В младших классах Шакир убирал хлопок, когда стал постарше — работал наблюдателем в колхозе. Закончив школу, стал экономистом, но спустя годы вернулся к земле. Рисковал, начиная овощеводческое хозяйство в регионе с непригодным, по общему мнению, для этого климатом — Новосибирской области. За 10 лет увеличил посевные площади больше чем в 20 раз. Часть выращенных овощей раздает тем, кто нуждается. 

Шакир Сулейманов с детства видел, как отец откликался на просьбы односельчан: кому пшеницы даст, кому соломы, кому — что-то еще. 

— Если есть хоть несколько зернышек, надо отдать, — говорит Шакир.

— Не имеет значения, в каком размере помощь. Даже буханка хлеба кому-то поможет. Не надо задавать вопрос: «Почему я?» Нужно спрашивать себя: «Почему не я?»

Генеральный директор овощеводческого хозяйства «Дары Ордынска» помогает всем, кто обращается: реабилитационным центрам, домам престарелых, нуждающимся семьям, зоопарку. Специально для этого выделил ответственного сотрудника, который контактирует со всеми организациями. 

«Хлеб для всех, у кого есть нужда». Владелец пекарни раздает его пенсионерам и многодетным
Подробнее

Когда в Новосибирске объявили карантин из-за коронавируса, Шакир тоже не остался в стороне. Фермер раздал малообеспеченным людям и тем, кто остался без работы, больше 13 тонн овощей: картошку, капусту, свеклу, морковку, лук. И это только официальные данные о помощи, которая прошла через организации — люди обращались к фермеру и напрямую. 

— Нужно отдать то, что можешь, хоть несколько зернышек. А обратно уже от Бога, — говорит он. — Пандемия показала, что мы все друг от друга зависимы. Врачи борются с коронавирусом, мы поддерживаем людей овощами. Передаем свою продукцию в социальные центры, волонтерским организациям, другим службам, в которые стекается информация о нуждающихся. Мы выращиваем продукцию — они раздают. Получается совместный проект.

Шакир

«Не только трактора, нормальной лопаты не было»

О собственном овощеводческом хозяйстве Шакир впервые задумался в 2009 году. Торговые сети хотели работать напрямую с производителями. 

Начиналось овощеводческое хозяйство со 100 гектаров земли. Участок Шакиру Сулейманову по его просьбе в местной администрации выделили, но в будущее и стабильность хозяйства не верили. Кто возьмется выращивать овощи в производственных объемах в Ордынском районе? В Сибири это рискованное дело: дождливый май, засуха в середине лета, заморозки с конца августа. Шакир думает иначе: 

— Сибирская земля — благодатная. Земля отдыхает больше полугода. Семь месяцев под снегом, крепкие морозы, которые убивают вредителей и вирусы. Все говорят, что в Сибири земледелие — рискованное дело. Я так не считаю. Оно рискованно в любой стране, в любых регионах. 

Шакир

Первые два года хозяйству приходилось трудно. 

— В тот момент у нас не то что трактора, нормальной лопаты не было. Не хватало специалистов, рабочих, — рассказывает Шакир Сулейманов.

Спустя 10 лет хозяйство разрослось. По словам фермера, только под пшеницу отвели 1 тысячу 170 гектаров. Кроме того, 700 гектаров гречихи, 350 гектаров картофеля, 40 гектаров моркови, столько же свеклы и капусты. В этом году сократили посевные площади редьки — до 7 гектаров. Но обрабатывали посадки хорошо, Шакир надеется, что небольшие площади компенсируются хорошей урожайностью:  

— Урожайность по всем культурам хорошая, кроме гречихи. Она нас чуть-чуть подведет, потому что была засуха после посева. Потери будут, но для этого года урожай выйдет нормальный.

Шакир рассказывает о своем опыте на конференциях

Хозяйство стало известным в Новосибирской области. Шакир Сулейманов не раз рассказывал о достижениях на конференциях, в том числе китайским сельхозпроизводителям, убеждая, что сибирский картофель вкуснее, лучше, чем у коллег из Китая. 

— Мне не верили: «Ты что? Приехал из Сибири и говоришь, что ваш картофель лучше?» Я им обещал доказать, — вспоминает фермер.

Впервые в этом году в хозяйстве посадили чипсовые сорта картофеля «ВP-808» и «Леди Клер» для завода по производству чипсов. У этого картофеля другие вкусовые качества из-за разного количества крахмала и сахара.

— Для продажи населению чипсовые сорта не подходят, они не годятся для варки — не такие вкусные, как продуктовые сорта, которые мы выращиваем: «Гала», «Розана», «Королева Анна», «Ароза», «Розалинд», «Зекура». Жарить чипсовый картофель можно. В этом году попробую — обязательно вам расскажу, — обещает Шакир. 

На столе фермера овощи только из собственного хозяйства. 

Шакир планирует выращивать овощи совсем без химии в сотрудничестве с учеными. В Сибири пустует много земли. В Ордынском районе есть участок, который не использовался больше 20 лет. 

Шакир на поле

— Землю можно перепахать и сеять, получатся чистые овощи. Академик Анатолий Власенко предложил нам новую разработку — биологические удобрения. Как бороться с вредителями на чистых участках? Как раньше крестьяне боролись, так и мы будем. Раньше же не было ни химикатов, ни химических удобрений. Выращивали на навозе. 

От хлопка пальцы были черными

Село Новомихайловское Пушкинского района, где родился Шакир, находится в 10 километрах от границы с Ираном. Он пятый ребенок, всего в семье 11 детей. 

С младенчества в хлеву. Почему дети фермеров страдают аллергией в три раза реже
Подробнее

Родители мечтали, чтобы их дети приносили пользу своему народу, обществу. Отец, работавший в колхозе сначала агрономом, потом председателем, почти не бывал дома. Вставал каждый день в пять утра, когда дети еще спали. Приходил поздно вечером, когда все уже легли в постель. Шакир, чтобы увидеть отца, просыпался пораньше и устраивался с учебниками за столом: 

— Я хитрил. Знаю, папа увидит, отметит и рубль даст — не меньше. Мама нам по 10 копеек давала. А папа видит меня нечасто: один-два раза в месяц. Спросит: «Как учеба?» и рубль подарит.

Воспитанием занималась мама. Но пример отца тоже много значил для Шакира.

— Я видел, чем занимается отец, с гордостью продолжаю его дело, несмотря на то, где я живу, — говорит Шакир.

— Дела — это самый действенный способ воспитания. Много говорить детям нет смысла — нужно показывать своей жизнью.

Он работал на земле со школьного возраста. С пятого класса ездил на хлопковые поля, помогал с уборкой. За килограмм хлопка платили 10–15 копеек, Шакир зарабатывал по 30–50 рублей в месяц. С 8-го класса работал наблюдателем в колхозе: ходил по полям, записывал выработку за день. 

Семья Шакира. Он второй справа от мамы

— У хлопка коробочка жесткая, пока вытаскиваешь волокна, пальцы становятся черными, поцарапаешь их, поранишь. Но в этом ничего страшного нет. Трудовое воспитание было правильным, мы знали, как деньги зарабатывать. И уважали своих родителей, которые годами кормят, одевают. 

Шакир сожалеет, что сегодня не приучают детей к земле, старается сына возить на поля: 

— С детьми сейчас строго, родители говорят: «Как мой сын пойдет на уборку?» А как раньше было? Сыну стараюсь передать любовь к земле, к растениям. Вижу, что он сильно не горит желанием, но едет со мной. Постепенно в его душе накапливается заинтересованность.

Сын Ибрагим

В детстве Шакир хорошо учился, увлекался шахматами: побеждал в районных и республиканских соревнованиях. Как чемпион района даже попадал в телевизионные новости. Мечтал стать прокурором. 

Но понял, что ему лучше даются точные науки, и поступил на экономический факультет в институт народного хозяйства. Десять лет назад стал фермером. Считает такой поворот не случайным: заложенные в детстве навыки проросли. 

После дефолта остались долги

Шакир считает, что поднял овощеводческое хозяйство благодаря своему упорству. Последние три года выживать непросто. 

— Цена на овощи 10 лет назад была выше, чем сегодня, — рассказывает фермер. — Капуста как была 8 рублей за килограмм, так и осталась. А расходы, цены на технику — все растет. Но мы не сократили ни одного сотрудника, наоборот, увеличили штат. Сейчас в хозяйстве работает 120 человек. Если я поставил задачу — буду ее добиваться. 

Шакир с механизатором

Упорство помогло Шакиру не отчаяться после дефолта в 1998 году, когда он потерял бизнес. Остались большие долги, которые не мог отдать, даже продав машины. Автомобили покупали за слишком маленькую цену. 

— Бизнес такое дело — стабильности нет, — уверен он. 

В армии он не испугался провести танк под водой по дну реки Эльбы. Он служил в западной группе войск СССР — в Виттенберге, в Германии. На втором году службы в части испытывали технику. 

В армии. Шакир справа

— Нам сказали: «Танк испытан не полностью, есть риск. Нужен умелый и отважный водитель. Если техника подведет: заглохнет или начнет тонуть — он должен не растеряться и спасти экипаж», — объясняет Шакир.

Командир, не задумываясь, назначил на испытания механика-водителя 1-го класса Сулейманова. 

— Меня спросили: «Не боишься?» Я ответил: «Я солдат, чего мне бояться?» Бороться надо, жизнь такова. Сдаваться не в моих правилах. Я и за любовь свою боролся.

Невесту покорили письма в стихах

Будущая жена Шакира, которая жила с родителями в Баку, сначала категорически отказывалась выйти за него замуж. На руку 18-летней Кямалы претендовало несколько женихов. Шакир не отступил:

— Кандидатов много было. Любой мужчина захочет, чтобы у него жена была такая красавица. 

Добивался долго. Было бы легче, если бы тоже жил в Азербайджане, но он уже переехал в Новосибирск. Говорил с любимой редко: сотовых телефонов, интернета еще не было. Чтобы позвонить по междугороднему телефону, ездил в центр Новосибирска на главпочтамт. Писал письма в стихах.

— Надо бороться за свое будущее, за свои отношения. Я ее завоевал. Воспользовался своим умением, писал письма и нашел дорогу к ее сердцу. Она сказала родителям: «Или Шакир, или никто». 

Со дня свадьбы прошло 26 лет, а Кямала до сих пор хранит эти письма. Если случается ссора, достает их и напоминает мужу: вот что ты писал. 

Шакир и жена Кямала

— Имеет право. Приходится сдаваться, потому что обещал, — объясняет он и добавляет: — Что человеку для счастья нужно? Понимающая жена. В семье должно быть взаимопонимание в первую очередь. Нужно уступать друг другу. Упираться, как быку, нельзя. 

Дети Сулеймановых — две дочери и сын — родились в Новосибирске. Шакир, как и его отец, часто занят на производстве и редко бывает дома. Но командировки планирует так, чтобы не уезжать в день рождения жены и в день свадьбы. 

— Дети простят. Я им подарю хороший подарок, и они забудут. Но жену подарком не подкупишь. Она хорошая, спокойная, но я чувствую, что не простит, — смеется Шакир. — Поэтому не нарушаю, такого ни разу не было. Она ведь права. Как можно забыть день свадьбы? Как можно забыть день рождения супруги? 

«Тревога внутри есть всегда»

Последние 30 лет Шакир работает без отдыха. Его телефон не замолкает ни в выходные дни, ни в отпуске. Каждое лето Сулеймановы везут детей на море в Азербайджан. В этом году из-за карантина семья ездила на Алтай. В поездках Шакир продолжает работать дистанционно: 

— Когда мы едем на восток — мне очень хорошо, а когда едем на запад – тяжело. Потому что рабочее время в моем хозяйстве начинается в 7 утра, а на западе в это время — 4 часа утра. 

Шакир на отдыхе

Он не помнит такого случая, чтобы телефон умолкал хотя бы на три дня. 

— Кому-то кажется, поговорить по телефону — это просто. Знаете, как это трудно? Я руководитель и отвечаю за объекты, за людей, за технику. Тревога внутри всегда есть. Всегда чувствую ответственность. 

«Сиди по уши в навозе и помалкивай!»
Подробнее

Силы Шакир восстанавливает на работе. Для него пример — 82-летний председатель совхоза «Ирмень» Юрий Бугаков и 75-летний академик СО РАН Анатолий Власенко.

— Надо смотреть на таких людей. Это настоящие герои. Если такие люди до сих пор работают, то чем я лучше? Что я, не буду работать, что ли? Кто мне даст такое право? 

В кабинете Шакира на стене висит портрет Владимира Путина. 

— Я уважаю президента и горжусь им, — объясняет он, поймав мой взгляд. – Благодаря ему Россия окрепла. Любовь к Родине нужно сохранять. Детей воспитывать в этом духе: и мальчиков, и девочек. 

Как-то в хозяйство приезжал губернатор, с ним познакомился сын Шакира. Увидев губернатора на городском празднике, мальчик подбежал, чтобы пожать ему руку. 

Тот самый момент, когда Ибрагим пожимает руку губернатору

— Это важно для детей — общаться с такими людьми. У них голова по-другому начинает работать. Сын должен проявлять уважение к власти, любить свое государство. Даже если в стране было что-то неправильно сделано в свое время — мы не можем отказываться от своей истории. Если деды, прадеды что-то неправильно сделали — мы не можем их за это осуждать. Не имеем права. 

«Молитвы людей нам помогают» 

Этим летом в Ордынском районе 2,5 месяца не было дождей. Если бы засуха продлилась еще дней десять, в овощеводческом хозяйстве Сулейманова урожай бы погиб.

— Бог спас, дал дождь, — говорит Шакир.

— Мы надеемся на Божью помощь. Земледелие — самое благодатное занятие, угодное Богу. И людям помощь, и государству. Вреда от такой работы нет, только польза. Поэтому Бог поощряет.

С распространенным утверждением: «Никто никому ничего не должен», — фермер не согласен. Оставаться в стороне от нужды других людей он не хочет. Помогает, несмотря на то, что у хозяйства кредиты и лизинги. 

— Проблемы есть всегда, не помогать теперь, что ли? Помогаю я определенным объемом продукции — их размер мои кредиты не спасет. Поможет чуть-чуть, но не спасет. А помощь спасет очень многих людей. Их молитвы нам помогают, я это чувствую. Верю, что благословения, которые мы получаем — за тех людей, которым благотворительствуем. Пусть никто не видит — Бог видит. А это важно для нас.

При поддержке Фонда президентских грантов
Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.