Фейковые новости: учебное пособие для вузов (выдержки из книги)

Глава 3

Фейк как нарушение технологии в работе журналиста

Кроме фактов, несущих информацию, определенно поддающуюся проверке, журналист использует также неподтвержденные сведения – фактоиды и эмпирические обобщения. Объясняется это тем, что работа журналиста протекает в условиях ограниченных временных, материальных, физических ресурсов, а также противоречивых общественных явлений, характеризующихся многовероятностью. Фактоиды – это описательная информация, в которой нет достаточной полноты и точности в отображении действительности: «Следствие затянулось на долгое время». Эмпирические обобщения – это сведения с минимумом конкретики в виде обобщения, сделанного «на глазок», из практического опыта: «По словам очевидцев, это был подросток». К фактоидам относятся  слухи, версии, домыслы, которые могут иметь под собой почву, но их подлинность ничем не доказана.  Публикация фактоидов требует от журналиста предельной осторожности и должна сопровождаться указанием на предполагаемый источник информации.

Факты могут быть получены журналистом также «из вторых рук», от информаторов. Выбор источника информации  – это всегда не простая задача, так как не у всех людей есть  реальные полномочия для того, чтобы делиться с журналистом информацией, которая бы воспринималась аудиторией подлинной. Существует своеобразная пирамида источников информации, состоящая из сотрудников пресс-служб, ньюсмейкеров и инсайдеров.

 Это интересно

На нижней ступени: пиарщики, пресс-службы. Это посредники между журналистом и ньюсмейкером, они не всегда могут знать нужные новости. Либо знают новости, но  не знают подоплеки. Встречаются в этой профессии редкие исключения, но часто неинформированность пресс-секретаря ― не его вина, а особенность работы каждой конкретной компании или ведомства. На второй ступени пирамиды:  ньюсмейкеры. Или если сказать проще, начальники: министры, замминистры, руководители компаний и пр. Начальники выше на ступень не потому, что они крутые, а потому что принимают решения. А журналисты пишут о принятых или принимаемых решениях. На вершине пирамиды – инсайдеры. Инсайдер –  не обязательно начальник, но он обязательно владеет важной информацией и готов ей делиться. У него есть доступ к общественно значимым документам, решениям. Инсайдер и торговец информацией ― это разные люди. [Распопова С. Евгения Письменная: «Лучше упустить эксклюзив, чем дать неправду» // Журналист. 2011. №11].

Как видим, в пирамиде источников  несколько особняком  стоит инсайдер – член какой-нибудь группы людей, имеющей доступ к информации, которой он готов с журналистом поделиться. Как известно, фамилия инсайдера не идет в информацию, но журналист, как правило, должен сообщить главному редактору имя человека – источника информации. Для того, чтобы предотвратить публикацию неподтвержденной информации, факты, полученные от неназванных источников, должны быть, как можно подробнее подтверждены вторым источником, не аффилированным с первым. Эти редакционные требования подстраховывают журналистов от распространения недостоверной информации. Во многих СМИ это требование зафиксировано в редакционных стандартах. Обратимся к Догме (редакционному уставу) газеты «Ведомости».

Из практики

Следует избегать использования неназванных источников. Если источник не разрешает ссылаться на него, нужно объяснить читателю, почему мы можем ему доверять. Журналист должен добиваться права на максимально конкретную ссылку. Уступки в плане анонимности, если они неизбежны, делаются осторожно и в следующем порядке допустимости: а) не упоминать имени и фамилии, но упомянуть должность и компанию (“один из брэнд-менеджеров компании Nestle” или “один из вице-президентов компании “ЛУКОЙЛ”); б) не упоминать ни фамилии, ни должности, но назвать компанию (“сотрудник компании “Интеллект”, “источник в Генеральной прокуратуре”); в) указать должность без указания фамилии и компании (“председатель совета директоров одной из крупнейших российских газодобывающих компаний”); г) не упоминать ни имени, ни должности, ни компании, но назвать род занятий (“банкир”, “нефтяник”); д) не упоминать ничего, кроме степени отношения к вопросу (“источник, близкий к переговорам”, “источник, близкий к руководству Банка Москвы”) [Догма  газеты «Ведомости» 2001 1 января. Режим доступа: http://mediakar.org/wpcontent/uploads/2012/10/d0b4d0bed0b3d0bcd0b0-d0b2d0b5d0b4d0bed0bcd0bed181d182d0b8.pdf].

Анонимный источник информации всегда вызывает сомнение в его авторитетности.  Использование фактоидов: «как говорят в правительстве», «как сказали “Ведомостям” в Procter & Gamble», «аналитики считают, что», «источники в Кремле не исключают» допустимо  только в случаях, когда журналист действительно пообщался с несколькими чиновниками (аналитиками).

К источникам «третьего порядка» относятся неподтвержденные сведения, слухи, версии, домыслы, догадки. Ссылка на них возможна при условии четкого указания на предположительный характер сообщения. Если ссылка отсутствует, предположение аудиторией будет восприниматься как утверждение, а  это прямой путь к мистификации.

Это интересно

Приведу пример того, как «Ведомости» узнали, что замглавы Центробанка, отвечающий за банковский надзор, уходит в отставку. Корреспондент Татьяна Воронова заглянула  к нему приемную, когда тот был в отпуске, и увидела, что секретари работают другие, не те, что были прежде. Она смекнула, что секретарей просто так не меняют, если человек уходит в отпуск. Ей никто ничего не говорил,  она сама обратила на это внимание. Потом, конечно, последовала большая работа по уточнению, подтверждению. Информация о смене одного из руководителя банковского регулятора – важная для деловых людей, читателей газеты.  Журналист «Ведомостей» об этом узнала первая просто благодаря своей внимательности [Распопова С. Евгения Письменная: « Лучше упустить эксклюзив, чем дать неправду» // Журналист . 2011. №11].

Наряду с традиционными источниками, такими как ленты информационных агентств, новостные агрегаторы и пресс-службы различных организаций, с каждым днем журналисты все больше прибегают к социальным сетям как источникам известий: Facebook, «Вконтакте», «Одноклассники» Google+, Instagram, Twitter, Livejournal, Foursquare, «Мой мир» и др. Безусловно, паблики являются хорошим способом мгновенно реагировать на изменения в действительности.  Вместе с тем, работа с социальными сетями как источником информации должна обязательно включать в себя тщательную проверку:

– достоверности аккаунта;

– местонахождения автора сообщения;

– даты сообщения;

– цитирования статусов и постов на страницах газет и в эфире.

Из практики

Сайты РЕН ТВ, телеканала «Царьград», «Пятого канала» и несколько менее заметных интернет-изданий сообщили сенсационную новость: бывший глава британской разведки Джон Скарлетт раскрыл газете The Guardian детали американо-британского стратегического плана по развалу России. В тот же день РЕН ТВ опубликовал сообщение о реакции The Guardian на появление фальшивой публикации: «Издание The Guardian ответило на появление статьи, в которой якобы приведены слова бывшего главы МИ-6 Джона Скарлетта. <…> «Фейковая статья появилась на фальшивом сайте, имитирующем The Guardian. Эту статью уже удалили. Мы принимаем меры, чтобы обеспечить безопасность нашего сайта», — рассказали представители издания». Однако свою первоначальную публикацию РЕН удалять не стал [Бершинский Юрий «Российские СМИ распространили фейковое интервью экс-главы MI-6 «о развале России» с поддельного сайта The Guardian» .// TheInsider. 15.08. 2017].

Игнорирование особенностей работы журналиста в социальных сетях порождает фейки и, как правило, наносит вред конкретным людям.  Примером непрофессиональной работы СМИ с социальными сетями может служить ошибочная публикация на первой полосе «Комсомольской правды» фото московского старшеклассника, полного тезки подростка, устроившего стрельбу в школе. Нашел фото в социальных сетях журналист Максим Кононенко и опубликовал его в твиттере, затем оно разошлось по сети и попало в СМИ.  Школьник пришел в редакцию «Комсомольской правды» и заявил, что он просто тезка подозреваемого и не имеет никакого отношения к этому событию.

Данный пример иллюстрирует  непрофессиональную работу журналистов с социальными сетями как источником информации по нескольким основаниям. Во-первых, фотография была найдена журналистом в микроблоге тезки московского стрелка с единственным постом и видео, которое было датировано прошлым годом, во-вторых, фотография была опубликована в твиттер @molnia_me, где обычно размещаются ссылки на чужие материалы. Таким образом, данные источники информации не  могли гарантировать точность и достоверность опубликованного фото, но это не смутило ни федеральные каналы ни газеты.

Пример

Один из пользователей сети «Вконтакте» 14 января 2014 г. в связи с ажиотажем вокруг прибытия в Санкт-Петербург православной святыни «Дары волхвов» разместил на своей персональной странице сообщение о продаже аккредитации на мероприятие за 5 тыс. рублей. Аккредитация, якобы, давала право на одно льготное посещение храма через VIP-вход для журналистов без многокилометровой очереди и пресс-центра. На объявление мгновенно отреагировали журналисты различных изданий («Интерфакс», «Русская служба новостей», «РИА-Новости» и другие), которые опубликовали материалы на эту тему. Провокация была раскрыта самим пользователем, который обвинял всю пишущую братию в некомпетентности и ранее неоднократно осуществлял подобные вбросы. На его странице были размещены скриншоты переписки с журналистами и опубликованные ими тексты в СМИ [Павлушкина Н. А. Социальные сети в работе журналиста // Современные проблемы науки и образования. 2014, № 6. Код доступа: https://science-education.ru/ru/article/view?id=16934].  

Современные медиа, благодаря техническим возможностям, все больше становятся разновидностями зрелищ. Возник феномен в СМИ – инфотейнмент, который рассматривается как новый драматургический жанр, где новости подаются в развлекательном формате.

В результате инфотеймента появляется  медиатекст, который не столько отражает действительность, сколько  ее моделирует и создает новую реальность. Журналист стремится к рассказу о ярких, эмоционально окрашенных событиях, пренебрегая точным представлением фактов, которые бы явились фактическим подтверждением их подлинности. В условиях жесткой конкуренции журналисты порой сознательно занимаются мистификацией, особенно тогда, когда полученная информация не взрывоопасна  и ее лживость не грозит СМИ репутационными потерями.

Из жанров новостной журналистики фейки чаще всего появляются  в краткой заметке, которая имеет вид лаконичного сообщения. Назначение краткой заметки – оперативно информировать о важных событиях, чрезвычайных происшествиях, общественных резонансных событиях, важных решениях или итогах деятельности государственных органов. Предмет отображения здесь – ключевой факт, который существенным образом меняет ситуацию. Функциональная предназначенность краткой заметки – оповещение аудитории. В фейковых новостях функция определяется манипулятивными целями отправителя. Задачи создания фейковых новостей связаны или с социальной рекламой, или с игровым передергиванием информации в пропагандистских целях. В первом случае ставится задача привлечь внимание к определенному событию, сформировать общественное мнение, воздействуя на эмоции, личные убеждения, ценности, а не через представление аудитории объективных фактов.

Пример

В апреле 2013 г. распространилась новость о том, что туалеты в украинских поездах станут платными. Она вызвала резонанс и «официальную реакцию» у членов украинского парламента, которые пообещали «разобраться» с проблемой и подать официальный запрос. Новостные ленты дали новость и ее опровержение с интервалом в несколько часов. Украинская железнодорожная компания «Укрзализныця» не собирается вводить оплату за пользование туалетами в поездах, это «утка», сообщили в пресс-службе ведомства.

«К сожалению, большинство СМИ восприняли это как правдивую новость и распространили ее», – приводят украинские «Аргументы и факты» слова сотрудника пресс-службы [http://www.infox.ru/tourism/europe/2013/04/19/Tualyetvy v ukrainsk print. phtml 19.04.2013, 19.12].

Стремление авторов медиатекстов к максимизации медийного эффекта дает право на существование нового термина «постправды» («post-truth»), который во многом характеризует современный мир. Сегодня функции мистифицирующих практик заметно расширяются и выходят за пределы простого введения аудитории в заблуждение: коммуникативная игра, персонифицированная дискредитация,  провокационное воздействие с целью воздействия на общественное мнение. Не случайно для создания краткого контента активно используются Twitter, Facebook, в которых оперативно передаются новости как личного, так и общественного значения.

Появление фейковой журналистики объясняется исследователями как результат минимизации производственных затрат на выпуск качественного новостного контента. «Среди причин «фейковизации» называют скорость подачи контента – в современных онлайн-медиа она такова, что у авторов, редакторов, контент-менеджеров просто нет времени на проверку фактов и достоверности таких новостей. Сенсационное сообщение первым уходит в новостные ленты и распространяется по Сети со скоростью света, а оттуда проникает в другие медиа – телевидение и газеты. Скандалы всегда обеспечивали трафик – это особенно заметно в тизерных сетях типа Martketgid, RedTram, tx2» [Иссерс О. С. Медиафейки: между правдой и мистификацией.  «Коммуникативные исследования. 2014. № 2. С. 112–123].

Пример

Медиахолдинг “Эксперт” заявил о прекращении сотрудничества с телеканалом НТВ. Как говорится в официальном пресс-релизе компании, поводом для разрыва отношений стал показ по НТВ фильма “Анатомия протеста”, который содержит резкие высказывания в адрес российской оппозиции. В “Эксперте” заявили, что фильм представляет собой “грубую пропагандистскую поделку”. Особенно медиахолдинг возмутило то, что в фильме появился комментарий главного редактора журнала “Эксперт” Валерия Фадеева. “Эти комментарии получены путем прямого обмана: сотрудники НТВ утверждали, что они будут использованы в итоговом выпуске новостей. К тому же комментарии не имели никакого отношения к содержанию фильма”, – говорится в пресс-релизе. В “Эксперте” утверждают, что поведение сотрудников НТВ вышло за рамки “любых, даже самых непритязательных представлений о профессиональной этике” [«Холдинг «Эксперт» разорвал отношения с НТВ». Лента. Ру. 16 марта 2012]

Мнение

Никогда прежде у журналистов не было столько доступа к информации. Более трех эксабайтов данных — эквивалент 750 миллионов DVD-дисков — создаются каждый день, и это число каждые 40 месяцев удваивается. Глобальное производство данных измеряется нынче иоттабайтами (один иоттабайт равен 250 триллионам DVD с данными). Но срочность и готовность использовать данные и технологии для их обработки не должны отвлекать нас от базового стремления к точности. Чтобы в полной мере понять значение данных, мы должны уметь видеть различие между сомнительной и качественной информацией, а также уметь разыскивать среди всего этого шума реальные истории. Важный урок, который я усвоила за два десятилетия использования данных для расследований, состоит в том, что данные лгут. Лгут так же, как люди, а то и больше, ведь данные часто создаются и поддерживаются людьми (Джаннина Сеньини /Путеводитель по техникам онлайн-поиска и анализа пользовательского контента и информации из открытых источников в расследованиях. 2017. [http://www.presscouncil.ru/novosti/5623-rukovodstvo-po-verifikatsii-dlya-zhurnalistskikh-rassledovanij-perevedeno-na-russkij-yazy].

 

С. С. Распопова, Е. Н. Богдан, Фейковые новости: учебное пособие для вузов. Издательство: Аспект Пресс. 2018.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Экономист Оксана Синявская о том, откуда берутся пенсии и почему их скоро может не стать совсем
Рассказ эконома Заиконоспасского мужского монастыря на Никольской

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: