Современные книги о войне углубляются в подробности жизни ребенка и его семьи. Ведь у каждой семьи — своя неповторимая история. В основу этих книг легли не только автобиографии, истории, передававшиеся из уст в уста, семейные воспоминания, но и попытки восстановить события тех лет. Возможно, этого и не было — но могло быть!

Россия, Польша, Италия, Франция, Голландия — каждая из книг в этом обзоре часть одного целого: нашего мира.

Ури Орлев. «Остров на Птичьей улице» (10+)

О Холокосте языком робинзонады рассказывает Ури Орлев. 11-летний Алекс прячется в руинах варшавского гетто, ожидая возвращения отца. Ужасную, вышедшую за пределы разума реальность он воспринимает как приключение: книга из семейной библиотеки во всех смыслах помогает выжить.

Параллель с Робинзоном на необитаемом острове здесь на удивление уместна и остра: и правда, изолированность, вырванность из мира — именно то, что совпадает с реальными событиями. Мальчику необходима осторожность и изобретательность, решения нужно принимать верно, иначе они могут стоить жизни — и не только ему. Это действительно приключения — опасные, потому что настоящие.

А вот одиночество иллюзорно. Алексу кажется, что немцы охотятся за ним одним, но оказывается, что кругом прячутся люди. У этих людей разные цели, характеры и поступки. Мальчик повзрослеет слишком быстро и как будто узнает слишком много, но… возможно, эту правду о том, какими разными бывают люди, дети и должны знать?

Как и роман о Робинзоне, «Остров на Птичьей улице» не вводит ни в какие романтические заблуждения, хотя сам глубоко романтичен — верой в лучшее несмотря ни на что. Даже когда кажется, что верить уже не во что.

Николетта Бортолотти. «Матч смерти» (12+)

События Второй мировой через призму футбола рассматривает итальянский автор Николетта Бортолотти. Свою книгу она посвящает памяти жителей Киева, погибших и выживших в условиях гитлеровской оккупации.

Саше 12, она дочь футболиста и, как и отец, любит футбол всем сердцем. Речь здесь не только — и не столько! — об истории спорта. «Матч смерти» — соревнования киевлян с командой немцев в 1942 году — легенда. Был ли матч на самом деле, нет ли — спорить можно долго. Куда важнее тот факт, что футбол воплощает собой то дело, что приносит отдельному человеку счастье, которым его вынуждают пожертвовать ради…

У читателя возникнет множество вопросов. Герои книги, конечно, тоже отвечают на них, и попытка решить «как бы я поступил на их месте» — один из важнейших ее смыслов.

Майкл Грюнбаум. «Где-то в мире есть солнце» (10+)

Два года в Терезине — «образцовом» чешском лагере, откуда отправляют в Аушвиц — это автобиографическая история. Майклу (Мише) Грюнбауму пришлось оказаться там в 14 лет с матерью и сестрой. Четырежды его могли отправить в Аушвиц — и четырежды ему повезло. Да, здесь есть место удаче. И дружбе. И даже шутке.

20-летний Франта Майер, старший по бараку, научил 40 мальчишек поддерживать друг друга. Это во многом история взросления. Выбор, который необходимо сделать. Самопожертвование — необходимо? Когда? Есть ли другой выход? Испытания, через которые проходят мальчики — все это происходит с подростком и в мирной жизни. Увеличенный масштаб драматических событий раскрывает это во всей полноте и яркости.

Давиде Морозинотто. «Дневники Виктора и Нади. 1941 год» (10+)

Тетради близнецов Виктора и Нади, бежавших от немцев в блокадный Ленинград и потерявших друг друга.

История встречи брата и сестры после многих испытаний служит Давиде Морозинотто основой для объемного, многослойного повествования. Важная часть книги — заметки следователя НКВД, который (уже после войны) читает эти тетради. Отдельными значками выделены комментарии историка, отрывки из воспоминаний и дневников очевидцев.

Здесь переплетаются жизни и судьбы. Пожалуй, главное чувство, которое вызывает эта книга: история у всех общая.

Дед Давиде Морозинотто воевал на Восточном фронте, поэтому интерес автора к России легко объясним.

Ян Терлау. «Зима во время войны» (12+)

Голландец Ян Терлау отправляет нас в декабрь 1944 года: в оккупированных Нидерландах действует движение Сопротивления. Это, пожалуй, классическая юношеская повесть: 15-16-летние герои на пороге взрослой жизни, в первую очередь, узнают, чего сами стоят.

Дружба и доверие здесь дороже всего, герои — по-юношески бесшабашны несмотря на то, что живут в постоянном страхе, а детективная линия с поиском предателя становится тем мерилом, что заставляет читателя вместе с героями выбирать каждый следующий шаг, узнавая себе цену.

Силен Эдгар. «42 дня» (10+)

Оккупированная Франция, 1942 год. Эта история интересно раскрывает родительские попытки уберечь детей даже не столько от опасности, которая очевидна, а от самих фактов реальности: Саша и его младший брат Жакоб долго не понимают, почему стали изгоями в классе. Они просто с удовольствием начинают летние каникулы на месяц раньше. А поскольку семья не может позволить себе поездки вот уже много лет, отдых у дяди — владельца пансионата — выглядит настоящим подарком.

В удивительном поместье, принадлежащем настоящей герцогине (о ней только упоминается, ее судьба — отличная тема для размышлений), обитают два Наполеона, Шерхан, Нефертити, женщина-чайник. Эксцентричные гости рассказывают страшноватые сказки, явно на что-то намекая.

И вот правда раскрыта. Осталось — научиться с ней обращаться. Быть смелым, но и осторожным. Просчитывать последствия своих поступков и отвечать не только за себя. Заботиться о тех, кто рядом, и понимать цену чужой заботе. Принимать сложные решения, потому что войне все равно, сколько тебе лет.

42 дня летних каникул становятся для мальчиков путем к обретению настоящих себя, а для читателя война становится отличной призмой для разговора о взрослении.

Илья Миксон. «Жила-была…» (6+)

Художественное изложение «Дневника Тани Савичевой» сначала погружает ребенка в обычную жизнь ленинградцев. Но мамы и бабушки, друзья-приятели, сладости и подарки, и даже простая возможность побегать на улице вдруг становятся прошлым.

При всем трагизме событий Илья Миксон действительно сделал из документальной прозы книгу для детей: эта история бесконечно трогательна любовью, самопожертвованием и огромным чувством близости. Ощущение семейного сходства — та главная линия, которую автор выделил в историческом полотне. Очень серьезный и глубокий разговор о сопереживании.

Эльжбета. «Флон-Флон и Мюзетт» (0+)

Как говорить о войне с самыми маленькими и надо ли это делать? Зайчата Флон-Флон и Мюзетт ни о чем таком даже не слышали, они просто дружили так, как дружат малыши: крепко и на всю жизнь.

Каково же было родителям объяснять, что произошло! Они делают это бережно и мудро, на языке символов: «Война не умирает, сынок, она только засыпает на время и нужно быть очень осторожными, чтобы ее не разбудить».

Нежная сказка, нарисованная в пастельных тонах, обладает огромной силой. Ребенок и взрослый прочтут ее каждый на своем уровне, но общим будет один смысл: недопустимость войны.

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.