытается убедить нас в том, что Украинская Православная Церковь сегодня испытывает проблемы отнюдь не из-за нажима государства или вмешательства Фанара в ее дела, а якобы страждет под тиранической пятой Московской Патриархии. Причем, настолько, что даже заикнуться об автокефалии не может. Правда, владыка при этом умалчивает о ряде архиереев и священников Украинской Православной Церкви, которые уже давно и неоднократно высказывались за автокефалию. Это и митрополит Александр (Драбинко), и митрополит Софроний (Дмитрук) и протоиерей Георгий Коваленко, и другие, чью позицию, однако, отнюдь не разделяет большинство епископата, духовенства и верующих, и чей голос, не стал доминирующим в Украинской Православной Церкви. Однако же никто из них, вопреки сказанному митрополитом Элпидофором до сих пор «не был извергнут из Церкви по самой упрощенной процедуре».

Руководитель «Киевского патриархата» Филарет и глава украинских греко-католиков Святослав Шевчук. Фото: sainteliaschurch.blogspot.com

Хотелось бы в связи со сказанным митрополитом Элпидофором напомнить о событиях далекого 1992 года, когда Филарет (Денисенко), в ту пору — еще не преданный анафеме за учинение раскола предстоятель Украинской Православной Церкви, заставил большинство ее иерархов подписать обращение к Патриарху Алексию II об автокефалии. Но как только украинские епископы оказались на Соборе в Москве, в условиях свободы от давления Филарета и тогдашнего президента Украины Леонида Кравчука, почти все они отказались от своих подписей под обращением об автокефалии, обвинив Филарета в том, что он оказал жесточайшее давление на архиереев, принудив их подписать упомянутое обращение.

Но почему-то, когда в июне 2018 года делегация Украинской Православной Церкви прибыла на Фанар, ее негативная позиция в отношении предоставления автокефалии отнюдь не изменилась. Казалось бы, находясь в свободном турецком мире, вдали от московской тирании, самое время поплакаться в мантию Патриарху Варфоломею на его Московского собрата и заявить, что на самом деле в УПЦ МП только спят и видят, как бы стать самостийными. Так нет же, вновь и вновь из уст украинских архиереев прозвучало то же самое непреклонное: не нужно нам никакой автокефалии, нас вполне устраивает нынешний канонический статус.

И понять иерархов Украинской Православной Церкви в общем-то вполне можно. От мнимой зависимости УПЦ от Москвы, которая существует лишь в больном воображении украинских политиков, автокефалия их, конечно, избавит, а вот от вмешательства в церковную жизнь со стороны Порошенко и прочих вершителей политических судеб Украины, приведших страну на грань катастрофы, вряд ли — скорее усугубит.

Да и будет ли она вообще дарована, эта автокефалия? Что-то все же невольно подсказывает, что ушлые фанариоты в очередной раз попытаются перехитрить всех и вся. Так что украинские власти в ответ на свою инициативу могут в итоге получить не вожделенную автокефальную Церковь, а что-нибудь наподобие экзархата Константинопольского Патриархата.

Кроме того не стоит забывать и о проблемах в самой Константинопольской Церкви. На протяжении многих лет Американская архиепископия все больше и больше стремится стать самостоятельной. Все чаще слышны голоса о необходимости создания самостоятельной «Американской Церкви» независимой от Фанара. Интересно, что будет, если другие Православные Церкви забудут о каноническом праве и захотят поддержать желание американских братьев по вере в их желании выйти из подчинения Константинопольскому Патриарху? Будет ли наша Церковь воздерживаться от суждения по такому вопросу в случае негативного развития событий с украинской автокефалией. А ведь американская история не единична, зачем порождать эскалацию угроз и вражды между братьями по вере? Надеюсь все закончится мирным решением.

Впрочем, поживем — увидим.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Но вычеркнуть «ненаучное» предание – все равно что погасить солнце и материнский свет утешения
Лучшие события культурной Москвы 2018-2019 по версии «Живого общения»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: