«Говорите, вас слушают». Как работает молитва

Молитва, как известно, – это обращение к Богу, просьба к Нему, в идеале – разговор с Ним. Но тут же встает вопрос: а не с самим ли собой разговаривает молящийся? Где гарантия, что Бог слышит? Ведь далеко не все наши прошения исполняются.

Монахиня Елизавета (Сеньчукова)

Подход к молитве должен быть не утилитарный, а, как говорится, феноменологический. Чтобы правильно оценить ее «результативность», смотреть стоит не на то, что произойдет в будущем (осуществление желания), а на сам процесс. Потому что в разговоре участвуют две стороны.

Почему мы не слышим и не видим Бога? В Ветхом Завете Он говорит прямо, что невозможно увидеть Его и остаться в живых. Причина – приобщение человека к смерти через принятие зла (наравне с добром: именно это произошло с первыми людьми в Эдеме). Христос как раз и пришел на землю, чтобы человека отнять у смерти – и дать возможность вернуться к жизни. Естественно, без воли человека это невозможно. А она должна отречься от смерти – греха. Лишь тогда мы снова сможем говорить с Ним лицом к лицу.

Поскольку нам до полного отречения от греха далеко, мы и не готовы услышать утвердительный или отрицательный ответ. Хотя в реальности он есть всегда, кроме случаев, когда мы тарабаним текст, не задумываясь о смысле. На заклинания ни Бог, ни Его святые не отвечают.

Впрочем, даже из греховного состояния ответ услышать можно. Из церковного опыта известно, что часто до общения с грешником снисходит Божия Матерь (поэтому мы Ее почитаем как «Скорую Помощницу», «Ходатаицу», «Надежду и Предстательство»): история Мария Египетской, иконы «Нечаянная Радость» и многие другие. Кроме того, отцы-аскеты разрабатывали свою «технику молитвы».

Ее главная составляющая – внутренняя тишина. Это значит, что надо отвлечься от посторонних мыслей. Такая рекомендация содержится в любом молитвослове в начале утренних молитв: «немного подожди, пока все чувства твои не придут в тишину и мысли твои не оставят все земное, и тогда произноси следующие молитвы, без поспешности и со вниманием сердечным».

Это трудно, но было бы желание – постепенно получается.

Не стой под стрелой: техника безопасности

Когда человек начинает погружаться в аскетику, он неизбежно увлекается и теряет чувство меры. Часто, начитавшись афонских подвижников и отцов-пустынников, он пытается практиковать молитву Иисусову «по правилам»: определенная поза, четки, непрестанное произнесение… Но пустынники на то и пустынники, что уже имеют внутреннюю молитву или как минимум нацеленность на нее. Для тех, кто живет в условиях, где полная тишина и постоянное сосредоточение на своем внутреннем мире рискуют привести в лучшем случае к рассеянности в выполнении обязанностей, в худшем – к повреждению психики, «техника» даже не вторична, а вообще не имеет особого значения.

Святитель Феофан Затворник напоминает, что молитва Иисусова – это только способ достижения молитвы непрестанной. От того, что ты перестанешь думать, а только будешь повторять молитву Иисусову, ты просто разучишься думать. Господу это совершенно не нужно. Тот же святитель Феофан призывает к «Богомыслию» – то есть размышлению о Боге, которое в себя включает и серьезную тренировку разума богословием.

Вообще вникать в смысл молитвы – необходимо, это касается не только молитвы Иисусовой. Механическое повторение – грубая ошибка. Именно это Господь в Евангелии называет «многоглаголанием» и предупреждает, что так человек уподобляется язычникам, которые думают, что «в многословии своем будут услышаны».

Радикально неправильный подход – искать в молитве наслаждения. Этой проблеме целые страницы посвятил святитель Игнатий (Брянчанинов), за что часто подвергается осуждению как якобы «борец с радостью». На самом деле речь о предохранении от экзальтации.

Радость – это не задача и цель молитвы, а ее результат. Цель молитвы – достигнуть постоянного памятования о Боге, взрастить веру и иные добродетели.

Задача – настроиться на достижение этой цели. Можно достигнуть и наслаждения, и радости, и даже созерцания Фаворского света. Но если вы начали молиться для этого – лучше остановитесь, а то в конечном итоге очнетесь в кабинете психиатра. Либо увидите не то что «нетварный свет», а «все ангельское воинство», либо впадете в жесточайшее уныние, переходящее в депрессию, потому что не сможете увидеть вообще ничего.

Кому помолиться, чтобы отомстить?

Церковница в нашем соборе рассказывает:

– Подходит женщина и спрашивает: «Кому мне помолиться? Мне отомстить надо». Я отвечаю: «У нас таким не занимаются». Она обиделась и ушла, даже слушать не стала.

Человек слаб и, претерпевая обиду, хочет, чтобы злодей получил по заслугам. Принципиально молитва против обидчика – явление не уникальное. Вот 108-й псалом: «Да будут дни его кратки, и достоинство его да приимет другой. Да будут сыновья его сиротами и жена его вдовою…» Но это текст ветхозаветный.

Нет, отказываться от Ветхого Завета, а тем более от Псалтири – не стоит. Христианские толкователи обычно объясняют эти строки как проклятия бесам.

Митрополит Антоний Сурожский не соглашался и считал, что такие слова естественным образом просятся на ум от обиды. Действительно, мы возмущаемся несправедливостью как неправедностью. Поэтому мы ужасаемся новостям об отнятых у матери-инвалида детях или о террористических актах. Но несправедливость в свой адрес адекватно оценить сложно, потому что «своя рубашка ближе к телу», мы субъективны.

Ветхозаветная рефлексия была проще евангельской. Человек умел отличать хорошее от плохого, а при должном внимании мог оценить, где пострадал за дело (покаяние Давида), а где – просто так (Иов), но мудрости у него было меньше. Заповеди любви к врагам не могло быть, пока человек не научился воспринимать соперника как «равноправного другого», то есть – понимать ограниченность своей оценки.

Нельзя молиться о мести не потому, что в идее воздаяния самой по себе есть нечто неправильное, а потому, что мы не знаем мотивов, внутреннего состояния и душевных возможностей обидчиков.

Пример: несколько месяцев назад соцсети взорвались гневом против депутатки, заявившей, что нельзя сокращать зарплату ее коллегам, потому что ей и так зарплаты (около 130 тысяч рублей) еле хватает. Хотя ее реплика может показывать не столько цинизм чиновницы, сколько искреннее непонимание ситуации. Возможно, она не воспринимает, что бывают и зарплаты по двадцать тысяч, а кто-то и на десять выживает. То есть формально знает, а в душе не укладывается: «Наверное, они подрабатывают или им помогают».

Так что молиться «против» кого-то нельзя потому же, почему нельзя осуждать: какой мерой судишься, той же будешь осужден. Молиться надо о восстановлении справедливости, а не о наказании виноватого. А там Господь разберется.

Трезвость – норма жизни

У знакомого священника есть выражение: «Промаливать ситуацию». В смысле, если что-то запуталось – начать просто молиться и ждать разрешения или ответа от Бога. Если это срабатывает, то срабатывает именно так: либо проблема сама по себе рассасывается, либо находится на нее адекватный ответ. Причем иногда ответ рождается уже в процессе молитвы.

И здесь надо четко отдавать себе отчет в нашей поврежденности. Нет, речь не о том, что мы обязательно находимся в состоянии духовной прелести или вот-вот в него ввергнемся. Мы просто часто слышим то, что хотим услышать. А хотим мы услышать не всегда правильные вещи. А иногда нам просто лень, вот и придумываем, что попроще. Поэтому если вдруг вы молились о понимании химии перед экзаменом и вам прямо на молитве или в тонком видении после нее явился периодический закон – лучше запишите его и разберите, что называется, на трезвую голову. Дабы не выдать какой-нибудь галиматьи.

Трезвомыслие на молитве необходимо. «Я молился, и на ум пришло…» – можно услышать как от неофита, так и от человека с огромным церковным стажем. Иногда действительно пришло на ум в результате молитвы. А иногда – вопреки ей. Например, читал человек вечерние молитвы, клюнул носом и в полудреме вспомнил последний телефонный разговор с другом. И обдумывать его стал не по причине большой душеполезности разговора, а потому что отвлекся. Поэтому рожденную на молитве мысль стоит отложить на несколько часов – если эта мысль такая мудрая, то она вернется еще более ясная.

К посторонним, да даже и не очень посторонним мыслям, родившимся на молитве, стоит относиться как к снам. Если они смущают или отвлекают – игнорировать. А вот если они предлагают какие-то великолепные решения – верифицировать.

Иными словами, тщательно проанализировать, помолиться еще раз, спросить совета у опытных людей – и только тогда осторожно протестировать. Лучше сначала «на черновике». Ровным счетом ничего не потеряете, а вот риски сильно снизите. Если нет времени на проверку – хотя бы просто помолитесь, но очень сосредоточенно и целенаправленно. И не жалуйтесь, если не сработало – это не Бог обманывает ожидания, это мы можем обмануть сами себя.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают Правмир, но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что честная и объективная информация должна быть доступна для всех.

Но. Правмир – это ежедневные статьи, собственная новостная служба, корреспонденты и корректоры, редакторы и дизайнеры, фото и видео, хостинг и серверы. Так что без вашей помощи нам просто не обойтись.

Пожалуйста, оформите ежемесячное пожертвование – 100, 200, 300 рублей. Любая сумма очень нужна и важна нам.

Ваш вклад поможет укреплять традиционные ценности, ясно и системно рассказывать о проблемах и решениях, изменять общественное мнение, сохранять людские судьбы и жизни.

Темы дня
Биолог и палеонтолог Александр Храмов - об обезьянах, “митохондриальной Еве” и всемирном потопе
Мы живем в ситуации тотального бытового неверия — к евангельскому повествованию в неделю о расслабленном

Дорогой читатель!

Поддержи Правмир

руб

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: