«До
«На прощанье он сказал обычные слова: “Ну что, до следующего воскресения?” Мы опять должны были все вместе пить чай». Елена Кучеренко вспоминает 5 историй внезапных смертей — и рассуждает, почему они произошли.

Елена Кучеренко

В последнее время меня просто завораживает и пугает, насколько хрупка жизнь.

Сегодня ты здоров, счастлив, у тебя куча планов и перспектив. Ты мечтаешь: «Вот проснусь завтра и…» А этого «и» может не наступить. И «завтра» никакого не будет. Это так страшно. И так неизбежно…

Может, это просто возраст? Раньше я об этом мало думала. А сейчас хочется найти, понять смысл. Но как же иногда трудно это сделать.

Щелчок — и все кончено

Не так давно у нас в храме отпевали четырехлетнего мальчика. На смерть и горе всегда смотреть больно. Но когда дети — сердце просто стонет.

Маленький белый гробик. Едва дышащие родители, из которых с этой потерей тоже ушла жизнь. Боль, звенящая в воздухе. Батюшка, который сдерживает слезы и с трудом подбирает слова. И сам понимает, что тут невозможно ничего сказать и ничем утешить.

Я потом спросила наших тетушек-свечниц, что случилось. Оказалось, 31 декабря у малыша просто остановилось сердце. Он ничем не болел, просто умер.

Долго еще эта история не давала мне покоя. Я представляла, как семья готовится встречать Новый год. Елка, праздничные угощения, шампанское, гости, подарки, предвкушение хороших перемен. И… И через секунду этот день станет самым страшным в их жизни.

Один щелчок, одно дуновение, и все кончено. Или только начинается — нам не дано это понять. Но абсолютно точно уже никогда не будет, как раньше…

Но зачем Господь это допустил? Зачем забрал малыша? Зачем разрушены жизни? Какой в этом смысл? Если б знать… Но как же в этом мире все хрупко и ненадежно… Даже счастье.

Мы должны были вместе пить чай

Простились с Виктором Ивановичем… Это наш прихожанин — пожилой мужчина, бывший военный.

Мы познакомились с ним на чаепитии нашего молодежного клуба. Что очень странно — не только он, но и я к молодежи не относимся. Но как-то само собой получилось, что я к ним «притулилась». А Виктор Иванович, оказывается, общался уже давно.

Он мне нравился, очень интересный человек. Мы много говорили о том, как строить семьи, об отношениях, о жизни. Он что-то рассказывал. Виктор Иванович смеялся над шутками наших парней и девушек. И молодел рядом с ними. Когда ему было близко мое мнение, протягивал руку и говорил: «Дай пять!» Было очень тепло, по-семейному.

В очередное воскресенье мы опять сидели в нашей трапезной после Литургии, пили чай. Я, он и одна чудесная девушка. Очень красивая и интересная.

Мы как раз говорили о ее стиле одежды. Он очень необычный, художественный. Девушка эта напоминает мне каких-нибудь героинь из романов XIX века. Я всегда ею любуюсь.

Мы с Виктором Ивановичем делали ей разные комплименты, девушка смущалась… Все было легко и мило. На прощанье он сказал обычные слова: «Ну что, до следующего воскресения?» Мы опять должны были все вместе пить чай.

Смерть — это часть жизни

Но встретились мы раньше — в среду на Крещение…

Даже не встретились… На поздней Литургии я увидела, как к храму подъехала скорая помощь. Врач и прихожане под руки вывели Виктора Ивановича и положили на носилки. Он стонал.

Скорая уехала. Мы стояли, говорили об этом, волновались. Кто-то из батюшек сказал, что Виктор Иванович исповедовался и причастился на ранней службе. На вторую остался просто так. И тут ему стало плохо…

Через два дня Виктор Иванович умер в реанимации.

И в воскресенье мы «встретились» на его отпевании. Как и «договаривались». И было в этом что-то страшное, беспощадное, но одновременно имеющее какой-то высший смысл. Который мне пока недоступен.

Проститься с ним пришли и ребята из молодежного клуба. Кто-то плакал, кто-то молчал и думал о своем. Наверное, о том, что смерть так близка и так внезапна. Вот же, мы только говорили, шутили, смеялись, договаривались о чем-то. Миг — и все. Он уже ТАМ, а мы еще здесь. Надолго? Кто знает…

Потом кто-то сказал: «А чему мы удивляемся? Смерть — это то, что обязательно случится с каждым. Это часть жизни».

«Моя дочь умерла…»

Эта молодая женщина недавно родила сына. Ходит с коляской — сияет. Но что кроется за этим сиянием, мало кто знает…

У них с мужем есть старшая дочь-подросток. Я знаю их очень давно. Маленькой эта девочка дралась с моей двухлетней тогда Сонькой.

Прошли годы, и у этой пары родилась еще девочка. Как же они были счастливы. Приносили малышку на Причастие, мы радовались вместе с ними. И казалось, так будет всегда. Эта радость.

А потом, по-моему, после прошлого Рождества, точно уже не скажу, я увидела, как та мама плачет в храме.

— Что случилось? — подошла я к ней.

— Моя маленькая доченька умерла…

— Как??

Шестимесячная девочка просто заснула ночью и не проснулась. И врачи не смогли сказать почему. Она не проснулась в свой праздник — в день своего Ангела…

Я хотела что-нибудь сказать, но не знала что. Все слова, такие глупые и бесполезные, застревали в горле. Просто обняла ее и плакала. А потом дала телефон одного нашего батюшки, который тоже похоронил дочь. Верю, он нашел слова…

Но как же больно было смотреть на лица мамы и старшей дочери. Невозможно.

Зачем? Зачем это должно было случиться? И именно в тот день… Зачем люди должны были уснуть счастливыми, а проснуться в страшном кошмаре? Я не знаю. Есть ли в этом смысл? Как бы мне хотелось, чтобы он был. Но… Но… Знает его только Господь.

И как же на земле все шатко. Как ускользает жизнь. Как все призрачно и утекает сквозь пальцы.

Хочется верить, что когда-нибудь, взглянув на мир из вечности, я все, наконец, пойму…

А женщина эта вскоре забеременела и родила сына. Она улыбается — светло и мирно. Господи, пусть теперь эта улыбка будет с ней навсегда.

Отсутствие конца — бессмысленно

Пойму ли я когда-нибудь, почему в новогодние праздники погиб наш прихожанин — молодой муж и отец двух маленьких детей? Его ночью сбила насмерть машина. И мы всем приходом и всем интернетом собирали его жене деньги на похороны.

Вот же еще недавно я радовалась, что у них родился первый ребенок, потом — второй. Мы обсуждали «детские» дела и проблемы. Вот я вижу их счастливые фотографии в соцсети. Секунда — и все изменилось навсегда.

«Жизнь идет… А я, как во сне, наблюдаю», — написала мне она на глупый вопрос «Как дела?».

А как можно понять, зачем выпал из окна мальчишка, которого у нас отпевали? Он остался с бабушкой. Она на секунду отвернулась — и все! Все, понимаете? И ее нечеловеческий крик в храме: «Как мне теперь жить?!»

Сколько же такого я вижу почти ежедневно. Сколько людей ушло, сколько боли осело в сердце. Это очень страшно, это часто бессмысленно. 

Но один священник мне однажды сказал: «Послушай, отсутствие конца во всем — тоже бессмысленно. Бесконечна только вечность».

В последнее время это все не дает мне покоя. Я много думаю, спрашиваю…

«Не думай, нам не дано понять, — сказал мне недавно еще один батюшка. — Просто живи так, как будто эта секунда — последняя и для тебя, и для тех, кто рядом. Люби так, как будто вы больше никогда не увидитесь и у тебя уже не будет шанса обнять и согреть… И как будто в этих людях вокруг — сам Христос. А все мы узнаем, когда умрем».

Наверное, это правильно. Это единственный смысл и выход. Но как же это порой сложно…

Помогите Правмиру
Сейчас, когда закрыто огромное количество СМИ, Правмир продолжает свою работу. Мы работаем, чтобы поддерживать людей, и чтобы знали: ВЫ НЕ ОДНИ.
18 лет Правмир работает для вас и ТОЛЬКО благодаря вам. Все наши тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке.
Поддержите Правмир сейчас, подпишитесь на регулярное пожертвование. 50, 100, 200 рублей - чтобы Правмир продолжался. Мы остаемся. Оставайтесь с нами!
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.