«Были бы длинные руки, я бы всех детей разом обняла!»

|
Владимир и Алла Самойловы живут в Котовске Тамбовской области. У них четверо детей: старшему сыну Тимофею 22 года, Алене в ноябре исполнилось 15, Ване – 11 лет, и самому младшему Илье – 6 с половиной. Алла выросла в многодетной семье. Чем отличается жизнь большой семьи сегодня от той, что была в детстве?

Пока все спят, сажала младших к фортепиано

Алла Самойлова – старшая из четырех детей, которых вырастили папа-рабочий и мама-учитель. Родители, чтобы нормально обеспечить семью, работали на две ставки, с утра до вечера, растить детей помогала и бабушка.

Так что семья не нуждалась, тем более тратить заработанные деньги родители могли в специализированном магазине – для ветеранов Великой Отечественной войны, для тружеников тыла и для многодетных семей. Там можно было купить и сыр, и колбасу, и дефицитные баночки детского питания.

Алла Самойлова

С продуктами помогали и бабушкины родственники из деревни. Игрушек у детей было даже больше, чем у сверстников. Им же на одного покупали (порой сначала – доставали, термин, не очень понятный современным детям), а в семье Когдаковых – на четверых. Так что одноклассники даже приходили поиграть с куклами и луноходами.

Алла вспоминает, как готовили с братьями и сестрой семейную праздничную программу к Новому году:

– В выходной, пока все спят, посажу младших к фортепиано, и мы разучиваем новогоднюю песенку. В будни – забирала младших из садика, у меня с ними разница восемь лет.

Когда шла гулять во двор с подружками, мама давала мне малышей. Но они особенно не мешали. Мы с девчонками на лавочке сидим, а они – рядом в песочнице возятся.

Школы – общеобразовательная и музыкальная, музыкально-педагогический институт, замужество…

Первый муж уехал в Москву буквально сразу после рождения сына, Тимофея, а еще через месяц Алла поняла, что беременна. Малыш появился на свет на 24-й неделе, врачи не стали его спасать – на дворе стоял 1997 год. Родители Аллы забрали малыша, одели, похоронили. Ее саму врачи из больницы не отпустили – состояние было неважное.

Фото из семейного архива

– Пережила я весь этот ужас только благодаря поддержке родителей и тому, что у меня уже был сынок. От биологического отца Тимофея после отъезда в столицу не было ни слуху, ни духу. Я и разводилась без него.

Отец по любви и по документам

Когда Тимофею было пять лет, Алла познакомилась с Владимиром – она работала в центре образования молодежи, а он, рабочий по профессии, учился на вечернем отделении.

Тимофей сразу принял Владимира и считает его своим отцом. Тем более он отец не только по факту любви к сыну, но и по документам. Владимир усыновил Тимофея, дал ему свое отчество и фамилию. Конечно, Тимофей в курсе, что где-то на белом свете живет бросивший его человек, но попыток найти его не предпринимал.

С мужем и сыновьями. Фото из семейного архива

Через два года после свадьбы в семье Самойловых появился еще один ребенок.

Считается, что особенно тяжело с первым ребенком – ведь женщина входит в новую для себя роль, учится понимать, что требует младенец, как за ним ухаживать. Но Алла прошла это, наблюдая за младшими братьями и сестрой. Так что ничему новому ей учиться не пришлось. Очень помогала бабушка.

– У меня старший ребенок в детстве очень спокойный был, куда его посадишь, оттуда его возьмешь. Бабушка сядет смотреть телевизор, посадит его рядом с собой, и он сидит с ней, смотрит «Санта-Барбару», – смеется Алла. – Каждый следующий ребенок был шустрее предыдущего.

Когда рождались следующие дети, рядом был и любящий муж. В отличие от Аллы он вырос не в большой семье, а с дедом и бабушкой в деревне, куда его, семилетнего, отправили родители.

– Для мужа семья – самое главное в жизни, – говорит Алла. – А уж как он любит и заботится о детях – не передать!

Когда случались замершие беременности, понятно, я всегда очень тяжело переживала, но он страдал, кажется, еще больше. И сознание, что для него это тоже громадная потеря, помогало мне справиться.

«А тебе хватит!»

Если первые месяцы жизни ребенка Алла трудными не считает, то о беременностях рассказывает со вздохом. Потому что все были тяжелые, с токсикозом, с угрозой прерывания.

– В 30 недель у меня всегда уже стояла наготове сумка в роддом. Врачи и близкие переживали, что не доношу, но рождались все дети в срок, в одном и том же роддоме. Врачи там – замечательные. Правда, удивило, как на выписке медсестра, провожая двух мамочек – 20 лет и 40 лет с первыми детьми, и меня, 36 лет с четвертым, им пожелала вернуться, а в мой адрес произнесла: «А тебе хватит!» Странно, что медсестра может позволить себе высказать подобную мысль – кому хватит или не хватит рожать детей.

Вообще, несмотря на все сложности, беременность для меня – особое время, всегда смотрю на беременных с восторгом, с любовью.

Иногда погладишь свой живот, а там никого нет, хотя когда-то все четверо сидели там. Чудо зарождения жизни – это словами не передать.

Когда Алла уезжала рожать, дети находились с бабушкой и дедушкой, а муж – провожал. На самые последние роды шли пешком – стояла зима и супруги решили прогуляться по морозцу.

Алла и Владимир

– Иду мимо храма и молюсь: «Господи, только бы не тот доктор дежурил, который любит выпить!» Специалист он очень высокого класса, но только не когда выпьет. Приходим, а там дежурит именно он. Ой, думаю, попала, сейчас мне достанется. Но доктор был трезв, не отходил от меня ни на шаг и роды прошли просто идеально. Так что Господь лучше знает, что нам нужно.

Все танцуют и поют

Сначала семья жила с родителями мужа, потом – в квартире родителей, а затем благодаря материнскому капиталу удалось поменять доставшуюся в наследство от бабушки мужа «двушку» на трехкомнатную квартиру.

Пока старший сын жил в семье, у него была отдельная комната, другая – у младших. Сейчас ему 22 года и он перебрался в Петербург, а отдельную комнату заняла дочка.

Старший, Тимофей, окончив с красным дипломом техникум по специальности «программист», отслужив в армии, отправился в Петербург, чтобы реализовывать свои танцевальные таланты – он занимается хип-хопом. В семье Самойловых все дети – творческие люди, или танцуют, или поют. На жизнь он зарабатывает, работая администратором в испанском магазине.

Тимофей с братьями и сестрой

Сама Алла работала с перерывами на рождение детей и окончательно вышла на работу только год назад.

– Увидела объявление, что требуется библиотекарь, и решила пойти. Дети взрослые, надо мужу и в материальном смысле помочь, а то он все один и один, и работает, и калымит, и света белого не видит.

На работе Алла скучает по детям – она привыкла встречать их из школы, играть с дошкольником, потом всем вместе идти гулять…

Зато уроки детям помогает делать бабушка, а значит, меньше стало поводов для конфликтов.

– Дочка – ответственная, приходит – и за уроки. А Ванюша придет, надо еще в телефоне поиграть, хотя времени мало, у него занятия по брейк-дансу. И по сто раз приходится повторять: «Ваня, садись делать уроки. Ваня, садись делать уроки». Младшему на следующий год тоже в школу, нужно его учить читать и писать. А он категорически не хочет писать в тетради палочки!

Супруги сейчас если ссорятся, то чаще именно на педагогической почве… Папа любит баловать детей, а маме приходится выступать в роли «злого полицейского». Вмешивается папа: «Не смей кричать на ребенка!» Так, слово за слово…

– Но долго мы не можем находиться в ссоре. Если б еще в огромном доме жили, может, разошлись бы по разным углам, а в квартире не уйдешь особо, приходится мириться. Муж у меня вообще отходчивый, это я могу ходить, брови хмурить…

Нужно ли готовить ведрами

Алла удивляется, когда ее спрашивают: «Вас шестеро, значит, приходится много готовить?»

– Они ж у меня не троглодиты, чтоб ведрами есть. Когда Тимофей жил с нами, любил кулинарничать. То один салат приготовит, то другой, то тортик какой-нибудь, то пиццу испечет. А сейчас готовим сами. Все самое обычное, но готовить приходится каждый день, чтоб не надоело, а то дети привередливые в этом смысле.

Деньги Самойловы первым делом тратят на оплату квартиры, кредита за машину и на репетиторов – дочка учится в девятом классе, впереди ОГЭ. Затем что-то откладывают на еду, платные кружки, а что остается – на одежду, игрушки и какие-то развлечения.

В школе в родительском комитете много не собирают – по необходимости рублей 100 на нужды класса.

Когда Алла была беременна третьим ребенком, она не работала, а мужу два месяца не платили зарплату. Но была возможность занять денег, поддержали родственники и можно было, пусть и очень скромно, жить.

– Главное – все живы и все вместе, – говорит Алла. – Остальное с Божьей помощью решается.

Опыт, полученный в родительской семье, помогает Алле строить собственную. Так, она вспоминает, что мама с папой практически не ругались. Но сейчас другое время, большая включенность родителей в дела детей, и это замечательно:

– Мама работала с утра до вечера, папа тоже, а в выходные он уезжал на рыбалку, так что мы его не видели. Мой муж, если захочет на рыбалку, то едем мы всей семьей. Если мы не можем поехать все вместе, то он обязательно мальчишек с собой берет. Вообще мальчики всегда при нем. Если в выходные или летом он едет на подработку (строительные работы), то берет и сыновей, они ему помогают, как могут, конечно. Им важно делать что-то с отцом вместе.

Самое любимое время суток для Аллы – вечер, когда дети, пусть уже и не в полном составе, собираются вместе на большом диване. Старшему можно позвонить.

– Я ложусь на этот диван, а все вокруг меня. И разговариваем, обсуждаем, что у кого случилось за день. Были бы у меня длинные руки, я бы так вот всех разом обняла бы!

Фото: Наталья Юшина

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Иногда на службе кажется, что каждый на своем месте стоит, где и всегда
Что тяжелее всего для волонтера, который работает с безнадежным ребенком

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: